Леонид Кантерман. Интервью

in Интервью

Сегодня интервью с Леонидом Кантерманом (Papa-vodolaz). Среди коллекционеров не так много людей, кого не нужно долго представлять. Леонид — человек не только интересного и насыщенного сегодняшнего, но и не менее широкого и неожиданного для многих прошлого, прошлого нашей страны. Космонавт Павел Попович, хоккеисты Валерий Харламов, Борис Михайлов, Сергей Капустин, Хельмут Балдерис, поэт Владимир Высоцкий, певица Алла Пугачёва и многие другие — не просто имена для Леонида Кантермана.

Мы давно хотели взять интервью, но постоянно возникали какие-то сложности, которые, к нашему удовольствию удалось преодолеть. И всё же интервью не получалось. А вот простой разговор с не всегда запланированными вопросами и… много интересного повезло услышать! А позже и подкрепить фотографиями. Подписи под фотографиями в редакции Леонида Кантермана оставляем без изменения.

Посмотрите, что получилось.

Итак, сегодня, Леонид Кантерман, модератор форума Фалеристика.инфо. Казалось бы что такого в этом? Но модератор — это ответственность и поддержка в течение многих лет! Леонид Кантерман — наш друг, специалист медик, спортсмен и коллекционер Вашему вниманию!

 

Главный редактор Sammlung/Коллекция

Алексей Сидельников (А.С.)

Первая часть интервью

А.С.: Леонид, здравствуйте! Сегодня интервью с Вами особенное. Вы много лет на форуме FALERISTIKA.info, и знакомы мы с Вами… ну очень давно. Хотелось бы даже не интервью сделать, а беседу о жизни, о коллекционировании и о Вас.

Итак, добрый день, Леонид!

Л.К.: Добрый день, Алексей! Честно говоря, как-то и не ожидал такого внимания к моей скромной персоне.

А.С.: Знаете, Ваши коллекционные увлечения известны: подводный флот, водолазы, дайвинг, подводный спорт… Потом медицина — серьёзная работа. Почему именно это? Но об этом чуть позже.

Предлагаю начать с 19… года. Когда Ваши родители были обрадованы Вашим рождением. Они были обрадованы?

Л.К.:  По-поводу радости родителей, вызванной моим появлением на Свет Божий… Даже и не знаю, как ответить на подобный вопрос… Я так думаю, что долгожданное появление ожидаемого чада (нового члена семьи) — это, как бы «четвёртое измерение действительности», новые положительные эмоции, радость произошедшего в жизни, несмотря на предстоящие определённые трудности.

Да, и спросить сегодня у родителей, увы… не представляется возможным, ибо их давно уже нет рядом со мной. Впрочем, вопрос прозвучал не КАК, а КОГДА… Давно это, честно говоря, было. А точнее, в феврале 1950-го. Хотя я этого момента точно не помню.

Произошло это неприметное событие на Дальнем Востоке, в г. Ворошилове-Уссурийске (сегодня это Уссурийск) в семье военврача. Отец с 1942 года был хирургом в госпитале при авиачасти, а летом 1945 года был отправлен в Манджурию. После окончания войны с Японией остался служить в Советской Армии на Дальнем Востоке. В начале 1953-го мама спешно собрала детей (т.е. мою старшую сестру и меня) и увезла к бабушке на Украину (Донбасс). А отца… Отца арестовали, в связи с начавшимся Делом врачей (слава Богу, ненадолго). После смерти Сталина отца освободили, реабилитировали, вернули звание и награды, а затем порекомендовали забыть все обиды и остаться на службе в СА, где он и оставался до 1956 года.

Впрочем, эти подробности, наверное, совсем лишние. Хотя здесь кроется и ответ на второй вопрос, в плане выбранной мной позже профессии врача. Отец заведовал хирургическим отделением, а мама была акушером-гинекологом. Да и среди близких родственников было ещё семь врачей, разных специальностей. «Иных уж нет, а те далече»…

Лёня Кантерман. Четыре года

 

А.С.: Родители хотят детям только лучшего, а часто того, что сами не смогли получить. Вы — московский доктор. Дома приветствовали выбранную Вами профессию? Тем более столько медиков вокруг.

Л.К.: Несмотря на постоянное общение в медицинской среде, честно говоря, я не горел желанием тоже пойти по этому пути.

А.С.: Были другие увлечения?

Л.К.: Увлекался историей, биологией и палеонтологией, а в медицину не рвался. Это пришло гораздо позднее, уже после окончания школы. А в институт поступил я в Ленинграде, и, соответственно, учиться начал там в ЛПМИ (Ленинградский Педиатрический Медицинский Институт). Кстати я плавал за ЛПМИ! Но не долго. Через полтора года взял академический отпуск, но не из-за успеваемости, а по очень, очень личной причине. А затем в добровольно-принудительном порядке я вернулся в родные края, на Дальний Восток, на КТОФ. После службы, честно признаюсь, очень не хотелось возвращаться в медицину, да и все ранее полученные знания были выбиты из головы напрочь. Но, опять же, родственники уговорили всеми возможными и невозможными способами. Только в Ленинград я категорически отказался возвращаться и восстанавливался в институт уже в столице.

Вокальный дуэт. Третий курс института 1973 года

 

А.С.: Помню Ваш рассказ о медико-театральной деятельности. Не поделитесь с читателями?

Л.К.: Рассказ о так называемой медико-театральной деятельности… С чего начать?..

После окончания института и ординатуры меня распределили в 29-ю ГКБ (Бауманскую). Впрочем, сегодня у неё другое имя. Сегодня это «Утоли моя печали», в честь княгини Натальи Шеховской, которая её и основала. Княгиня была попечительницей общины сестёр милосердия задолго до Первой Мировой войны. Вот в этом заведении я и проработал в течение 14 лет. Особо рассказывать про эти годы, думаю, нет смысла. Но, вот две истории, связанные с больницей могут быть интересными для форумчан.

А.С.: И это?..

Л.К.: Первое. Знакомство с Валентиной Терешковой (она однажды стала супругой начальника кафедры, которая была при моей больнице), а дочка Терешковой пару раз мне ассистировала на операциях ( так уж получилось)…

Валентина Терешкова

 

А на территории больницы были ТАКИЕ раскопки! Такие находки! Как вспомню, так дух захватывает… (кстати, на Форуме есть свидетель и участник…). Я расскажу и об этом.

Ну, а во-вторых (мимоходом), среди множества разных больных, имел удовольствие немного полечить маму Аллы Борисовны Пугачёвой (сохранилась подаренная фотография Аллы Пугачёвой, которая, думаю, нигде не появлялась ранее…). Если, точнее, то это или 1976-й или 1977-й год. Именно тогда катался на Скорой и приезжал к её маме домой.

Алла Пугачёва (фотография подарена Леониду Кантерману, 1976 или 1977 год)

 

А.С.: И первое и второе очень интересно.

