Гестапо против интерклубов моряков

in Значки 957 views

Гестапо против интерклубов моряков. История одного знака

 

Несколько лет меня интересовал вопрос атрибуции необычного знака, попавшего ко мне от потомков Ивана Погодина, активного участника революции и Гражданской войны, моряка Балтийского флота.

В период Первой Мировой войны Погодин служил кочегаром на линкоре «Адмирал Макаров». В составе ревельской группы матросов участвовал в штурме Зимнего дворца, впоследствии в ликвидации Ставки Главковерха, в знаменитом Ледовом переходе кораблей Балтийского Флота из Гельсинфорса в Кронштадт. После Гражданской войны участвовал в становлении Балтийского Торгового флота, в 20-х годах занимал должности комиссара и первого помощника капитана на пароходах «Рошаль» и «Роза Люксембург», был профсоюзным активистом Союза Водников и одним из создателей Советского Морского Регистра.

И.В. Погодин, 1946 г.

Упомянутый знак представляет собой морской якорь, обвитый канатом с наложенным на него изображением покрытого красной эмалью земного шара и буквами ISH. Знак изготовлен из латуни, позолочен, размер 27х19 мм. Крепление знака представляет собой скобообразный зацеп для ношения в петлице, что нехарактерно для советских знаков как раннего, так и поздних периодов.

Длительное время я безуспешно пытался найти информацию об этом знаке либо хотя бы атрибутировать его. Учитывая богатое прошлое первого владельца знака, можно было рассчитывать на достаточно интересную историю.

Недавно Интернет вывел меня на страницу Российско-Германского проекта по оцифровке германских документов, захваченных в период Второй Мировой войны и хранящихся в архивах Российской Федерации. Каково же было мое удивление, когда в архивных материалах из досье Рейхскомиссариата по обеспечению общественного порядка «О деятельности Объединенного союза моряков, портовых рабочих и речников Германии» я обнаружил изображение своего знака. Он оказался эмблемой Интернационала моряков и портовых рабочих, действующего совместно с системой Международных (Интернациональных) клубов моряков (INTERNATIONALE SEEMANSKLUB) и был изображен на совместной листовке этих организаций периода 30-х годов с лозунгом «Международный клуб моряков – ваш дом. Интернационал моряков и портовых рабочих – ваша школа борьбы».

Подобная эмблема была представлена и на одной из страниц газеты «Hamburger Volkszeitung» за сентябрь 1932 г.

Страница из газеты «Hamburger Volkszeitung» за сентябрь 1932 г.

 

Дальнейшие изыскания позволили воссоздать историю знака. Интернациональный клуб моряков был организован в 1921 г. в Петрограде по результатам 3 конгресса Коминтерна и прошедшего за ним учредительного съезда Профинтерна. В это время Москвой было инициировано создание целого ряда международных рабочих организаций на коммунистической платформе. Как писал один из идеологов Коминтерна А. Лозовский в своей работе «Стачка – как бой»: «Для этого надо уметь сочетать все формы нелегальной, полулегальной и легальной работы, организуя рабочих под любым предлогом и любым названием». Были созданы и, так называемые, «Международные комитеты пропаганды и действия» с целью организации и координации стачечной борьбы.

Иностранные моряки представляли из себя крайне удобный материал для пропагандистской работы, поскольку являлись, по сути, единственными представителями западного пролетариата, в массовом порядке посещающими СССР. Система Интернациональных клубов моряков быстро получила широкое распространение. Отделения ИКМ были открыты во всех крупных портовых городах Советской России: Ленинграде, Одессе, Владивостоке, Батуми и др. Руководство клубов организовывало для иностранных моряков лекции, концерты и экскурсии на советские предприятия, музеи, выставки и снабжало их коммунистической литературой на иностранных языках. Вся работа проводилась в тесном контакте с функционерами МОПР. Курировал работу ИКМ Союз Водников СССР. На 1933 год в Плавсекции Ленинградского бассейнового комитета Союза Водников, состоящей из моряков заграничного плавания числилось 1750 человек. В Ленинграде Интерклуб моряков располагался на пр.Огородникова (ныне Рижском) д.15.

