Русский керамический десант в Китае. Татьяна Пунанс

in Искусство 239 views

Татьяна Пунанс — прекрасный художник, широко известный керамист. Но дело не только в том, что она сама создаёт интересные произведения. Художник должен уметь хорошо делать своё дело (умеют, тем не менее, не все, кто-то лучше, кто-то не настолько). При этом художники редко становятся импресарио. Надо же и подать своё творчество, надо продвинуть его в массы. И тут мы узнаём Татьяну, как подвижника русского искусства и настоящего просветителя: «Мне обидно и больно, что  никто не знает наше искусство керамики и я намерена это исправить. И конечно, многое я делаю для своих друзей-коллег, просто любя их и восхищаясь ими».

Поэтому сегодня Татьяна Пунанс — лучшая керамика!

Мы познакомились осенью 2017 года на конференции в Строгановке. И я был ошеломлён рассказом Татьяны,  который дополнил прекрасный иллюстративный ряд. Несмотря на то, что я долгое время работал на ИФЗ и знаю немного о фарфоре и керамике, репортаж с места событий, собственно родины порцелина, был потрясающий! Пожалуй, именно от Татьяны я узнал наиболее полно о том, что такое арт-резиденции. Это такой легко поданный рассказ, сочетающий два жанра: сугубо об искусстве доступным языком и повествование о путешествии. На стыке этих пережитых автором ярких впечатлений и родилось нечто особенное…. Словом, я попросил подготовить для нас (а, в больше степени для себя, буду эгоистичен, т.к. очень понравилось) материал в журнал. «Я свяжусь с Вами — ответила Татьяна, — сейчас я улетаю в Париж, потом в Китай, потом…». Я было подумал, что у меня нет шансов. Но очень благодарен, что могу поделиться впечатлениями с коллегами. Тем более, что теперь мы планируем уделять больше внимания не только фалеристике, но и самым разным областям коллекционирования, искусства, музейного дела. И керамика в высшей степени достойна таких материалов.

Заместитель главного редактора SAMMLUNG/Коллекция,
научный сотрудник ГМЗ «Царицыно», кандидат искусствоведения
Михаил Тренихин

Будучи керамистом, участвуя в международных проектах, я постоянно задумывалась о месте и роли российской керамики в мировом пространстве. Российских художников не знают, не приглашают, не потому что не любят, как нравится комментировать многим, а потому что не знают об их существовании. Нет российской керамики на мировых просторах. Во многом виновата изолированность самих художников, их незнание языка, боязнь коммуникации, неумение подготовить и разместить материал о себе в интернете. Виновата также и финансовая составляющая, так как наших художников никто не поддерживает, у нас нет системы грантов, которой активно пользуются наши зарубежные коллеги всех возрастов и званий.

Между тем, начиная с 2000 года, в городке Фупинг провинции Сиань в Китае господин Ичи Хсю — известный куратор культурных проектов в Китае, начал строить крупнейший в мире музей керамики. Строить в этом месте он начал не случайно. В Китае керамика повсюду, но именно провинция Сиань подарила миру Терракотовую армию, трёхцветную обливную керамику и множество больших и маленьких фарфоровых производств. Базой музея керамики стало большое керамическое производство всего, в котором предполагались мастерские для будущих резиденций. Схема была простой и гениальной – художники из всех стран мира приезжают в Фупинг, работают в удобных оснащенных мастерских месяц и сделанную керамику оставляют музею. Огромные музейные павильоны предполагают создание крупных многочастных композиций, которые на самолёте не привезешь.

Таким образом, через мастерские господина Хсю прошли сотни художников и музей рос как дрожжах. Теперь там есть павильоны практически всех стран мира с обширными коллекциями ярких представителей этих стран. В послужном списке каждого известного керамиста есть такая резиденция, художники приезжали сюда с радостью и любопытством. Еще бы, это и возможность посмотреть не самую открытую страну Китай, почетная возможность остаться в крупнейшем музее мира, возможность поработать с бесценными китайскими глинами, селадоном [в керамическом производстве селадон — особый тип глазури бледно-серовато-зеленоватого оттенка, изобретённый в древнем Китае, в частности, в провинции Чжэцзян — прим. ред.] и фарфором, открыть для себя новых художников и посмотреть творчество коллег. И уже сегодня, по прошествии без малого 20-ти лет музей обладает обширным и уникальным собранием, отражающим новейшие тенденции мировой современной керамики.