Л.К.: При клинике, где Ваш покорный слуга, постигал практические навыки хирургии, функционировала Центральная кафедра военно-полевой хирургии ВС СССР и заведовал ей известный хирург — генерал Шапошников Юлий Георгиевич. Неординарный был человек, как говорится, хирург от бога. Да и должности его в военной медицине были, отнюдь не простые. Замглавного хирурга ВС СССР и главный хирург войск стран Соцсодружества. Человек, занимавший в военно-медицинской иерархии довольно высокие ступеньки. Не каждому в России известно, что на военном аэродроме всегда был в боевой готовности кафедральный самолёт, на борту которого была оборудована самая современная операционная и реанимационное отделение и группа военных хирургов с сопровождающим медперсоналом во главе с Ю.Г. Шапошниковым периодически вылетала в горячие точки и доставляла пострадавших военнослужащих в ГКВГ им. Н. Бурденко и в нашу клинику для дальнейшего лечения. Пожалуй, не буду утомлять форумчан подробностями, тем более, что в былые времена всё это было под определённым грифом секретности.

И вот, однажды, судьба свела нашего начальника кафедры с ШЕСТЫМ космонавтом СССР, Валентиной Терешковой. Все ведь помнят космический позывной Терешковой — «ЧАЙКА»? Так вот, белая ЧАЙКА частенько была припаркована у входа в нашу больницу. Не буду вдаваться в детали, т.к. это, наверное, не совсем этично. Всегда жалел, что не брал у знаменитостей автографы, сегодня бы они грели душу… Всё было в рамках официальных взаимоотношений и Валентина Терешкова вышла замуж за моего начальника кафедры ВПХ. Но у Терешковой была дочь от первого брака с Андрианом Николаевым, которая, кстати, очень была похожа на него. Она уже училась в мединституте, то ли на третьем курсе, то ли на четвёртом, честно говоря не помню. Так вот, она эпизодически появлялась в операционных клиники и… пару раз ассистировала на операциях Вашему покорному слуге. Впрочем, ничего в этом сверх ординарного и нет, но всё же есть о чём вспомнить. Леночка очень умная и понятливая девочка была и как её все называли: «КОСМИЧЕСКИЙ РЕБЁНОК». Думаю, не всем известно, что известный шоколад АЛЁНКА был назван в её честь.

А.С.: Я думал этот шоколад был и раньше… Лена Николаева стала врачом?

Л.К.: Да. Елена Николаева (позже она сменила фамилию на фамилию матери) закончила мединститут и стала врачом.

Позже и Лена пополнила ряды врачей в ЦИТО. Сегодня, правда поговаривают, что она ушла из медицины и как-то связана с банковской системой космической отрасли. Ничего не поделаешь, времена меняются.

А генерал Ю.Г. Шапошников, покинув ряды ВС страны стал директором ЦИТО (Центральный институт травматологии и ортопедии).

Возвращаюсь вновь к воспоминаниям о своей больнице, где я работал более 14 лет. В подробности истории района Лефортово, где и расположена сама больница, я пожалуй, вдаваться не буду, ибо москвичам она достаточно известна.

Но пару слов об истории самой больницы, думаю, не помешают.

А история началась в 1864 году, когда княгиня Наталья Шаховская основала общину сестёр милосердия по соседству с Главным военным госпиталем (Военная Гошпиталь), основанным ещё Петром I. Госпиталь был базой обучения сестёр и дальнейшего их трудоустройства. Первое трёхэтажное здание было построено в 1875 году и тогда же поступили и первые больные. Высочайшей покровительницей приюта была императрица Александра Фёдоровна. В 1902 году были заложены каменный храм и колокольня на территории приюта. Дважды больница работала в режиме госпиталя (в 1877-78 и 1914-1917 годах). В 20-х годах приют реорганизован в горбольницу, а в декабре 1941-го вновь начинает работать в режиме военного госпиталя.

С 1978 года Ваш покорный слуга начинает свою врачебную эпопею в этой самой больнице (29-й Городской клинической больнице им. Баумана). На снимках сохранившиеся старинные здания конца XIX века.

И вот, однажды, через год после Московской Олимпиады, между этими двумя зданиями провалился асфальт и пару недель никому до этого не было дела, только с 2-х сторон загородили проезд для больничного транспорта. Всем было, почему-то не интересно. Кроме, как Вы уже догадались, автора этих строк, ну и ещё парочки таких же чокнутых «археологов». Ночью на дежурстве мы забрались через пролом с фонариками и попали в подземный ход, достаточно длинный, с небольшими завалами и многосантиметровой пылью. Честно говоря, жутковато было. Короче, как только мы добрели до закрытого помещения с полками, заваленными солдатским обмундированием времён Великой Отечественной войны, где-то послышался шум падения камней и мы из хода выбрались. На следующий день сложно было решиться повторить свои подвиги, а ещё через день прибыла техника, сняли асфальт, залили провал бетоном (или цементом) и на этом всё и закончилось. Позже я узнал, что во время войны в подвалах больницы были склады.

Или, вот такая история… В середине 80-х в Лефортово началось активное строительство высотных домов. Старые дома по соседству с 29-й больницей сносились. Чего там только не находили! Прямо через дорогу от административного здания больницы были какие-то принадлежащие больнице строения. А перед ними старенькая полуразрушенная кирпичная арка. Так вот, когда её начали терминировать ТАМ как посыпалось… В общем, монетный дождь. Я как раз имел удовольствие работать, ну и прибежал поглядеть. Да какое-там! Милиция близко не подпустила. В течение месяца искал сообщение в прессе, увы…

Зато в угловом здании больницы, будучи вечером на дежурстве, что-то почитывал в историях болезни. Пришёл приятель из другого отделения попить кофе. Помните из прошлого, такие круглые банки индийского растворимого кофе? Конечно, помните. И вот приятель с чашечкой кофе и сигаретой во рту стоял у окна. А через дорогу уже были вырытые котлованы для фундамента. Кажется, это называется нулевой цикл. Вечер, строительные работы уже давно закончились, на стройке никого, только тусклые фонари на столбах. И вот мой приятель требует, что бы я всё бросил и подошёл к окну. Ну, я не спеша закурил сигарету (тогда я «Яву» предпочитал), и с неохотой подошёл к нему. И что же я там такого необычного увидел? Кто-то явно что-то вытаскивал в глубине траншеи из грунта и усердно складывал ЭТО в солдатский вещмешок. И что же делать? Хочется ведь взглянуть поближе. А мы на дежурстве… Тогда мобильников и в помине не было… Но мы придумали! Прикрепили к шторам на окне белое вафельное полотенце. Помните такие в больницах? Попросили сестёр в случае вызова задёрнуть шторы и мы тогда увидим эти самые полотенца. Вообщем, спустились к самым настоящим археологическим раскопкам. Пообщались с «археологом», быстро нашли общий язык. Показал он нам найденные серебряные килограммовые подсвечники и много чего рассказал интересного. Показал нам чёрный слой на срезе грунта с запахом гари. Это были следы пожара 1812 года.

В общем, это был первый следопыт. Я обзвонил своих друзей, и со следующего дня мы уже совершали ежедневные вылазки в около больничные раскопки. А что? Было удобно, было где переодеться до и умыться после. И так каждый вечер!

Думаю, что прочитав эти вирши, известный Форуму Вячеслав (СУСАНИН) подтвердит выше сказанное. Через пару недель это место посещали уже пара десятков искателей приключений.