Обложка бюллетеня Интерклуба моряков за 1932 г.на нидерландском языке

Членами ИКМ на советских судах в обязательном порядке проводилась пропагандистская работа и при заходах в иностранные порты. Организовывались встречи с зарубежными рабочими, моряками, докерами, проводились экскурсии на советские суда, раздавалась литература. Отделения Интернационального клуба моряков располагались во всех крупных мировых портах и имели филиалы в Гамбурге, Роттердаме, Антверпене, Марселе, Нью-Йорке и др. Однако эта деятельность была лишь вершиной айсберга. Значительная часть работы ИКМ носила негласный характер и осуществлялась под руководством ИНО ОГПУ и позже НКВД. Ее целью являлась вербовка агентов, шпионаж, организация актов саботажа и диверсий на судах государств, враждебных СССР. В фашистской Италии, после франкистского переворота в Испании, а с 1933 г. в Германии деятельность Интернационального клуба моряков была признана антигосударственной и находилась под запретом, его члены преследовались местной полицией и спецслужбами.

Первый номер газеты «Революционный моряк», выходившей одновременно на русском, английском и немецком языках

 

Справка МГБ СССР 1953 г. о содержании дела из архива гестапо

В 1930 году по итогам конференции Морской секции Коминтерна в Москве был создан Интернационал Моряков и Портовых Рабочих (ИМПР), который стал работать в тесном контакте с Интерклубами моряков. Штаб-квартиру ИМПР было решено разместить в Гамбурге. Руководителем стал британский коммунист Джон Харди, секретарь — немец Альберт Вальтер. Уже в 1932 году в ИМПР входили профсоюзные организации 22 стран и 19 колоний. Немецкую секцию, которая насчитывала 16 тысяч членов, возглавил Эрнст Волльвебер, профессиональный революционер, коммунист, член Коминтерна, депутат Рейхстага от КПГ и кадровый сотрудник ИНО ОГПУ.

На основе ИМПР Волльвебер создал разветвлённую и мощную диверсионную организацию, действующую по всей Европе.

Документ из архива Гестапо о коммунистической пропаганде в Роттердаме

Деятельность этих групп вызвала серьезную озабоченность гестапо. И летом 1937 года, когда Волльвебер нелегально приехал в Гамбург, гестаповцам все-таки удалось его выследить, были арестованы почти все члены гамбургской группы, однако самому Волльвеберу удалось сбежать в Данию. В 1941 году он был арестован шведской полицией и через три года передан советской стороне.

В докладе Гедриха рейхсфюреру СС и шефу германской полиции от 10 июня 1941 года говориться: «Волльвебер в 1933 году возглавил руководство ИСХ (Интернационал моряков и портовых рабочих ), который, являясь международной профессиональной организацией моряков и портовых рабочих , выполняет по поручению Коминтерна диверсионные акты, главным образом, против немецкого торгового флота. Он несет основную ответственность за организацию и деятельность диверсионных групп, созданных по указанию Москвы в Германии, Норвегии, Швеции, Дании, Голландии, Бельгии, Франции и прибалтийских государствах. Волльвебер руководил также приобретением и перевозкой взрывчатых веществ, располагая, кроме того, денежными средствами, щедро предоставляемыми Коминтерном для финансирования организации и платы агентам.

В результате деятельности этих террористических групп, распространенных по всей Европе, были совершены диверсии против 16 немецких, 3 итальянских, 2 японских судов, два из которых были полностью уничтожены. Наиболее крупные опорные пункты диверсантов находятся в портах Гамбурга, Бремена, Данцига, Роттердама, Амстердама, Копенгагена, Осло, Ревеля и Риги. Коммунистические диверсионные группы, созданные в Голландии, Бельгии и Франции, находились под руководством голландского коммуниста Йозефа Римбертуса Схаапа, который возглавлял интерклуб в Роттердаме и поддерживал теснейшие связи с руководящими работниками всей организации… С февраля по апрель 1941 года полиции безопасности (СД) вместе с датской полицией удалось арестовать руководящих работников коммунистической партии Дании, которые оказывали активную поддержку деятельности коммунистических диверсионных групп. Среди арестованных были, в частности, член Исполнительного комитета компартии Дании и генеральный секретарь Международного союза моряков и портовых рабочих Рихард Йенсен.»