Международный музей керамики (FULE) в Фупинге сделан как большой парк, по которому разбросаны огромные павильоны, построенные лучшими архитекторами Китая по мотивам старинных дровяных печей, и в каждом таком павильоне коллекция какой-либо страны мира. Посетители музея, гуляют по дорожкам парка, согласно плану, заходя в павильоны интересующих его стран, покупают сувениры в музейных лавках, покупают керамику в галереях, обедают в ресторанах, участвуют в несложных мастер-классах, то есть проводят в «Керамической деревне» (Fuping Pottery Art Village) целый день, оставляя здесь немало денег и свои восторги. Так безостановочно работает эта керамо-машина, так ее задумали создатели.

До 2012 года в музее FULE не было русского павильона среди прочих. Когда я узнала про этот грандиозный проект, мне захотелось это немедленно исправить, началась переписка с Господином Ичи Хсю, и владелец музея попросил меня собрать группу, стать куратором проекта. Я согласовывала с ним участников почти два года В результате этих долгих обсуждений группа русских керамистов в количестве 13-ти человек из Москвы и Санкт-Петербурга, отобранная музеем, смогла-таки приехать и поработать в Фупинг в сентябре–октябре 2012 года. Огромные потоки туристов, а в Китае все огромное и многочисленное, не оставляли без внимания и нас. Проходя мимо оградительных ленточек в наших мастерских, они подолгу останавливались, фотографировали, ловили наши взгляды, чтобы улыбнуться, махали рукой. Не думаю, что им был свойственен интерес к керамике, ими двигало любопытство к действию, к событию и это совсем неплохо. Между прочим, за все время работы у нас ничего не пропало, ни одного стека, ни одного комка глины, дисциплина и порядок просто феноменальные.

Проживание, питание и необходимые для работы материалы и инструменты оплачивались приглашающей стороной, еженедельно устраивались экскурсии и поездки в окрестные музеи и конечно, нас возили смотреть Терракотовую армию. В конце рабочего для нас месяца, произошло торжественное открытие нового русского павильона, на котором танцевали китайские девушки, выступали китайские бюрократы и официальные лица, играла музыка и шумели фейерверки, без которых не обходится ни один праздник.

Генеральной концепцией музея является отражение Китая, его культуры и своеобразия в работах приглашенных иностранных художников. То есть, попросту говоря – «Китай глазами иностранцев». Прогулки по музею не позволили найти ни одной пересекающейся повторяющейся темы, а ведь здесь уже более тысячи авторов! Это и понятно, подобный эффект мы прочувствовали и на себе. Собираясь в поездку, почти все художники активно обсуждали будущие работы, делали эскизы и зарисовки в музее Востока, листали книги о Китае. Действительность оказалась намного ярче, глубже и детальнее. Недельная остановка в Пекине перед музеем, помогла увидеть страну изнутри, побывать в Запретном городе, провести несколько дней на Блошниных рынках, облазить все достопримечательности города, включая Олимпийские объекты и задуматься совершенно иначе над эскизами и тайной Поднебесной. Почти каждый участник русской группы поменял или хотя бы скорректировал тему. И было очень интересно затем видеть и обсуждать результаты.

Языковой барьер преодолевался не легко — в Китае не говорят по-английски. Прикрепленная к группе очаровательная переводчица не могла успеть ко всем участникам, и периодически приходилось вступать в разговор мимики и жестов с местным населением. Прогулки по городу с несколько миллионным населением, посещение каллиграфических и живописных мастерских, ресторанов и рынков в свободное от работы время, способствовали еще большему сближению с местным колоритом, еще большей привязанности к этой удивительной стране.

30 дней работы пролетели в состоянии постоянного счастья – счастья видеть тайну, счастья прикоснуться к Великой цивилизации в ее повседневности. Удивительные люди помогали нам, как могли, переживали наши неудачи, радовались как дети маленьким победам. Музей керамики потряс своей громадностью и качеством коллекции. Почти все увиденные имена там были уже давно знакомы по каталогам и керамическим журналам. Это было счастье – представлять свою страну в колыбели керамики и фарфора! Мы работали с потрясающими местными глинами, наша творческая свобода была безгранична, технологические возможности огромны. Надеюсь, все получилось, как должно было. Теперь в крупнейшем музее мира есть русский павильон!