А какие находки? Как из рога изобилия. Монеты, стеклянные бутылочки с гербами и надписями, даже посуда, сохранившаяся под 4-5-метровым слоем грунта. Вот (на фото) сохранившаяся тарелочка Кузнецовского фарфора. Отмытая, но абсолютно целая! Думаю, что и Вячеслав может показать много интересного.

 

И напоследок ещё одна интересная история. Там же на территории больницы отстроили новое здание общежития для медсестёр, а старое, заброшенное, при самом въезде в больницу уже собирались сносить. Стукнули по какой-то стенке, а там провал образовался, начали разбирать. Оказалось, что за стеной колонны стояли. Это в 20-х годах постарались замуровать. Позже и до потолка добрались. Оказалось, что под толстым слоем штукатурки были скрыты рисованные плафоны, а под настилом досок на полу открылся цветной паркет. Т.е. в 20-х годах решили, что для медсестёр это будет лишним. Окна здания быстро заколотили, вызвали историков, повесили табличку, что под охраной как исторический памятник… и забыли.

Ну и как Вы думаете, ночью на дежурстве, проблема посетить закрытую и неохраняемую территорию?

Поговаривали, что это чуть ли не особняк самой княгини. Вот такие воспоминания. «Былое и думы».

А.С.: А если снова вспомнить театр? Любимые театры?

Л.К.: В студенческие годы я имел удовольствие подрабатывать (на стипендию-то особенно не разгуляешься). Несколько лет проработал в качестве медбрата в ГКВГ (Главный военный госпиталь) имени Н.Н. Бурденко и эти годы у меня связаны с достаточно интересными жизненными событиями и людьми. А затем, традиционное совместительство на «Скорой». Вот именно там меня судьба и свела с секретарём главврача «Скорой помощи Москвы». Очень порядочная и отзывчивая женщина. Героическая женщина! Она ещё фельдшером работала на «Скорой» в годы Великой Отечественной. Увы, её давно уже нет с нами.

Так вот, благодаря ей Ваш покорный слуга и получил внештатную должность врача «Скорой помощи» в театрах Москвы. Про это, конечно, можно долго рассказывать, и я не уверен, что всё это достаточно интересно. Но, для меня это было ЧТО-ТО !

В мои обязанности входило распределение контрамарок на спектакли по подстанциям «Скорой помощи» и обеспечение присутствия медиков на спектаклях. Вполне вероятно, что не всем известно, что на всех спектаклях московских театров всегда, в обязательном порядке, присутствовала бригада «Скорой» (в количестве 2-х человек). А случаев оказания первой помощи было предостаточно, как зрителям, так и артистам. У одного из бригады обязательно был «сундучок» со всеми необходимыми «прибамбасами». Т.е. один из бригады был сотрудником «Скорой», а второй… В общем, с собой на спектакль можно было взять кого угодно. К тому же у «скоропомощников» в театрах были специальные постоянные места в партере. Таким образом, более десятка лет у меня была возможность бесплатно посещать театры Москвы. Сразу оговорюсь: не все. В некоторые театры нас не допускали, у них были свои поликлиники и свои сотрудники. Это Большой и Малый, ну и Дворец Съездов. Зато остальные театры!.. Ну, сами понимаете. А все разговоры, что москвичи легко всегда могли попасть на любой спектакль, в любой театр — это просто сказки. Вот так я невольно стал театралом.

А любимые театры — это театр имени Маяковского, Моссовет, театр имени Станиславского, «Современник», разумеется театр Сатиры и, конечно, «Таганка».

Честно признаюсь, в те годы были просмотрены полные репертуары, да и не по одному разу. Это уже зависело от того, кого ты берёшь с собой… А вот кого и зачем — ЭТО уже отдельный разговор. (ИНТРИГА для читателей!).

Во всяком случае, на спектакле «Мастер и Маргарита» в «Таганке» был четыре раза. А на спектакле «Бег» (тоже Михаила Булгакова) в Маяковке — пять раз! Но, увы… Всё это было в прошлой жизни.

А.С.: А с «Современником» чтó связывает?

Л.К.: С этим театром у меня много что связано, и с одной супружеской парой артистов тоже. Они даже в гости в Израиль приезжали. Это Андрей Мягков и Анастасия Вознесенская. Это будет интересно? Пару слов скажу.

А.С.: Ну конечно! Мягков и Вознесенская — известнейшие актёры! Кто не помнит директрису рынка Аллу Алексеевну Кушакову из фильма «Гараж»?!

  • Ну и нравы в этом научном кооперативе, хуже, чем на рынке.

  • Если женщина с такими внешними данными борется за правду, она наверняка не замужем.

  • Что я могу украсть на рынке? Весы? Белый халат? Прилавок?

Л.К.: Ну, да. Именно она.

Буквально ещё пару слов о драмтеатре «Современник». Ну, разве можно не любить этот театр? Разве можно не восторгаться Валентином Гафтом, Мариной Неёловой, Лией Ахеджаковой, Олегом Табаковым. Не буду говорить об Олеге Ефремове (вечная память ему), ибо я его не застал в «Современнике», он уже осваивал МХАТ. Ну, а потом из «Современника» ушли и Андрей Мягков и, конечно, Анастасия Вознесенская к Олегу Ефремову во МХАТ. Ну, а потом какая-то неразбериха произошла во МХАТе: он как бы раздвоился. В результате в 80-х они уже играли в родившемся художественном театре МХТ им. Чехова.

Но, в далёком прошлом Вознесенская училась в одном классе с моей родной сестрой, и когда они были на гастролях в Израиле, она сделала моей сестре подарок, сообщила, что в зале сидит её соученица по школьной скамье и попросила мою сестру выйти на сцену. В общем, зал похлопал… А вот я бы, наверное, не вышел на сцену. А потом были гости, застолье, в общем, как принято.

К слову, Анастасию Вознесенскую может быть помнят и не только по фильму «Гараж», но и по кинофильму «Майор Вихрь».

В конце июня у нас тут будет «Современник» на гастролях (спектакли «Пигмалион» и «Амстердам»), билеты уже заказал.

Короче, ничего особенного в этом знакомстве. Может быть, даже и не стоило об этом говорить.

А.С.: А «Таганка»? Высоцкий?

Л.К.: На одном из дежурств на Таганке произошла встреча и с Владимиром Высоцким. Вынужден был оказывать ему первую помощь… Ну об этом…

А.С.: Понял! Потом приватно поговорим о Высоцком.

Леонид! С чего у Вас началось коллекционирование? Чем запомнились 50-60-е годы?