Всего организацией Волльвебера в этот период было уничтожено или повреждено свыше 25 кораблей. Помимо диверсий, моряки Волльвебера занимались организацией актов саботажа, нелегальной доставкой оружия. После окончания войны Волльвебер переехал в ГДР. Там он продолжал сотрудничество с советской разведкой и руководил диверсионной организаций в период войны в Корее, а позже стал министром государственной безопасности ГДР.

Эрнст Фридрих Волльвебер (1898–1967)

Что касается Ивана Погодина, то по роду своей деятельности он, безусловно,  должен был быть членом и Интерклуба и Интернационала моряков.  В книге «Это было на Балтике» (изд. «Морской транспорт»,М.,1960 г.) есть упоминание, что в 1923 году «коммунисты парохода «Рошаль» провели в Гамбургском порту собрание с участием представителей Гамбургского портового бюро Международного комитета пропаганды транспортных рабочих. Представитель бюро в своём докладе «О едином международном фронте» нарисовал перед балтийскими моряками картину классовой борьбы в капиталистических странах, рассказал о наступлении международной буржуазии на права и завоевания рабочих-транспортников, о предательской роли лидеров соглашательских профсоюзов». Как уже указывалось, Погодин в это время был первым помощником капитана парохода «Рошаль» и секретарем судовой партийной организации.

В 1936 году в Ленинградском Интерклубе моряков выступил легендарный немецкий пролетарский певец Эрнст Буш. Сохранились воспоминания об этом событии:

«В назначенный час мы приехали в клуб, расположенный в Ленинградской гавани. Атмосфера в зрительном зале, заполненном немецкими моряками, была крайне напряжённой. Очевидно, заранее обработанные своими командирами, они держались настороженно и недружелюбно…

Перед выходом на сцену Буш попросил выключить свет в зале. Я видел, что он с трудом сдерживает волнение. Но это было волнение борца перед решающим сражением. 

Прозвенел звонок, раздвинулся занавес, и Эрнст Буш предстал перед тремя сотнями глаз своих соотечественников. На сей раз мы начали программу не с боевых песен и баллад Эйслера, а с немецких народных песен. С неподражаемым юмором и задушевной простотой Буш спел несколько песен, вызвавших немедленный бурный отклик слушателей. 

С каждой песней атмосфера в зале становилась все теплей и непринужденней. После двух-трех номеров по сигналу Буша моряки начали подпевать знакомые куплеты, а когда очередь дошла до песни «Tot von Basel», её весёлый припев дружно подхватывал весь зал.

…Теперь наступило время и для других песен. Буш запевает стремительный марш «Красный Веддинг».

Убийцы душат рабочий класс,
Но Веддинг жив и Берлин за нас.
Мы тайно смыкаем наш строй…
… Блеском солнца раскалённым
залит весь горизонт.
Выше знамя! В бой, колонны!
Рот фронт! Рот фронт!

(Перевод С. Болотина и Т. Сикорской)

Вначале наши слушатели, притихшие и испуганные, хранят напряженное молчание. Но вот постепенно из темноты зала начинают доноситься сперва сдержанные, а потом все более бурные возгласы одобрения. Песня и её исполнитель одерживают полную победу. «Песня солидарности» Брехта — Эйслера, «Болотные солдаты», «Песня о Родине» Дунаевского принимаются с восторгом. А «Песню Единого фронта» Буш заканчивает под гром аплодисментов и настойчивые требования повторить. Он повторяет. И припев с ним поёт весь зал…».

 

Объективности ради, надо сказать, что не только героические страницы были в истории Интерклубов моряков, и не только с гестапо довелось им воевать. Советская действительность была далека от лозунгов пропаганды.