Впечатления некоторых участников проекта:

Дмитрий Ильинский (СПБ):

Мы принимали участие в уникальном проекте, не знаю, есть ли еще подобный в мире…. На экспозиции, в грандиозных павильонах музея, можно увидеть общие тенденции и направления искусства керамики. Это определенный срез мировой современной керамики.

Кирилл Копылков (СПБ):

Поездка выдалась необычная, я бы назвал ее экспедицией. Было интересно познакомиться с московскими художниками и поработать со старыми знакомыми. Противостоять инопланетным обстоятельствам жизни в Китае легче, чувствуя локоть соотечественника. Несмотря на экзотику, самобытность и детскую непосредственность приглашающей стороны, коллеги справились, и получилось много хороших произведений!

Сергей Сухарев (СПБ):

Участие в проекте было интересно и ценно для меня возможностью поработать с местным фарфором и высокими обжигами, впечатлениями, полученными от коллекции международной современной керамики, размещенной в павильонах музея. Можно сказать, что этот опыт явился для меня толчком для размышлений на тему нашего российского места в международном керамическом процессе.

Сергей Соринский (СПБ):

Мне понравилась сама идея создания международного центра и музея современной керамики. Конечно, участвуя в таком проекте, понимаешь степень ответственности, увидев коллекцию керамики, собранную в разных павильонах со всего света, понимаешь, надо продумать свою вещь на высоком уровне, получить удовольствие от работы. В целом, мои ожидания оправдались…

Лариса Захарова (СПБ):

Особенное впечатление произвела архитектура музейного комплекса — огромные здания из красного кирпича и бетона, напоминающие старинные печи, горны. Керамика, экспонируемая в этих павильонах, воспринимается как сакральный результат творчества человека и огненной стихии в, казалось бы, только-только остывшей печи. Возможность выставить свою работу в этом уникальном музее всемирной керамики для каждого из нас была большой честью.

Для меня лично работа в арт-резиденции FUTO была большим подарком судьбы, своеобразное «окно в мир керамики». Здесь я увидела работы художников, чьи имена я знала только по зарубежным журналам по керамике.

Василий Шлычков (Москва):

Любой новый проект — это интересно. Но вдвойне интересно, когда условия, в которые поставлен художник, необычны для него. Художник — это тонкий инструмент отображения мира, а мир Китая весьма необычен. Поэтому, любое решение, которое рождалось там, явилось невольным отображением Китая, а специфика местных материалов не мешала, а помогала в этом. К особенностям можно также отнести и языковой барьер, который казался непреодолимым препятствием, но, как известно, любое ограничение дает новое качество свободы….

Ирина Герман (СПБ):

Для меня, как для художника, эта поездка — знакомство с прошлым и настоящим Китая. Это огромный заряд позитивной энергии и бесконечное восхищение страной, ее традициями, культурой и многообразием жизни. Благодарна всем людям, что нас окружали в студии, а также всем, к кому приходилось обращаться с вопросами, за их доброжелательность, отзывчивость и терпение. Я верю в будущее этой страны. Ее современность – это футуристические олимпийские объекты, трепетное сохранение памятников прошлого, и …. пожилой китаец, танцующий “танец цапли” в городском сквере.

Николай Туркин (Москва):

Неожиданное предложение поехать в Китай я воспринял как паломничество на Святую землю. Мое увлечение старинным китайским искусством как раз переживало очередной подъем, и эта поездка была невероятно желанной и своевременной. Нам были предложены близкие к идеальным условия работы: несколько видов глины и шамота, электрические и газовые обжиги на любую по желанию температуру, еда и проживание, большие рабочие столы, инструменты и полная свобода. Целый месяц мы могли работать ни о чем не думая, для художника это счастье! То, что я увидел и узнал в Китае невероятно драгоценно для меня.

Виктор Николаев (Москва):

Волшебная страна, Китай… Работать на родине фарфора, окунуться в непостижимые образы Поднебесной, попробовать местные технологии и материалы… Все это чрезвычайно интересно. Месяц творчества, впечатлений и счастья познания китайской культуры. Загадок и вопросов осталось больше, чем ответов…

Татьяна Пунанс. Художник-керамист, журналист, дизайнер
Фотографии: Виталий Кузьмин, Татьяна Пунанс

Агитфарфор не отступает

Выставка «Фарфор 1960-1990-х годов»

Посуда и столовые приборы.Торг

__________________

Обсудить материал на форуме >>>