Л.К.: Когда-то, очень давно, пожалуй в конце 50-х прошлого столетия, один из друзей отца подарил мне несколько альбомов с марками. Впрочем, назвать их альбомами или кляссерами, наверное, не совсем правильно. Это были детские книжки- раскладушки с вклеенными прозрачными полосками, куда и вставлялись марки. На волнах моей памяти там присутствовали ранние советские марки, такие как с рукой и мечом, разрубающим цепи, а так же маленького формата марки с изображением рабочего, крестьянина и красноармейца. Почему-то запомнилась марка, где мужичок коленом прижал поверженного дракона. Разные марки с надпечатками, и конечно, марки дореволюционные, с портретами царей. Но, в основном там были марки военной тематики, с танками, самолётами, зенитками и стрелками. Это мне было гораздо интересней, тем более, что в тайны военных сюжетов меня посвящали родители. Но, если честно признаться, филателистические миниатюры любопытного ребёнка не особенно взволновали и в начале школьной деятельности эти самые альбомы просто ушли в небытие. Практически одновременно с марками в мои руки попали и ранние советские монеты. Бабушка в своих вещах прятала мешочек с десятком полтинников и рублей 20-х годов. Только и монеты как-то не затронули душу непоседливого юнца.

И вот, когда мне было шесть лет от роду, родители мне сделали подарок — повезли меня и двоюродного брата к морю в Крым. И там произошло совершенно необычное событие. Представьте, что на теплоходе мы отправились в круиз к берегам Кавказа, Это было что-то из ряда вон выходящее! Но самое интересное, когда мы поднялись на борт теплохода, женщина проверявшая билеты (даже не знаю, как правильно её назвать: контролёр, стюардесса…) нам мальчишкам приколола к карманам рубашек значки с изображением этого теплохода! Пожалуй, это и стало точкой отсчёта любви к собирательству.

Ну, а в школе собирать коллекции было не очень сложно. В школьные годы собирали все и всё. Кто-то собирал монеты, кто-то открытки, — помню как девчонки собирали открытки с цветами и артистами, — кто-то марки, кто-то и стеклянные разноцветные шарики, а кто-то спичечные этикетки, благо они пачками продавались… Но меня заинтересовали именно значки. А ведь они продавались в любом газетном киоске. Кого-то интересовали автомобили на значках, кого-то самолёты, а кого-то… кораблики. Да-да, именно те самые алюминиевые прямоугольнички с изображением теплоходов! Особенно много было значков с крейсером «Аврора». И всё это было вполне доступно. А потом был Московский фестиваль 1957 года, когда стали доступными «тяжёлые» значки с эмалями. Одновременно начали появляться первые значки, посвящённые освоению космоса. А сколько значков с В.И. Лениным?! Так, пожалуй, и развился интерес к фалеристике. Поездка в другой город разумеется сопровождалась приобретением видового значка этого самого города и, разумеется, не в одном экземпляре. А как же?! Надо было и обменный фонд создавать!

И вот наступил 1965 год. Мне было всего-то 15 лет, но год этот очень уж врезался в память.

Как-то угораздило меня стать в школе комсомольским вожаком. Ну, не так чтобы очень уж, а всего лишь комсоргом класса. И однажды пригласили меня в райком ВЛКСМ и поздравили с получением путёвки в лагерь «Орлёнок». Честно признаюсь, я и не ожидал такого поворота. Что я там говорил даже и не помню, но путёвку передали родителям и порекомендовали начать готовится к поездке. И вот наступил этот долгожданный день! Туапсе, точнее рядом с небольшим селом Ново-Михайловка. Но, главное, у берегов Чёрного моря.

Хотя лагерь официально и именовался пионерским, но по сути он был комсомольским. Да и внутри самого лагеря было несколько лагерей. Сегодня говорят, что там уже гораздо больше лагерей, но тогда было три: «Солнечный», «Звёздный» и «Морской». Мне повезло попасть в лагерь «Солнечный», где мы и жили в таких больших палатках, практически у берега ласкового Чёрного моря.

К нам в лагерь приехала молодая и светловолосая Александра Пахмутова и впервые исполнила известную песню «Орлята учатся летать». Эта песня позже стала практически гимном лагеря. Конечно, были и другие песни. Помню хорошо песню про мальчика Федю, любителя компота и, конечно, впервые прозвучавшую песню про падающие звёзды…

… Звездопад, звездопад
Это к счастью, друзья говорят.
Мы оставим на память в палатках
Эту песню для новых орлят…

Песен было очень много. Каждый вечер у костра звучала гитара и мы знакомились с песнями Юрия Кукина, Евгения Клячкина, Юрия Визбора, Александра Городницкого, Сергея Никитина, ну и, разумеется, Булата Окуджавы. Так и я узнал, кто такие барды и о чём они поют.

Вместе с Пахмутовой приехал к нам и космонавт П.Р. Попович. Тогда ведь первые космонавты для всех были особенными, грандиозными людьми. Их знали по имена, когда и на каком корабле летали. И вот посчастливилось увидеть и постоять рядом с самым настоящим космонавтом. Кстати, почти через 10 лет у меня была и вторая встреча с этим выдающимся человеком. Но, об этом чуть позже…

Ваш покорный слуга организовал в «Орлёнке» маленький клуб коллекционеров. Говорят, перед Олимпиадой-80 клуб ещё существовал.

Именно в лагере «Орлёнок» я впервые «примерил» на себя акваланг и… окончательно, на всю жизнь, «заболел» возможностью бывать периодически в подводном » Зазеркалье». Конечно, с трубкой, маской и ластами я уже с 7-летнего возраста начал осваивать подводный мир, но акваланг перевёл меня совсем на иной уровень общения с водной средой.

Так что, 1965-й запомнился навсегда.

Появлялись друзья с аналогичным интересом, кружок во Дворце пионеров, различные клубы коллекционеров, вначале не в помещениях, а просто на улице. Кто из ветеранов-москвичей не помнит Ленинские горы и эпизодические милицейские гонения? Кстати, иногда и ловили и вместе с сумкой и альбомами увозили в участок. Правда, потом отпускали без потерь… Я жил на юго-западе столицы, а на улице Академика Волгина был такой же «сборный пункт». Ещё собирались в Химках и, позже в клубе Войтовича. Там я познакомился с Василием Николаевичем Ильинским. Благодаря ему многие встали на путь истинный в коллекционировании значков. Ну, и потом журналы с информацией делали своё дело. В журнале «Филателия СССР» последняя страница эпизодически посвящалась интересным значкам, журнал «Советский коллекционер» вносил посильный вклад в увлечение фалеристикой (правда редко он выходил, раз в год…), да на страницах журнала «Наука и жизнь» изредка появлялись статьи про значки. Где-то в начале 70-х появилась в продаже интереснейшая книга «Земельные гербы России XII-XIX веков», и геральдическая волна «девятым валом» нахлынула в мир фалеристики. Про каталоги, которые сегодня издаются, даже и мечтать не приходилось, не говоря уже про Интернет. И всё-равно было очень и очень интересно. Так закалялась сталь Советской фалеристики.

А.С.: Для медика — медицинская тема коллекционирования не приглянулась?

Л.К.: Медицинская фалеристика не обошла, разумеется, меня стороной. И началось это с момента поступления в мединститут.

В институте было много друзей, у которых родители занимали достаточно высокие должности в медицинской иерархии. Не только доценты и профессора, но даже и академики. И, конечно, мне доставались великолепные экземпляры с конференций и съездов. Собрал достаточно хорошую коллекцию. Были и редкие экземпляры дореволюционных знаков. Ветераны-фалеристы, думаю ещё помнят меня как и коллекционера медицинских значков. Ну, а с Романом Александровичем Толмачёвым мы знакомы много лет. Даже одно время в одной клинике обитали.