Интерклубы моряков располагались, как правило, в одних зданиях с Торгсинами и обстановка, царящая в них, зачастую превосходила нравы самых злачных притонов портов Гамбурга и Роттердама. Вместе с коммунистической пропагандой иностранные моряки попадали в цепкие лапы советской портовой мафии. Под прикрытием торгсиновских ресторанов и баров процветали проституция, контрабанда, валютные махинации. По словам одного из руководителей Интерклубов в 30-х годах в Туапсе, Новороссийске, Батуми, итальянского коммуниста – «крупнейшим препятствием в нашей работе является проституция… Официальным домом проституток является Торгсин. В это помещение проститутки приходят как к себе домой, здесь ждут клиентов… С 6-ти вечера до часу ночи внутрь ресторана Торгсина, так и снаружи нельзя буквально пройти, не пробивая дорогу сквозь толпу проституток, сутенёров и спекулянтов…

…Там были пьяные проститутки, которые танцевали в зале и на столах, как в настоящем публичном доме в буржуазных странах…Несколько судовых офицеров-фашистов, которые там выпивали, уходя заявили, что здесь полагалось бы больше серьёзности. Фашистская судовая администрация использует эти факты для всякой клеветы. Так, например, старший помощник капитана – фашист на все 100%, иронически сказал мне, что без сомнения нами сделаны известные достижения, но что Россию лучше всего характеризует зрелище проституток и сутенёров».

Особо отличался в этом плане Одесский Торгсин, напоминавший, по словам очевидцев, бордель самого низкого пошиба. Так что создатели известного фильма «Дежа Вю», воссоздав обстановку в Одессе в конце 20-х годов, особо ничего не утрировали. Борьба с этими явлениями на местном уровне была безрезультатной, каждый имел свой интерес. Единственной организацией, которая объявила портовым Торгсинам войну, были Интерклубы моряков. Лекции о преимуществах социализма и бедный буфет слабо привлекали моряков, которые охотнее посещали злачный Торгсин.

Благодаря поднятой Интерклубами шумихе, дело о проституции и спекуляции в портовых Торгсинах достигло партийной верхушки. Начались массовые чистки работников. Бары и рестораны теперь могли работать только при Интерклубах под присмотром политработников. В 1936 году была ликвидирована и сама система Торгсина.

Во время войны Интерклуб моряков активно действовал в Мурманске, куда приходили суда союзников. После Второй Мировой войны система интерклубов моряков продолжала функционировать и в видоизмененном виде дожила до наших дней.

Вернувшись к теме фалеристики, следует упомянуть малоизвестный знак 30-х годов, описанный в книге М. М. Глейзера «Довоенные значки Ленинградского монетного двора», являющийся членским знаком Интернационального Клуба Моряков и представленный на форуме.

Недавно в Интернете автору удалось найти изображение членского билета Интернационального Клуба Моряков и Интернационала моряков и портовых рабочих, на обложке которого изображен знак Погодина.

Тем самым можно с уверенностью утверждать, что представленный знак является членским знаком Интернационала моряков и портовых рабочих. Изготовлен он, по всей видимости, в Германии в 1931-32 годах.

Дополнительным подтверждением этой версии может служить изображение на марке для уплаты членских (вступительных) взносов, где изображена эмблема Интернационала моряков с русской аббривеатурой ИМПР (калькой с английского или немецкого ISH). Возможно, советская атрибутика намеренно отсутствует на эмблеме, чтобы придать организации видимость независимой.

  1. http://germandocsinrussia.org/ru/nodes/1-rossiysko-germanskiy-proekt-po-otsifrovke-trofeynyh-kollektsiy
  2. Справочник «Весь Ленинград», 1933 г.
  3. Зигуненко С.Н., « Разведчики и шпионы»
  4. Кузнецов В.В., «НКВД против Гестапо»
  5. Вальтер Шелленберг «Мемуары»
  6. https://sites.google.com/site/ernstbush/pesni-i-ih-istoria-mp3-file-1/spisok/krasnyj-vedding-1929
  7. Осокина Е.А., «Советские дома терпимости»: рассказ о портовых торгсинах 1930-х гг.». Вестник РУДН, 2007 г. №2

 

Павел Ермолаев (Polarpiter)

__________________

Обсудить материал на форуме >>>