Роман Александрович Толмачёв рядом со мной (одна из встреч участников форума Фалеристика.инфо, 2013)

 

Три богатыря в гидрокостюмах — это
на озере Глубоком под Звенигородом, 1983 г. Я — слева. Справа от меня СУСАНИН — Вячеслав. Он меня в озеро завлёк, а я его на Форум Фалеристика.инфо привёл…

 

А.С.: Для медика привычнее увлечься медицинской фалеристикой. У Вас — дайвинг и изучение подводного мира, а медицинская тема не интересует…

Л.К.: Однажды, когда я имел удовольствие быть в экспедиции (подводная археология) моё скромное московское жильё посетили злодеи и вся медицинская подборка осталась только в памяти. Что интересно, значки связанные с ВМФ остались нетронутыми. Как это произошло, для меня и сегодня не понятно. А в милиции только разводили руками…

Честно признаться, хотя это и было давно, но я очень не люблю про это вспоминать. Воссоздать, то что было собрано, было просто нереально и на этом закончилось моё увлечение медицинской фалеристикой.

Впрочем, несколько значков сохранились. Памятный значок об окончании лечебного факультета моего института был выпущен с моей подачи. Нет, нет эскиз значка не мой. А вот изготовление осуществлялось непосредственно через меня. Это был 1977 год.

 

Леонид Кантерман, 2018, июнь

 


Вторая часть интервью

Продолжаем разговор с Леонидом Кантерманом. Не получилось всю беседу ограничить запланированным временем и мы продолжили разговор.

А.С.: Леонид! Продолжаем и Вам слово!

Л.К.: В первой части интервью есть абзац про работу в студенческие годы в госпитале им. Бурденко. И там, действительно, были достаточно интересные жизненные события и встречи. Думаю коллегам будет это интересно.

Однажды в отделение, где я имел удовольствие работать, поступил необычный пациент. Это был Четвёртый космонавт СССР Павел Романович Попович. И это была моя вторая встреча с ним (правда, пришлось ему об этом напомнить). А о первой встрече, которая произошла в лагере «Орлёнок» я уже упоминал. Рано ушёл из жизни Павел Романович, очень жаль. Душевный и весёлый был человек. Тем более, полёты первых космонавтов вызывали восхищение и неподдельную радость. Да и имена первых 15 космонавтов врезались в память навсегда.

Космонавт Павел Романович Попович

 

Но, что самое необычное, что в одной палате с П.Р. Поповичем находился мой хороший знакомый, известный хоккеист Сергей Капустин. Хорошо запомнилась свадьба Сергея летом 1975 года и его очень милая супруга Танечка. Да и жили мы по соседству: я на улице Волгина в Черёмушках, а они в Тёплом Стане. Помню, с каким нежеланием он переходил из «крылышек» в ЦСКА . И очень хорошо помню, как после очередного матча мчались по Калининскому проспекту на старенькой «Волге» младшего брата Сергея — Игоря Капустина (он и был за рулём), рядом Сергей, а сзади Хельмут Балдерис и Ваш покорный слуга, и дегустировали Рижское пиво. К сожалению, судьба была не благосклонна к этому душевному человеку и Восходящей Звезде Советского хоккея. 25 июля 1980 года, в один день с Владимиром Высоцким, скоропостижно ушёл из жизни 4-х летний сынишка Сергей Капустина… И эта страшная трагедия подорвала его душевные силы: не смог он вынести ударов судьбы. Вспоминаю нашу последнюю встречу перед моим отъездом в 91-м. Подняв рюмочку коньяка, — а Серёжа, ведь, не пил практически, — он пожелал мне найти хотя бы немного счастья на чужбине. А в 1995 года ушёл из жизни один из величайших советских хоккеистов. Периодически приезжая в Москву я навещаю его на Востряковском. Он ведь вместе с сынишкой там лежит… Очень, очень жаль… Так рано уйти… Ему, ведь, было только сорок два.

70-е годы прошлого столетия. Ветераны и старожилы Форума, разумеется, помнят как вся СТРАНА ночами не отходила от тех стареньких чёрно-белых телевизоров. Ведь кроме пленумов ЦК и съездов КПСС голубые экраны излучали и другие радости для всей страны. Это и фигурное катание, и хоккей. И кто же тогда не болел за советских хоккеистов? Их знали в лицо, а номера на их форме помним и по сей день.

Валерий Харламов, Борис Михайлов, Владимир Петров. 1974 год

 

Вот и мне несказанно повезло тогда. Меня попросили немного поработать в травматологическом отделении госпиталя. И вот, однажды, засуетились санитарочки и медсёстры, освободили отдельную палату и начали наводить там блеск и абсолютную чистоту. Всем, конечно, было интересно для кого готовили палату. Может какой-нибудь известный генерал, а то и маршал???

Оказалось всё гораздо серьёзней. Ясность внёс заместитель заведующего (к слову, зам главного травматолога ВС страны) Андрей Сельцовский. Произошла автоавария и в машине были супруги Харламовы. Ну, а кто такой Валерий Харламов, конечно же знали все. После суперсерий с канадскими профессионалами в 1972-1974 годах и поединками ЦСКА с клубами НХЛ Канады 1975-1976 годов имена советских хоккеистов и, разумеется, Харламова, были у всех на слуху. Через несколько месяцев, после перенесённых операций, Валерий пошёл на поправку и за это время Ваш покорный слуга достаточно близко узнал этого легендарного хоккеиста и, простите за тавтологию, получил возможность получать иногда пропуски на хоккейные матчи. 70-е годы… Колоссальные очереди в кассы на спортивных аренах, а я звонил по телефону и мне просто выносили контромарочку на матч! И кто выносил? Не поверите! Сам Валерий Харламов! Ну, и как-то так получилось, что мы немного сдружились. Я прекрасно знал его супругу — Ирочку. Помню хорошо его маленького сына Сашу и добрую-добрую маму Бегонию (её почему-то так все звали, а настоящее имя у неё было другое). А я был яростным болельщиком хоккея и поклонником, разумеется, ЦСКА. И сколько шайб и даже клюшек (с автографами) приносил в свою больницу в начальные годы своей работы на врачебном поприще. Особенно с чемпионата мира 1979 года.

А.С.: Выдающаяся была у нас команда!

 

Сборная СССР. Чемпионы мира и Европы по хоккею. Москва-1979
Первый ряд: Владимир МЫШКИН, Валерий ВАСИЛЬЕВ, старший тренер Виктор ТИХОНОВ, Борис МИХАЙЛОВ, тренер Владимир ЮРЗИНОВ, Хельмут БАЛДЕРИС, Владислав ТРЕТЬЯК.
Второй ряд: врач команды Борис САПРОНЕННОВ, Ирек ГИМАЕВ, Юрий ЛЕБЕДЕВ, Сергей КАПУСТИН, Владимир ЛУТЧЕНКО, Александр ЯКУШЕВ, Виктор ЖЛУКТОВ, Владимир ГОЛИКОВ, Владимир ПЕТРОВ, массажист команды Георгий АВСЕЕНКО.
Третий ряд: Геннадий ЦЫГАНКОВ, Валерий ХАРЛАМОВ, Сергей МАКАРОВ, Сергей БАБИНОВ, Зинэтула БИЛЯЛЕТДИНОВ, Александр ГОЛИКОВ, Василий ПЕРВУХИН, Александр СКВОРЦОВ, Сергей СТАРИКОВ

 

Л.К.: А с кем рядом довелось сидеть на трибуне?! Это были ветераны советсго хоккея И.С. Трегубов и Н.М. Сологубов. Хорошо помню и Всеволода Боброва и Анатолия Владимировича Тарасова.

Но команду ЦСКА очень даже любил, и ведь, было за что. И какие-то неожиданные совпадения… Разумеется, Вы спросите о чём это я? Вот, например, мой хороший приятель по институту (в одной группе учились) жил на одной лестничной площадке с Борисом Михайловым, — а хоккеисты у него частенько собирались, — ну и, иногда, и нас с приятелем приглашали. Кстати, Борис Михайлов коллекционер и собирает тарелочки настенные с видами городов и, не поверите, шайбы хоккейные.

А моя двоюродная сестра жила по соседству с динамовцем Александром Мальцевым (ещё одна звезда советского хоккея), кстати близкий друг Валерия Харламова, который был свидетелем на свадьбе у Александра Мальцева осенью 1973 года. А за день до свадьбы состоялся хоккейный поединок ЦСКА — ДИНАМО и две знаменитости были противниками на льду. Игра закончилась вничью, хотя в те годы выиграть у армейцев, наверное было нереально. Но и ничья — это не проигрыш, а подарок к свадьбе!

Когда-то я вёл даже дневники о деятельности хоккейной команды ЦСКА. Но это было давно, давно… в прошлой жизни.

Потом была Олимпиада в Москве в 1980 году, где мне довелось врачом поработать в Олимпийской деревне.

А 27 августа 1981 года Валерий Харламов трагически погиб в автомобильной катастрофе. В 33 года эта легенда советского хоккея нашла своё последнее пристанище на Кунцевском кладбище в Москве.

В общем, печальное получилось воспоминание… Да и интерес к хоккею у меня после 1981 года как бы застыл, остановился…

Страж границ Иссык-Куля

 

Это я таким вернулся с Иссык-Куля ( 1984 г.) Кстати, АН Киргизии после наших экспедиций выпустила книженцию, куда попал и Ваш покорный слуга

А.С.: О хоккее очень интересно, спасибо! Но вернёмся к погружениям. Интересен только дайвинг или погружения вообще?

Л.К.: Попробую оба момента объединить в единое целое.

В принципе, само понятие ДАЙВИНГ лично мне, страшно не нравится. Да и не правильное это понятие. DIVING, в переводе с английского — это всё же прыжки в воду, а вышка для прыжков в воду (все ведь их видели в спортивных плавательных бассейнах) всегда называлась DIVING BOARD или DIVING TOWER. В конце 90-х годов прошлого столетия или в начале 2000-х кто-то за рубежом объединил подводное плавание, подводный туризм и прыжки в воду и обозвал их единым словом. И это название прижилось на Западе, а затем перекочевало и в Россию. Так и произошла эволюция подводного плавания в этот самый дайвинг.

История покорения царства Нептуна (или Посейдона, как кому нравится) берёт своё начало ещё в античные времена, но мы не будем сегодня вдаваться в подробности изобретений водолазных приспособлений и скафандров, изобретения батисфер и батискафов, подводных домов и полуторавековую эпопею изготовления, так называемого, акваланга.

Но в 1943 году капитану ВМС Франции Жаку Иву Кусто и инженеру Эмилю Гальяну удалось создать первый безопасный и эффективный аппарат для дыхания под водой, названный аквалангом.

В послевоенные годы страны Запада, расположенные на берегу Средиземного моря, а затем уже и южные штаты США на Карибском море увлеклись освоением Голубого континента. А потом известные книжки Ганса Хасса, Ж. Кусто и Ф. Дюма «В мире безмолвия», переведённая на русский язык в 1957 году, позже и кинофильмы «Голубой континент» из Италии, а затем и фильмы Кусто вызвали всеобщий интерес к подводным погружениям. В СССР уже в начале 50-х появились любители-умельцы, которые изготавливали маски и трубки, клеили ласты и даже гидрокостюмы. И эти самые умельцы надолго опередили советскую промышленность. А мечтать об импортном оборудовании в те годы, как Вы понимаете, и не приходилось. Легализация подводного спорта в СССР в организационных рамках ДОСААФ произошла в середине 50-х годов прошлого столетия. Так начался «Золотой век» для спортсменов-подводников в Советском Союзе. Секции и клубы подводного плавания появляются в ВУЗах и на крупных предприятиях Москвы, а затем быстро распространяются и по всей стране. Но толчок к возникновению любительского подводного плавания дали «отцы-основатели» в начале 50-х. Это именно они легализовали, а затем и создали структуру и традиции советского любительского подводного плавания. В 60-е годы в СССР функционировала мощная, хорошо развитая структура подводного спорта, имевшая свою школу, своё лицо и свои традиции, достаточно уважаемая за рубежом, занимавшая в международных организациях почётное место. Благодаря инициативе первой волны советских подводников в мировой практике родились международные соревнования по подводному спорту.

Центральный морской клуб . Отсюда всё и началось!

В марте 1957 года при Центральном морском клубе ДОСААФ (ЦМК) были организованы первые курсы подводного плавания, в 1959-м была создана Федерация подводного спорта СССР, а 27 июля 1958 года уже были проведены Первые Всесоюзные соревнования по подводному спорту в Крыму, в местечке Карабах, в акватории Алушты. Секции подводного спорта росли как грибы после дождя. И в это время появляются первые экземпляры фалеристических миниатюр, связанных с подводным спортом, которые украшают коллекции подводно-спортивной фалеристики.

Ваш покорный слуга «заболел» подводным плаванием в середине 60-х годов прошлого столетия и благодаря именно первопроходцам («…иных уж нет, а те далече…» , но с некоторыми из них я общаюсь и по сей день) добился некоторых успехов в освоении царства Нептуна и поднялся на определённый уровень на этой стезе.

В конце 70-х, после окончания медВУЗа, я проводил свой законный отпуск в подводно-археологических экспедициях, в качестве врача, но под волнами Голубого континента провёл столько же часов как и другие участники экспедиций. О чём нисколько и не жалею. Никогда не любил валяться на пляже и греться под лучами солнца, а затем рассказывать друзьям и близким, как хорошо отдохнул на побережье моря.

Разумеется, есть много аспектов подводного плавания. Это и подводная охота, и радость новых подводных приключений и новых мест, но что может сравниться с находкой останков древнего поселения или фрагментов древнего корабля, нашедшего своё последнее пристанище в запасниках Нептуна? В этом и есть вся прелесть подводной археологии.

Я имел удовольствие десяток раз побывать в этих экспедициях. Обо всё, конечно, не расскажешь. Но о самых запомнившихся, пожалуй, рискну…

В 1984 году под эгидой АН Киргизии аквалангисты Московского спортивно-технического клуба «Дельфин», под руководством известного в стране подводника С.С. Прапора приступила к обследованию глубин знаменитого озера Иссык-Куль. Воспоминания и по сей день будоражат душу автора этих строк. Красота вокруг, поиск и находки.

Более подробно можно об этом узнать в ветке «Подводная археология» — озёра мира — Жемчужина Киргизии.

В 1985 году Западно-Крымская подводно-археологическая экспедиция. п-ов Крым, оз. Донузлав

Колоссальное количество античной керамики V-VI вв. до н.э. было поднято на поверхность. За пару дней 2 зала местного музея были заполнены ценными экспонатами. Такое можно увидеть только раз в жизни. В этом и заключается романтика поиска и находок. Да и выброс адреналина, пожалуй, такой же, как и у экстремалов, прыгающих с моста. Ну, или что-то вроде того.

Подробности об этих находках можно почитать в ветке форума Подводная археология — Чёрное море — «Подводные тайны солнечного полуострова«.

 

А.С.: Ну, а теперь про спортивно-подводную фалеристику. Что является основой коллекции? Если ли раритеты?

Л.К.: Собственно, костяк коллекции — это ВМФ, подводный флот. Возраст коллекции более 40 лет. Насчёт раритетов, пожалуй, ничего не могу сказать. Коллеги по теме, наши форумчане, разумеется обладают более серьёзными коллекциями. Но, хочу сразу оговорится, здесь, вдали от России, совсем не просто без друзей и знакомых пополнять коллекционный материал, а угнаться за всем, что сегодня производят — просто нереально. Но, как говорится, свет не без добрых людей. Тем более, что мои темы по подводной фалеристике охватывают не только советские и российские значки, а и ПЛ мира, включая немногочисленные фалеристические миниатюры «местного разлива». Ну, а здесь уже точно есть достаточно редкие значки.

Федерация подводного спорта была организована в 1959 году

Другая моя тема — это подводный спорт. В СССР первые значки по этой теме начали появляться в 50-х годах прошлого столетия. Конечно, эти значки, достаточно редкие сегодня, но называть их раритетами я бы, пожалуй не стал. Но, повторюсь, что собираю не только советские и российские значки. И если большинство значков с ПЛ в коллекции, конечно, изготовленных в СССР и России, то в подводно-спортивных значках, думаю иностранных будет больше.

И вот тут возникает вопрос, а что называть раритетом? Коллекционеров этой тематики не так уж и много, но они есть не только в России, но и в странах Европы, и за океаном. И у каждого есть, что-то особенное, редкое, чего нет у других. И конечно, и в моей коллекции есть некоторые значки и наградные медали, которых у других нет. Называть их раритетами, я бы пожалуй не стал, но могу с уверенностью сказать, что есть такие экземпляры, которые «коллеги по несчастью» нигде больше и не встречали. Впрочем, и у них тоже имеются подобные редкости. Порой, случайные находки вызывают не только радость приобретения, но и недоумение, как такое могло произойти?

Небольшой пример… Я здесь обитаю уже 27 лет, и из них четверть века связан с федерацией подводной деятельности страны. Разумеется, есть знакомые, занимающие определённые посты в этой организации. Но, никто и никогда не видел в самой федерации значка с её эмблемой. Искали, но не нашли никаких документов, подтверждающих изготовление значков в прошлом. На многократные вопросы о значках, как правило, с улыбкой разводят руками. В клубах и сборищах коллекционеров та же история, как и на блошиных рынках. Повторюсь, четверть века в поиске…

И вот однажды, у нас на Форуме появляется в продаже достаточно большая кучка значков, среди которых несколько значков КПДР (Конфедерация подводной деятельности России), медаль федерации Испании и… значок с хорошо знакомой мне эмблемой. История длинная, но буду предельно краток. Эта кучка значков была куплена и отправилась в длительное путешествие в Сибирь. Мне повезло и путём обмена нужные значки, после длительного путешествия в почтовых лабиринтах России, прибыли ко мне. Связавшись с продавцом, а эта милая женщина оказалась москвичкой, я узнал, что это коллекция её отца, к сожалению, ушедшего из жизни. Но, решив, что оказавшиеся в коллекции несколько значков и медаль — это не случайность, я задал несколько вопросов хозяйке значков. Собственно, спросил, не имел ли отношение её отец к подводному спорту? И вот тут-то я узнал много интересного. Оказывается её отец был хорошим другом первого президента КПДР. Но и не это самое интересное. Оказывается в 60-х он имел удовольствие быть по служебным делам на Святой Земле. В 60-х… т.е. не позже 1967 года (позже возникла проблема в дипломатических отношениях между двумя странами). Одним словом, значок был приобретён в Израиле, и изготовлен, без всяких сомнений, именно здесь. Но где же ВТОРОЙ, ТРЕТИЙ… Вообщем, это и по сей день тайна покрытая мраком. Короче говоря, значок из Израиля был привезён в Москву в далёких 60-х, пролежал в коллекции до 2000-х, улетел в Сибирь (в Томск), а затем вернулся в родные края, в коллекцию к москвичу. Во как бывает!

Буквально через пару недель, мой приятель (кстати, форумчанин), не менее меня удивлённый этой историей, увидел случайно на Ebay в продаже такой же значок и приобрёл его для меня. Два значка, в течении 2-х недель, после 25-летних поисков? Сказка! Значок прибыл ко мне и при ближайшем рассмотрении оказался немного другим. Но, что самое интересное, продавец был из… Москвы! Значит, всё-таки значки выпускались. И это не «пуговицы», а нормальные алюминиевые значки из-под пресса. И где же другие экземпляры? И всё-таки, язык не поворачивается назвать их раритетами.

А.С.: Знаки ВМФ и Подводный спорт — это две темы. А другие интересы? Есть третья тема? Пловцы?

Л.К.: Третья тема коллекции — это водолазы, как военные (именно, водолазы!) так и гражданские, и опять же, весь мир.

Кстати, в эту тему входят и спасательные водолазные суда. В теме, разумеется, есть редкости, но к своему стыду должен признаться, есть и откровенно фантазийные значки — сегодня этого добра хватает. Лучше назовём их коммерческими…

В тему БОЕВЫЕ ПЛОВЦЫ, честно говоря, не углубляюсь. Но, конечно же есть подборки спецназа ВМФ, и есть пара достаточно редких значков (я просто знаю историю их появления).

Ну, наконец, ещё одна, довольно сложная, тема. Это обитаемые и необитаемые глубоководные аппараты. И опять же, не только СССР и Россия. И возглавляют эту тему, два достаточно редких значка, посвящённые изобретателю первого обитаемого батискафа, физику из Швейцарии, совершившего впервые в мире погружение на 3000 м. А затем на усовершенствованном батискафе «Триест» его сын погрузился в Марианскую впадину в январе 1960 году на глубину более 10 км!

Тогда это известие было как разорвавшаяся бомба, но со временем как-то про это забыли. Но, не все. Некоторые страны, поняв, что можно что-то создать для спасения подводников из затонувших подводных лодок, под завесой абсолютной тайны, начали создавать глубоководные аппараты. И СССР не оставался в стороне, разумеется.

И значков, связанных с этой темой, достаточно много. И это интересно.

А.С.: Что-то из коллекции удобно показать?

Л.К.: Для начала покажу редкие значки далёких 50-х годов. Так начиналась история подводного спорта в СССР.

Первый значок — это Первый чемпионат СССР (Крым, местечко Карабах около Алушты). Лично знаком с создателем этого первого значка. Очень интересная женщина, москвичка, врач-хирург и бабушка советской подводной охоты

Первый чемпионат СССР (Крым, местечко Карабах около Алушты)

 

Три значка Первенство Москвы под эгидой ДОСААФ ( 50-е годы).

 

Первенство Москвы под эгидой ДОСААФ ( 50-е годы)

Московский энергетический институт. Клуб подводников — один из самых первых клубов в СССР.

 

Московский энергетический институт. Клуб подводников — один из самых первых клубов в СССР

 

Первенство СССР 1962 года. Да, алюмишка! Все ли могут похвастаться наличием этого значка? Алюминий!

 

Первенство СССР 1962 года. Да, алюмишка! Все ли могут похвастаться наличием этого значка? Алюминий!

Пара значков Московского городского спортивно-технического клуба «ДЕЛЬФИН». Именно отсюда началась массовость подводного спорта в СССР.

Московский городской спортивно-технический клуб «ДЕЛЬФИН». Именно отсюда началась массовость подводного спорта в СССР

А.С.: Давайте ещё немного о коллекции поговорим. Коллекция содержит много значков?

Л.К.: Про темы коллекции я уже упоминал, а вот про количество… Даже и не знаю, что можно сказать. Честно говоря, никогда не подсчитывал, ну, разве что в далёком детстве. Надо же было посоперчничать с друзьями по школе. А потом, больше никогда этим не занимался, да и не стремился пополнять коллекцию в количественном плане.

Когда-то, давно в теме «Как мы оформляем коллекции» (искать https://forum.faleristika.info/) я показывал свои рамки со значками, в которые Ваш покорный слуга и по сей день  помещает (внедряет, реализовывает или даже, втискивает) предметы своего вожделения, то бишь, фалеристические миниатюры. С подводным флотом, где-то около сотни таких рамок, с водолазами и боевыми пловцами — около тридцати, ну а с подводным плаванием (спортом)  тоже, наверное, около пятидесяти. Честно говоря, для оформления  этих самых рамок не всегда достаточно времени. Но ещё есть что оформлять. Однажды, надеюсь, покажу всё в теме «Мой музей«. Вот на пенсию выйду и времени будет предостаточно. Во всяком случае, я надеюсь на это.

Вот несколько рамок из коллекции.

Подводные лодки меня интересуют как дизельные, так и атомные. Начальная рамка коллекции, это разумеется, форумные значки ИСТОРИЯ ПОДВОДНОГО ФЛОТА РОССИИ  (она давно уже оформлена), ну а водолазы меня интересуют не только военные, но и гражданские.

Серия «Подводный флот России» (кроме трёх верхних и большого знака)

И напоследок юбилейный значок  больницы где я и постигал премудрости хирургии и урологии. Этот значок мне подарили при очередном посещении ALMA MATER, а я всегда её навещаю, когда приезжаю в столицу.

А.С.: Вы — московский доктор, проживающий в Израиле. Сильно ли там развито коллекционирование предметов фалеристики? Какие популярные темы?

Л.К.: Коллекционеров в Израиле предостаточно. На первом месте, пожалуй, нумизматика (античная, монеты Англии и монеты современного государства, т.е. с 1948 года). Далее, всё-таки, филателия. Но и фалеристика занимает не последнее место в сфере коллекционных увлечений. Есть интерес к наградной фалеристике, но преимущественно к Британии. Определённое количество коллекционеров проявляют интерес к настольным медалям, и не только к израильским, но и иудаике, вообще. Один из представителей «медалистов» (на достаточно серьёзном уровне) и у нас на Форуме. Это Santa, модератор в ветке НАСТОЛЬНЫЕ МЕДАЛИ. Разумеется, он увлекается не только медалями, но и значками.

А.С.: Какие основные темы коллекционной фалеристики? Знаки полиции популярны во всём мире. Полиция Израиля не исключение?

Л.К.: Последних здесь достаточно, как впрочем, и коллекционеров. Разумеется, 50-60% — это бывшие граждане республик Советского Союза. Но, и аборигенов тоже достаточно. Основные темы коллекций, разумеется, АОИ (Армия Обороны Израиля), ВМФ, авиация и правоохранительные органы.

Значки, связанные с полицией, достаточно разнообразны и популярны. Да и почитателей данного направления фалеристики немало. Среди них и сотрудники правоохранительных органов, и не только. Один из них представитель нашего Форума и признаюсь по очень большому секрету, мой близкий родственник. В коллекционной иерархии полицейских значков он занимает далеко не последнее место в стране.

Старенькие значки достаточно редкие и потому пользуются особой популярностью. И раритеты тоже есть. Определённое количество фалеристов интересуются значками и медалями, связанными с иудаикой, и не только местного «разлива». Кто-то интересуется спортом, кто-то медициной, а кто-то просто историей государства.

Израиль — страна небольшая и, разумеется, количество коллекционеров измеряется не десятками тысяч. Нужно заметить, что приток в страну в начале 90-х годов прошлого столетия бывших граждан СССР, разумеется, повысил здесь и процент коллекционеров. Более того, благодаря притоку увлечённых коллекционированием людей, начали появляться новые места встреч, или как мы их называем, клубов в разных городах страны. Да и появились они, разумеется, благодаря инициативе коллекционеров, приехавших из СССР, а затем и из Российской Федерации. И встречи проходят в тёплой и дружественной обстановке и, по-моему вполне устраивают всех. Эпизодически на встречах появляются и представители из других стран.

Если кому-то захочется более подробно узнать про встречи коллекционеров в Иерусалиме, в ветке Форума МЕСТА ВСТРЕЧ КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ, можно посмотреть фоторепортажи из клуба в Иерусалиме.

Прошло более четверти века с тех пор. Не все приехали в юном возрасте, и не все смогли разобраться с премудростями тотальной компьютеризации Матушки-Земли. У многих прервались связи с коллегами из прошлой жизни, и как следствие, привезённые коллекции (кстати, по определённым техническим причинам, далеко, не всеми) пришли, как бы, в состояние застоя. И как результат, многие переключились на новые, более доступные, местные темы. Важно отметить, что не только «ветераны фалеристического труда» продолжают осваивать коллекционные трассы. Среди коллекционеров достаточно молодёжи и даже детей. В некоторых городах встречи проходят каждую неделю, в других раз в месяц или раз в три месяца. Разумеется, есть свои (местные) форумы на просторах ИНТЕРНЕТА, где и общаются «товарищи по оружию» и коллеги по увлечениям, и достаточно, на серьёзном и профессиональном уровнях. Вот вкратце, о многом.

А.С.: Леонид! Мне очень приятно, что Вы нашли время для встречи и подготовки этого интервью! Благодарю Вас!

Л.К.: Моё почтение!🍷

 

 

Водолазы, дайвинг, боевые пловцы

Флот России

Русалки моря и суши (+18)

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы