Австрийские ордена в колодках на портретах Военной Галереи

in Зарубежные награды/Искусство/Исследования

Продолжая цикл исследовательских статей о иностранных орденах в колодках на портретах Военной галереи Зимнего дворца, нельзя обойти стороной австрийские ордена Военный Марии Терезии, а также Леопольда.

Среди всех иностранных наград в колодках на портретах Военной галереи, австрийский Военный орден Марии Терезии занимает особое место. Учреждённый в 1757 году королевой Венгрии и Богемии Марией Терезией, изначально двухстепенной, с 1765 года орден разделяется на три класса: I – кавалеры Большого Креста, II – командоры, III – кавалеры (в русской традиции также кавалеры малого креста). При этом, кавалеры Большого Креста в качестве знаков отличия носили на широкой муаровой ленте через правое плечо, состоящей из двух красных полос и одной белой полосы между ними, золотой крест леопольдовского типа, покрытый белой эмалью, центральный медальон которого горизонтально разделен наподобие австрийского родового эрцгерцогского герба на участки красной, белой и красной эмали. Вокруг центрального медальона в белой эмали размещён золотой орденский девиз – «FORTITUDINI» (Храбрости). На реверсе центрального медальона – вензель Марии Терезии в белой эмали, окружённый лавровым венком в зелёной эмали. На левой стороне груди размещалась серебряная звезда в виде леопольдовского креста. Командоры носили  такой же крест на аналогичной ленте на шее, а кавалеры носили знак меньшего размера на ленте в петлице.

Австрийский Военный орден оставил заметный след в российской истории.  Нельзя ни упомянуть о том, что при разработке статута Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия Императрица статут австрийского ордена Марии Терезии не ушёл от внимания императрицы Екатерины II[1].

О степени его значимости говорит и тот факт, что на колодке Императора Александра I австрийский Военный орден следовал сразу после ордена Святого Георгия IV степени и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, первым из пяти иностранных наград, напрямую свидетельствуя о высоком положении относительно орденов остальных государств.

Австрийский Военный орден на протяжении почти двух столетий неизменно упоминается в различных российских[2],[3],[4] и зарубежных фалеристических изданиях[5],[6].

Наконец, австрийский Военный орден Марии Терезии малого креста был запечатлён графом Львом Николаевичем Толстым на страницах одного из самых великих произведений об Отечественной войне 1812 года и всей русской литературы – романа «Война и Мир»:

«Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружён придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель-адъютант делал ему упрёки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом.  Военный министр подошёл, поздравляя его с орденом Марии-Терезии 3-й степени, которым жаловал его император»[7].

В отличии от других иностранных орденов, которые уже упоминались ранее или ещё будут разбираемы в следующих материалах, ношение старших степеней в колодках для Военного ордена Марии Терезии не практиковалось ввиду относительно незначительного количества российских кавалеров, а соответственно, редкости и ценности ордена. Это было связано с запретом на награждение австрийским Военным орденом иностранцев, который, разумеется, нарушался.

Что же касается командорской степени данного ордена, то она встречается только на трёх подгрудных портретах Военной галереи – генерала от инфантерии князя Петра Ивановича Багратиона, и генералов от кавалерии графа Леонтия Леонтьевича Беннигсена и графа Петра Христиановича Витгенштейна. При этом, князь Багратион получил свою награду за подвиг при Шенграбене 4 (16) ноября 1805 года[8]. Инстересно, что А. А. Подмазо в своем альбоме-справочнике указывает дату получения Командорской степени Багратиона как 1799 год[9]. Действительно, в Месяцесловах за 1803-1804 года[10] среди наград князя Петра Ивановича числится австрийский Военный орден, но только с 1807 года стала указываться заслуженная в компанию 1805 года Командорская степень[11]. Подобные задержки с указанием наград в такого рода документах на тот момент не являлись редкостью даже для российских орденов.

Иными словами, князь Багратион был последовательно Кавалером и Командором ордена Марии Терезии. 

Фрагменты портретов генерала от инфантерии князя Петра Ивановича Багратиона и генералов от кавалерии графа Леонтия Леонтьевича Беннигсена и графа Петра Христиановича Витгенштейна. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1823 года. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Приведём список генералов, на чьих портретах Военной галереи изображён австрийский Военный орден Марии Терезии III степени или, иначе говоря, меньшего креста в наградных колодках: 1. Вальмоден Людвиг Георг фон, граф, генерал-лейтенант; 2. Васильчиков 1-й Илларион Васильевич, генерал-лейтенант; 3. Винцингероде Фердинанд Фёдорович, барон, генерал от кавалерии; 4. Волконский Петр Михайлович, князь, генерал-лейтенант; 5. Вюртембергский Евгений, принц, генерал от инфантерии; 6. Голицын Дмитрий Владимирович, князь, генерал от кавалерии; 7. Горчаков Андрей Иванович, князь, генерал-лейтенант; 8. Депрерадович Николай Иванович, генерал-лейтенант; 9. Дибич-Забалканский Иван Иванович, барон, генерал-лейтенант; 10. Довре Федор Филиппович, генерал-лейтенант; 11. Кайсаров Паисий Сергеевич, генерал-майор; 12. Кнорринг Карл Богданович, генерал-майор; 13. Ланжерон Александр Федорович, граф, генерал от инфантерии; 14. Ожаровский Адам Петрович, граф, генерал-лейтенант; 15. Орлов-Денисов Василий Васильевич, граф, генерал-лейтенант; 16. Пален 1-й Петр Петрович, граф, генерал-лейтенант; 17. Платов Матвей Иванович, граф, генерал от кавалерии; 18. Потёмкин Яков Алексеевич, генерал-майор; 19. Раевский Николай Николаевич, генерал от кавалерии; 20. Розен 2-й Александр Владимирович, барон, генерал-майор; 21. Рот Логгин Осипович, генерал-лейтенант; 22. Саксен-Кобургский Леопольд, герцог, генерал-лейтенант; 23. Сеславин Александр Никитич, генерал-майор; 24. Сипягин Николай Мартемьянович, генерал-майор; 25. Ставраков Семён Христофорович, генерал-майор; 26. Сухозанет Иван Онуфриевич, генерал-майор; 27. Толь Карл Фёдорович, барон, генерал-лейтенант; 28. Трубецкой Василий Сергеевич, князь, генерал-лейтенант; 29. Уваров Фёдор Петрович, генерал от кавалерии; 30. Чернышев Александр Иванович, генерал-лейтенант.

На колодках, состоящих из серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и австрийского Военного ордена Марии Терезии последний мог располагаться как перед российской наградой – фрагменты № 10 – Ф. Ф. Довре и 12 – К. Б. Кнорринг, так и после – фрагменты № 2 – И. В. Васильчиков 1-ый, 5 – Е. Вюртембергский, 16 – П. П. Пален 1-ый, 17 – М. И. Платов, 19 – Н. Н. Раевский.

Среди колодок на три награждения, орден Марии Терезии на портретах Военной галереи располагается как перед российскими серебряной и бронзовой медалями «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах на фрагментах № 1 – Л. Г. Вальмоден и 9 – И. И. Дибич, так и после ордена Святого Владимира IV степени и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте на фрагменте № 8 – Н. И. Депрерадович. Еще в четырех случаях австрийский Военный орден находится посредине, между серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и, соответственно, сардинским орденом Святых Маврикия и Лазаря в колодке на фрагменте № 3 – Ф. Ф. Винцингероде, прусским орденом «Pour le Mérite» в колодке на фрагменте № 18 – Я. А. Потемкин, Золотым офицерским крестом «За Прейсиш-Эйлау» на Георгиевской ленте в колодке на фрагменте № 21 – Л. О. Рот и орденом Святого Иоанна Иерусалимского, обозначающего командорскую степень в колодке на фрагменте № 25 – С. Х. Ставраков.

Среди колодок на четыре награды, первой из которых идет серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, а остальные три – иностранные ордена, австрийский Военный орден «опережает»: на колодке на фрагменте № 4 – П. М. Волконский – Британский орден Бани и шведский Военный орден Меча; на колодке на фрагменте № 7 – А. И. Горчаков прусский орден Красного Орла III степени взамен I и сардинский орден Святых Маврикия и Лазаря; на колодке, изображённой на фрагменте № 11 – П. С. Кайсаров Военные ордена баварский Максимилиана Иосифа и шведский Меча. Кроме того, аналогичная ситуация наблюдается и на колодке на фрагменте № 22 – Л. Саксен-Кобургский, но о наградах, запечатлённых на ней речь пойдет несколько позднее.

На колодках, изображённых на фрагментах № 14 – А. П. Ожаровский   и 28 – В. С. Трубецкой орден Марии Терезии следует после серебряной и бронзовой медалей «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах и перед французским Военным орденом Святого Людовика. Похожая последовательность наблюдается и в колодке на фрагменте № 6 – Д. В. Голицын, но на месте французского ордена расположен орден Святого Иоанна Иерусалимского, обозначающий степень почетного командора.

Наиболее интересна последовательность расположения наград в два ряда на колодке, изображённой на фрагменте № 23 – А. Н. Сеславин. В верхнем ряду которой располагаются два Военных ордена: российский Святого Георгия IV степени и австрийский Марии Терезии, а в нижнем – знак ордена Святого Иоанна Иерусалимского в степени почётный кавалер и серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте. Висящий около второго ряда наград на колодке крест ордена Святого Владимира в её состав не входит, так как выпущен по борту мундира (доломана) и является III степенью, носимой на шее. Более подробно колодка генерала Сеславина уже рассматривалась в одной из предыдущих статей.

На фрагменте № 27 – К. Ф. Толь указанные выше российский и австрийский Военные ордена расположены по краям колодки, а между ними идут серебряная и бронзовая медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах, что соответствует негласному наградному правилу: сначала отечественные награды, а уже потом иностранные.

Среди всех трёх колодок на пять награждений, орден Марии Терезии расположен третьим по порядку, то есть посередине: после ордена Святого Георгия IV степени и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и перед той же бронзовой медалью на Владимирской ленте и сардинским орденом Святых Маврикия и Лазаря в колодке на фрагменте № 20 – А. В. Розен 2-ой; перед теми же двумя российскими наградами и после Золотого офицерского креста «За Прейсиш-Эйлау» на Георгиевской ленте и бронзовой медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на Владимирской ленте в колодке на фрагменте № 26 – И. О. Сухозанет; после серебряной и бронзовой медалями «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах и перед Военными орденами французским Святого Людовика и шведским Меча в колодке на фрагменте № 30 – А. И. Чернышёв.

На обоих колодках, состоящих из шести наград, австрийский Военный орден расположен после серебряной и бронзовой медалей «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах, а также французского Военного ордена Святого Людовика, но перед прусским орденом Красного Орла III степени взамен I и баварским Военным орденом Максимилиана Иосифа на колодке, изображённой на фрагменте № 15 – В. В. Орлов-Денисов и перед Военными орденами шведским Меча и всё тем же баварским Максимилиана Иосифа на фрагменте № 24 – Н. М. Сипягин.

На двух из самых больших по числу наград, как из рассматриваемого списка, так и среди всех запечатлённых на портретах Военной галереи колодках, австрийский Военный орден Марии Терезии располагается сразу же за российскими наградами, перед всеми остальными иностранными орденами. Напомним, что на колодке, изображённой на фрагменте № 13 – А. Ф. Ланжерон следуют серебряная и бронзовая медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах, Золотой офицерский крест «За взятие Измаила» на Георгиевской ленте, описываемый австрийский Военный орден Марии Терезии, французский Военный орден Святого Людовика, французский Знак Лилии (?)[12], Орден Святой Анны III степени взамен I и американский орден Цинциннати(а). А в колодке на фрагменте № 29 – Ф. П. Уваров – серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, австрийский Военный орден Марии Терезии, прусский орден Чёрного Орла, баварский Военный орден Максимилиана Иосифа, вюртембергский орден «За Военные заслуги», орден Святого Иоанна Иерусалимского, обозначающий командорскую степень и французский Военный орден Святого Людовика. Обе эти колодки в предыдущих материалах уже разбирались более подробно.

Прорисовка знаков австрийских орденов Марии Терезии в колодках на портретах Военной галереи достаточно сильно различается, однако, по сравнению с другими орденами, в целом, находится на уровне несколько ниже среднего. Отчасти такое явление объясняется относительной простотой, даже примитивностью креста австрийского Военного ордена.

Так, в некоторой степени схематичное отображение силуэта орденского креста с едва обозначенными конурами, практически лишенное положенной объёмности можно наблюдать на фрагментах №1 – Л. Г. Вальмоден, 3 – Ф. Ф. Винцингероде, 10 – Ф. Ф. Довре, 11 – П. С. Кайсаров, 21 – Л. О. Рот, 25 – С. Х. Ставраков, 27 – К. Ф. Толь, 28 – В. С. Трубецкой, 30 – А. И. Чернышев. Подобную же ситуацию можно наблюдать и на фрагментах портретов № 13 – А. Ф. Ланжерон, 24 – Н. М. Сипягин и 29 – Ф. П. Уваров, но в данном случае это объясняется тем, что орденские кресты на указанных колодках уменьшенного размера по сравнению с оригинальными.

Отдельного упоминания заслуживает ситуация с прорисовкой ордена Марии Терезии в колодке на фрагменте № 19 – Н. Н. Раевский. Если более пристально рассмотреть орденский крест, а в особенности ленту, то легко можно разглядеть неаккуратные, небрежные, несколько «рваные» мазки, не свойственные кисти Доу.  Вероятнее всего, награды перерисовывались позднее, в связи с потемнением красок. Стоит лишь высказать некоторое сожаление по поводу того, что к портрету одного из самых прославленных героев Отечественной войны 1812 года отнеслись с недостаточной долей внимания.

Наоборот, излишнюю детализированность можно наблюдать на фрагментах портретов № 2 – И. В. Васильчиков 1-й, 8 – Н. И. Депрерадович, 16 – П. П. Пален 1-й, прорисовка отдельных элементов на которых показывает настоящий уровень мастерства английского художника.

На остальных же фрагментах прорисовка орденских крестов находится на приемлемом уровне в рамках художественной условности.

Нельзя не упомянуть, что все без исключения три десятка орденских знаков Марии Терезии запечатлены аверсом к зрителю. Из однообразия центральных медальонов выбивается фрагмент № 18 – Я. А. Потёмкин, где кольцо вокруг центрального медальона, в которое вписан орденский девиз, должное быть покрыто эмалью, отображено как полностью металлическое.

Касаясь формы самих орденских знаков, на большинстве представленных фрагментах портретов изображен именно крест так называемого леопольдовского типа. Отсутствие «прогиба» между концами луча отчетливо просматривается лишь на фрагментах № 13 – А. Ф. Ланжерон и 20 – А. В. Розен 2-й, что, как и в случае с качеством прорисовки, объясняется уменьшенным размером орденских знаков на указанных колодках.

Относительный размер орденских крестов по сравнению с серебряными медалями «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте на портретах Военной галереи можно разделить на две основные группы: значительно (на поллуча и больше) превышающий диаметр указанной медали (фрагменты № 1 – Л. Г. Вальмоден, 2 – И. В. Васильчиков 1-й, 4 – П. М. Волконский, 5 – Е. Вюртембергский, 7 – А. И. Горчаков, 8 – Н. И. Депрерадович, 9 – И. И. Дибич, 10 – Ф. Ф. Довре, 11 – П. С. Кайсаров,  12 – К. Б. Кнорринг, 14 – А. П. Ожаровский, 16 – П. П. Пален 1-й, 17 – М. И. Платов, 18 – Я. А. Потёмкин, 19 – Н. Н. Раевский, 20 – А. В. Розен 2-й, 21 – Л. О. Рот, 22 – Л. Саксен-Кобургский, 23 – А. Н. Сеславин, 25 – С. Х. Ставраков, 27 – К. Ф. Толь, 28 – В. С. Трубецкой и приблизительно равные или незначительно (менее чем на поллуча) превышающие размер данной серебряной медали – остальные фрагменты. При этом, орденские знаки на колодках, входящих во вторую группу (за исключением той, что изображена на фрагменте № 3 – Ф. Ф. Винцингероде) вероятнее всего изготовлялись в частных ювелирных мастерских.

Способы складывания и крепления орденских лент к орденским крестам Марии Терезии совпадают с описанными ранее в предыдущих статьях. Но в данном случае самую большую категорию составляют колодки, кресты на которых полностью видны, за счет того, что лентой обёрнуты орденские ушки и крепежные кольца (фрагменты № 1 – Л. Г. Вальмоден, 3 – Ф. Ф. Винцингероде, 6 – Д. В. Голицын, 8 – Н. И. Депрерадович, 13 – А. Ф. Ланжерон, 14 – А. П. Ожаровский, 15 – В. В. Орлов-Денисов, 16 – П. П. Пален 1-й, 27 – К. Ф. Толь, 29 – Ф. П. Уваров, 30 – А. И. Чернышёв).

Фрагменты портретов генералов Военной галереи со знаками австрийского Военного ордена Марии Терезии III степени на наградных колодках: 1. Вальмодена Людвига Георга, графа, генерал-лейтенанта; 2. Васильчикова 1-го Иллариона Васильевича, генерал-лейтенанта; 3. Винцингероде Фердинанда Фёдоровича, барона, генерала от кавалерии; 4. Волконского Петра Михайловича, князя, генерал-лейтенанта; 5. Вюртембергского Евгения, принца, генерала от инфантерии; 6. Голицына Дмитрия Владимировича, князя, генерала от кавалерии; 7. Горчакова Андрея Ивановича, князя, генерал-лейтенанта; 8. Депрерадовича Николая Ивановича, генерал-лейтенанта; 9. Дибича Ивана Ивановича, барона, генерал-лейтенанта; 10. Довре Фёдора Филипповича, генерал-лейтенанта; 11. Кайсарова Паисия Сергеевича, генерал-майора; 12. Кнорринга Карла Богдановича, генерал-майора; 13. Ланжерона Александра Федоровича, графа, генерала от инфантерии; 14. Ожаровского Адама Петровича, графа, генерал-лейтенанта; 15. Орлова-Денисова Василия Васильевича, графа, генерал-лейтенанта; 16. Палена 1-го Петра Петровича, графа, генерал-лейтенанта; 17. Платова Матвея Ивановича, графа, генерала от кавалерии; 18. Потёмкина Якова Алексеевича, генерал-майора; 19. Раевского Николая Николаевича, генерала от кавалерии; 20. Розена 2-го Александра Владимировича, барона, генерал-майора; 21. Рота Логгина Осиповича, генерал-лейтенанта; 22. Саксен-Кобургского Леопольда, герцога, генерал-лейтенанта; 23. Сеславина Александра Никитича, генерал-майора; 24. Сипягина Николая Мартемьяновича, генерал-майора; 25. Ставракова Семена Христофоровича, генерал-майора; 26. Сухозанета Ивана Онуфриевича, генерал-майора; 27. Толя Карла Фёдоровича, барона, генерал-лейтенанта; 28. Трубецкого Василия Сергеевича, князя, генерал-лейтенанта; 29. Уварова Фёдора Петровича, генерала от кавалерии; 30. Чернышёва Александра Ивановича, генерал-лейтенанта. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Менее значительны по числу колодки с орденом Марии Терезии, ленты вокруг которых обернуты таким образом, что скрывает один угол верхнего луча, а противоположный угол того же луча располагается над лентой (фрагменты № 5 – Е. Вюртембергский, 10 – Ф. Ф. Довре, 12 – К. Б. Кнорринг, 20 – А. В. Розен 2-й).

Относительно малочисленную группу составляют колодки, на которых орденские кресты обёрнуты лентой с двух сторон (фрагменты № 2 – И. В. Васильчиков 1-й, 7 – А. И. Горчаков, 16 – П. П. Пален 1-й, 18 – Я. А. Потёмкин).

Наконец, в заключительную группу входят колодки, на которых орденские кресты обёрнуты лентой только с одной стороны (фрагменты № 4 – П. М. Волконский, 9 – И. И. Дибич, 11 – П. С. Кайсаров, 17 – М. И. Платов, 19 – Н. Н. Раевский, 21 – Л. О. Рот, 22 – Л. Саксен-Кобургский, 24 – Н. М. Сипягин, 25 – С. Х. Ставраков, 28 – В. С. Трубецкой).

Крест австрийского Военного ордена, изображённый на колодке № 26 – И. О. Сухозанет прикреплён под твёрдым основанием колодки, на которые натянуты орденские ленты, таким образом, судить более точно о его способе крепления к ленте не представляется возможным.

Высота лент на наградных колодках не превышает или приблизительно равна размеру креста ордена Марии Терезии на фрагментах портретов № 2 – И. В. Васильчиков 1-й, 4 – П. М. Волконский, 5 – Е. Вюртембергский, 6 – Д. В. Голицын, 8 – Н. И. Депрерадович, 10 – Ф. Ф. Довре,  12 – К. Б. Кнорринг, 16 – П. П. Пален 1-й, 19 – Н. Н. Раевский, 21 – Л. О. Рот, 25 – С. Х. Ставраков, 27 – К. Ф. Толь или незначительно превышают (до полутора раз) на фрагментах портретов № 1 – Л. Г. Вальмоден, 3 – Ф. Ф. Винцингероде, 7 – А. И. Горчаков, 9 – И. И. Дибич, 11 – П. С. Кайсаров, 13 – А. Ф. Ланжерон, 14 – А. П. Ожаровский, 15 – В. В. Орлов-Денисов, 17 – М. И. Платов, 18 – Я. А. Потемкин, 20 – А. В. Розен 2-й, 22 – Л. Саксен-Кобургский, 23 – А. Н. Сеславин, 24 – Н. М. Сипягин, 26 – И. О. Сухозанет, 29 – Ф. П. Уваров, 30 – А. И. Чернышёв. И только на фрагменте № 28 – В. С. Трубецкой длина орденских лент на колодке превышает размер креста австрийского Военного ордена более чем в полтора раза.

Австрийские ордена на фрагментах № 21 – Л. О. Рот и 25 – С. Х. Ставраков отличаются обратной последовательностью расположения полос на ленте: былые по краям и красная в центре, против положенного: белая в центре и красные по краям. С чем связан подобный недочет сказать с достаточной долей достоверности крайне затруднительно, в качестве одной из наиболее вероятных версий стоит рассматривать либо невнимательность и спешку художника Джорджа Доу при работе с многочисленными наградами на портретах, либо ошибочное использование таких лент кавалерами, что кажется наименее реалистичным ввиду того, что иностранные орденские кресты обычно вручались уже с лентами. 

Ленты австрийского Военного ордена Марии Терезии: 1. Установленная для этого ордена; 2. Изображенная на портретах генерал-лейтенанта Рота Логгина Осиповича и генерал-майора Ставракова Семёна Христофоровича из Военной галереи. Рисунок автора

Большинство колодок с австрийским Военным орденом Марии Терезии выполнено в вольном стиле. Однако однообразность в складывании наградных лент в большей мере прослеживается на фрагментах № 1 – Л. Г. Вальмоден, 4 – П. М. Волконский, 10 – Ф. Ф. Довре, 12 – К. Б. Кнорринг, 13 – А. Ф. Ланжерон, 14 – А. П. Ожаровский, 20 – А. В. Розен 2-й, 21 – Л. О. Рот, 24 – Н. М. Сипягин, 25 – С. Х. Ставраков, 27 – К. Ф. Толь, что составляет более трети от общего числа.

Среди перечисленных колодок встречаются две на два награждения (фрагменты № 10 – Ф. Ф. Довре   и 12 – К. Б. Кнорринг) и три на три награждения (фрагменты № 1 – Л. Г. Вальмоден, 21 – Л. О. Рот, 25 – С. Х. Ставраков), подтверждающее предположение о том, что в описываемый период единый стиль колодки мог существовать вне зависимости от числа наград.

Наоборот, колодки, состоящих из пяти – восьми наград могут быть выполнены в относительно произвольном стиле (фрагменты № 15 – В. В. Орлов-Денисов, 29 – Ф. П. Уваров, 30 – А. И. Чернышёв).

С достаточной долей вероятности можно предполагать, что ленты на колодке натянуты на твёрдое основание только лишь в отношении фрагмента № 26 – И. О. Сухозанет.

Расположение наградных колодок с австрийским Военным орденом Марии Терезии стоит разделить на несколько различных групп. Более половины наградных колодок располагается в промежутке между мундирным бортом и восьмиконечной орденской звездой классического типа, при этом, верхний край орденских лент находится на уровне первой мундирной пуговицы (фрагменты № 7 – А. И. Горчаков, 8 – Н. И. Депрерадович, 19 – Н. Н. Раевский, 21 – Л. О. Рот, 27 – К. Ф. Толь, 29 – Ф. П. Уваров, 30 – А. И. Чернышёв) или несколько ниже (фрагменты № 3 – Ф. Ф. Винцингероде, 4 – П. М. Волконский, 5 – Е. Вюртембергский, 6 – Д. В. Голицын, 10 – Ф. Ф. Довре, 11 – П. С. Кайсаров, 13 – А. Ф. Ланжерон, 14 – А. П. Ожаровский, 22 – Л. Саксен-Кобургский, 28 – В. С. Трубецкой). Еще одну незначительную, но близкую по смыслу группу составляют фрагменты портретов № 2 – И. В. Васильчиков 1-й и 16 – П. П. Пален 1-й, на которых колодки расположены между орденской звездой и мундирным бортом гусарского ментика, таким образом, что при надевании данной детали униформы в рукава и при всех застёгнутых пуговицах, петличные награды окажутся приблизительно на том же уровне, что и в первой категории.

Отдельно стоит упомянуть о расположении колодки с орденом Марии Терезии на фрагменте № 23 – А. Н. Сеславин, верхняя половина которой закреплена на плетёном серебряном шнуре, соединяющим борта ментика (ментишкете), а нижняя – на правом борте доломана, таким образом, что награды образуют прямоугольник.

Схожая ситуация наблюдается и на фрагменте № 9 – И. И. Дибич, где австрийский Военный орден Марии Терезии расположен между мундирным бортом и орденской звездой, чуть ниже первой мундирной пуговицы, а серебряная и бронзовая медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах следуют ниже, между второй и третьей мундирной пуговицей.

К следующей также малочисленной группе стоит отнести расположение колодок между бортом без пуговиц на мундирах казачьего покроя и орденской звездой, таким образом, чтобы шейный орденский крест касался верхнего края орденской ленты первой награды (фрагменты № 15 – В. В. Орлов-Денисов, 17 – М. И. Платов).

Еще к одной категории, состоящей всего из двух примеров, можно отнести колодки на фрагментах портретов № 18 – Я. А. Потемкин и 26 – И. О. Сухозанет, расположенные на мундирах лацканного типа в условной прямоугольной трапеции между серединной линией мундира, а также первой и второй лацканной пуговицей, при этом, как и в предыдущем случае, шейный орденский крест касается верхнего края орденской ленты первой награды. Причем, в случае с расположением колодки на портрете генерал-майора Сухозанета, необходимо отметить, что конец колодки упирается в лядуночную перевязь.

Чуть более многочисленную группу составляют колодки, располагающиеся между мундирным бортом на уровне первой пуговицы и бахромой эполета (фрагменты № 12 – К. Б. Кнорринг, 20 – А. В. Розен 2-й, 24 – Н. М. Сипягин).

Наконец, в завершающую категорию входят фрагменты № 1 – Л. Г. Вальмоден и 25 – С. Х. Ставраков, на которых колодки с австрийским Военным орденом расположены между мундирным бортом на уровне первой пуговицы и корешком эполета, а сами колодки имеют небольшой положительный наклон.

Возвращаясь к колодке, запечатлённой на фрагменте № 22 – Л. Саксен-Кобургский, отметим, что А. А. Подмазо в своем альбоме-справочнике после серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и австрийского Военного ордена Марии Терезии упоминает о ещё одной награде – баварском ордене Гражданских заслуг Баварской короны[13] (баварским орденам будет посвящена отдельная статья).

Атрибутировать последний крест Подмазо не удалось, меж тем, изображенный золотой крест на голубой ленте представляет собой ни что иное, как Королевский Гвельфский Орден (Ганновер / Великобритания).  Крест этого же ордена с мечами и на орденской цепи можно легко различить на парадном портрете Леопольда Саксен-Кобургского, выполненном Джорджем Доу в 1818 году, несколько из поздних копий которого ныне хранится в британской Королевской коллекции в Виндзорском замке.

Портрет Леопольда I, короля бельгийцев. Тип Джорджа Доу. Копия с портрета Джорджа Доу 1818 года. Около 1844-1850 годов. Королевская коллекция в Виндзорском замке, Великобритания

Изображённый в колодке князя Волконского среди прочих орденов, крест Британского Почётнейшего ордена Бани обозначает III степень взамен I. Пётр Михайлович был удостоен данной английской награды в 1818 году[14]. По подсчётам современных исследователей, генерал-фельдмаршал князь Волконский к концу своей жизни являлся кавалером почти трёх десятков иностранных орденов более чем двадцати государств Европы[15].

На момент написания портрета для Военной галереи, помимо полного набора российских орденов высших степеней, ордена Святого Георгия III степени и командорской степени ордена Иоанна Иерусалимского, Петр Михайлович уже имел следующие иностранные ордена: прусские Красного Орла и Черного Орла с алмазами, шведский Военный Меча I степени, баварский Военный Максимилиана Иосифа I степени, вюртембергский «За Военные заслуги» I степени, австрийские Королевский Венгерский орден Святого Стефана I степени,  Леопольда I степени и Военный Марии Терезии III степени, французский Святого Людовика I степени, баденские Верности I степени, Церингенского Льва I степени и Военных заслуг Карла Фридриха I степени, нидерландский Льва I степени , английский Бани I степени, ганноверский (британский) Королевский Гвельфский орден Большого креста, сардинский Аннунциаты (Высший орден Святого Благовещения), неаполитанский Королевский орден Святого Фердинанда и Заслуг[16].

К этому списку можно добавить польский орден Белого Орла, полученный князем в 1818 году[17], когда польские ордена ещё не входили в число орденов Российской империи[18].

Нельзя не отметить, что на портрете князя Петра Михайловича Волконского, размещённого в Военной галереи, лента креста Почётнейшего ордена Бани, вместо положенной красной, – значительно более светлого оттенка, ближе к тёмно-бежевому.

Ленты английского Почетнейшего ордена Бани: 1. Установленная для этого ордена; 2. Изображенная на портрете генерал-лейтенанта князя Петра Михайловича Волконского из Военной галереи. Рисунок автора 

Можно было бы предположить, что орденская лента на колодке просто быстро выцвела, но на другом портрете князя Петра Михайловича, также принадлежащим кисти Джорджа Доу, ныне хранящимся в Государственном дворцово-парковом музее-заповеднике «Гатчина» и, за исключением мундира, повторяющем все элементы портрета Военной галереи, тот же орден запечатлён с лентой положенного цвета. Вероятнее всего, изначальный цвет ленты на портрете князя Волконского из Военной галереи был изменен все же художником, а не кавалером.

Портрет князя Петра Михайловича Волконского в мундире Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. Художник Джордж Доу. Не ранее 1823 года. Государственный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина»

Разбирать более подробно Почётнейший орден Бани и Королевский Гвельфский орден не имеет смысла, так как информация о них общедоступна, а их размещение на колодах единично, влияние же британских орденов на порядок размещения остальных наград в рамках портретов Военной галереи проследить невозможно. Лишь кратко упомянем о избранной отечественной[19],[20],[21],[22],[23] и зарубежной литературе[24],[25],[26],[27], а также о недавних статьях А. Л. Хазина, публиковавшихся в данном журнале[28],[29].

Второй из рассматриваемых австрийских орденов – Императорский орден Леопольда был учреждён уже в период Наполеоновских войн в 1808 году Императором Францем I, и в описываемый временной промежуток состоял из трёх степеней, подобно Военному ордену Марии Терезии, но предназначался, в отличии от предыдущего, для награждения как за военные, так и за гражданские заслуги. Знак ордена представлял собой золотой крест, покрытый красной эмалью с белой каймой по краям под золотой Императорской короной с отходящими от неё золотыми лентами. В центральном медальоне креста, заполненном красной эмалью – золотой вензель «FIA» (Франц Император Австрии), окружённый орденским девизом «INTEGRITATI ET MERITO» (порядочность и заслуги) в белой эмали. На реверсе, покрытом белой эмалью надпись:

OPES
REGUM
CORDA
SUBDITO
RUM

(Богатство королей – сердца подданных), окруженная золотым дубовым венком. Орденская лента – красная с белой каймой по краям.

Данный орден также достаточно часто упоминается в отечественной[30],[31],[32] и зарубежной[33],[34] тематической литературе начала XIX – начала XXI веков.

Приведём список генералов, на чьих портретах Военной галереи изображен австрийский орден Леопольда в наградных колодках: 1. Альбрехт Александр Иванович, генерал-майор; 2. Игнатьев Дмитрий Львович, генерал-майор; 3. Каблуков 2-й Владимир Иванович, генерал-майор; 4. Коновницын Петр Петрович, генерал-лейтенант; 5. Марков 2-й Александр Иванович, генерал-майор; 6. Сталь Карл Густавович, генерал-майор; 7. Тейль ван Сераскеркен Фёдор Васильевич, барон, генерал-майор; 8. Теслев Александр Петрович, генерал-майор; 9. Шульгин Александр Сергеевич, генерал-майор.

Фрагменты портретов генералов Военной галереи со знаками австрийского ордена Леопольда на наградных колодках: 1. Альбрехта Александра Ивановича, генерал-майора; 2. Игнатьева Дмитрия Львовича, генерал-майора; 3. Каблукова 2-го Владимира Ивановича, генерал-майора; 4. Коновницына Петра Петровича, генерал-лейтенанта; 5. Маркова 2-го Александра Ивановича, генерал-майора; 6. Сталя Карла Густавовича, генерал-майора; 7. Тейля ван Сераскеркена Фёдора Васильевича, барона, генерал-майора; 8. Теслева Александра Петровича, генерал-майора; 9. Шульгина Александра Сергеевича, генерал-майора. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Несмотря на то, что австрийский орден Леопольда на колодках среди портретов Военной галереи встречается всего девять раз, среди них есть сочетания от двух до семи наград.

Так, на колодке, изображённой на фрагменте № 7 – Ф. В. Тейль ван Сераскеркен орден Леопольда расположен после серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, а на фрагменте № 8 – А. П. Теслев до этой медали, но перед орденом Святого Георгия IV степени.

В колодке, изображённой на фрагменте № 2 – Д. Л. Игнатьев орден Леопольда следует за серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и орденом Святого Георгия IV степени, то есть в данной колодке медаль расположена перед двумя орденами, один из которых российский Военный.

Более правильный порядок наград на фрагменте № 1 – А. А. Альбрехт, как и положено в русской наградной традиции, сперва идут российские награды – орден Святого Георгия IV степени и серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, а уже потом австрийский орден Леопольда и баварский Военный орден Максимилиана Иосифа.

В колодке на фрагменте № 6 – К. Г. Сталь указанные выше награды повторяются, но после баварского ордена следует бронзовая медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Владимирской ленте. На фрагменте № 9 – А. С. Шульгин в колодке изображены абсолютно те же награды, но на этот раз в логическом порядке, то есть бронзовая медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Владимирской ленте находится между аналогичной серебряной медалью и орденом Леопольда.

Колодка, изображённая на фрагменте № 3 – В. И. Каблуков 2-й, помимо аккуратного внешнего вида, заметна ещё и тем, что частично прикреплена к кирасе. Данный способ крепления даёт основания утверждать о твёрдом основании, на котором составлена колодка и о каком-либо крепёжном приспособлении (крючки, скобки и т. д.) на её реверсе. Награды на самой колодке выстроены в следующей последовательности: орден Святого Георгия IV степени, орден Святого Владимира IV степени с бантом, серебряная и бронзовая медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах, австрийский орден Леопольда и баварский Военный орден Максимилиана Иосифа.

На колодке, запечатлённой на фрагменте № 5 – А. И. Марков 2-й орден Леопольда следует после ордена Святого Георгия IV степени, серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, ордена Святого Владимира IV степени с бантом, а также после Золотого офицерского креста «За Прейсиш-Эйлау» на Георгиевской ленте, уступая место только баденскому ордену Верности, замыкающему данную колодку.

Любопытная деталь: в двух предыдущих случаях орденский бант младшей степени Святого Владимира был частично спрятан под ленту впереди идущей награды (Георгиевскую на колодке на портрете Каблукова 2-го и Андреевскую на колодке на портрете Маркова).

На последней, самой большой из девяти разбираемых колодок с орденом Леопольда, изображенной на фрагменте № 4 – П. П. Коновницын запечатлены семь наград, среди которых рассматриваемый орден находится ровно посередине, после так называемого «Дворянского банта», состоящего из серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, золотой медали «Земскому войску» на Владимирской ленте и бронзовой медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Владимирской ленте, но перед тремя иностранными орденами, среди которых французский Военный Святого Людовика, прусский Красного Орла III степени взамен I и баварский Военный Максимилиана Иосифа.

Степени австрийского ордена Леопольда в колодках на портретах Военной галереи не вызывают сомнений, за исключением той, что изображена на фрагменте № 4 – П. П. Коновницын.

Портрет генерал-лейтенанта Петра Петровича Коновницына. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1822 года. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

К сожалению, на ней не удалось установить с достоверной долей вероятности степень интересующего австрийского ордена. Сам факт награждения Коновницына указанными орденами хотя и отсутствует в «Военной галерее 1812 года»[35], но приводится во многих весомых источниках, таких как: «Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 годах»[36], «Столетие военного министерства. 1802-1902. Военные министры и главноуправляющие военною частью в России с 1701 по 1910 год»[37], «Столетие военного министерства. 1802-1902. Память о членах Военного совета»[38] и так далее.

Самое удивительное, что указание степеней австрийского, французского и баварского орденов отсутствуют даже в биографии графа Коновницына, помещённой в книге «Подвиги славных предков в годину Отечественной войны»[39], изданной родным внуком прославленного героя – графом Алексеем Ивановичем Коновницыным в год столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года.

Но вот в другом более раннем издании «Деяния российских полководцев и генералов, ознаменовавших себя, в достопамятную войну с Францией, в 1812, 1813, 1814 и 1815 годах», вышедшем в печать в 1822 году относительно искомых наград имеется следующая информация: «Австрийского Св. Леопольда, Королевско-Французского Св. Людовика и Баварского Св. Максимилиана высших степеней» [40].

Достаточно трудно давать оценку достоверности данного источника, однако, важно учитывать, что материал составлялся еще в последние годы жизни генерала Коновницына, а значит, среди других имеющихся источников он один из самых ранних.

Кроме того, нельзя упускать из вида тот факт, что в Отечественной войне и Заграничном походе Русской армии Пётр Петрович участвовал, уже достаточное время находясь в звании генерал-лейтенанта, командовал дивизией, а после корпусом[41].

Именно генералу Коновницыну было доверено сопровождать за границей Великих князей Николая и Михаила Павловичей, что не может не указывать на уровень доверия российского монарха, а, как следствие, резко снижает вероятность получения ордена младших степеней от монархов союзных государств.

Нельзя ни упомянуть и о том, что в 1815-1819 годах Коновницын занимал пост Военного министра[42]. При этом, не смотря на столь высокую должность в Месяцесловах за 1818-1819 года после российских наград следует формулировка «и иностранных орденов Кавалер»[43].

Исходя из вышеперечисленного, представляется возможным с достаточной долей вероятности определить степень австрийского ордена Леопольда лишь как точно не младшую. Наиболее правильно на данный момент использовать такую формулировку: «Кавалер австрийского ордена Леопольда одной из старших степеней». Описание же награды на колодке Петра Петровича Коновницына можно представить следующим образом: «Австрийский орден Леопольда III степени взамен I или II (?) степени».

Помимо этого, было бы неправильно умолчать, что история с наградами генерала Коновницына уже неоднократно затрагивалась. Так, еще в 1996 году В. В. Бартошевич в соавторстве с Г. М. Судником публикует в журнале «Бомбардир» статью «Не ищите их ордена (О судьбе орденских знаков полководцев Отечественной войны 1812 года)»[44], которая позднее войдет в сборник статей Бартошевича «В борении с Наполеоном. Нумизматические очерки»[45]. В этом исследовании приводятся сведения о приключениях креста ордена Святого Георгия II класса, которым Коновницын был награждён в 1813 году. Упомянутый крест по приказу Императора Александра I был позаимствован у кавалера для награждения фельдмаршала Артура Уэлсли герцога Веллингтона.

Спустя более чем полтора десятилетия, история с Военным орденом Коновницына получила интересное продолжение. В год двухсотлетнего юбилея Отечественной войны 1812 года Сергей Анатольевич Коломнин публикует в Военно-Историческом журнале статью «Орден полководца. Обнаружена награда, принадлежавшая М.И. Кутузову»[46] в которой приводятся поистине уникальнейшие сведения: исследователю удалось доказать, что крест Коновницына, позднее принадлежавший герцогу Веллингтону, ныне представленный в экспозиции Лондонского музея Веллингтона, русский полководец получил от Михаила Илларионовича Кутузова. Старый фельдмаршал после получения ордена I степени, приберёг шейный крест Святого Георгия для своего верного помощника.

Стоит отметить, что в дальнейшем к колодке генерала Коновницына ещё предстоит возвращаться, а в одной из следующих статей будут представлены новые важные сведения о степени одного из разбираемых иностранных орденов.

Несмотря на относительно небольшую численность колодок с орденом Леопольда, их расположение на мундирах делится на несколько категорий. В первую, наиболее крупную можно отнести колодки на фрагментах портретов № 5 – А. И. Марков 2-й, 6 – К. Г. Сталь, 7 – Ф. В. Тейль ван Сераскеркен, 9 – А. С. Шульгин, размещённые между мундирным бортом, на уровне или чуть ниже первой мундирной пуговицы и бахромой эполета.

Ко второй категории можно отнести колодки, расположенные под небольшим положительным углом, между мундирным бортом, на уровне или чуть ниже первой мундирной пуговицы и корешком эполета (фрагменты № 2 – Д. Л. Игнатьев, 8 – А. П. Теслев).

Еще в одну группу стоит определить колодки с австрийским орденом Леопольда на фрагментах портретов № 1 – А. А. Альбрехт и 4 – П. П. Коновницын, расположенные в промежутке между мундирным бортом и орденской звездой, при этом верхний край орденских лент находится на уровне первой мундирной пуговицы.

Самым необычным способом, между ребром жёсткости кирасы, чуть ниже её шейного выреза и бахромой эполета, с частичным заходом на лядуночную перевязь под которой надета плечевая лента ордена Святой Анны I степени, размещена колодка на фрагменте № 3 – В. И. Каблуков 2-й.

Прорисовка крестов ордена Леопольда на разных портретах достаточно сильно различается. К примеру, на фрагментах портретов № 1 – А. А. Альбрехт и 2 – Д. Л. Игнатьев даже обозначены тончайшими мазками золотые буквы вензеля на аверсе «F.I.A.».

Напротив, на фрагменте № 6 – К. Г. Сталь вертикальные лучи орденского креста изображены длиннее, чем горизонтальные, отчего он кажется вытянутым. Ордена Леопольда в колодках на фрагментах портретов № 4 – П. П. Коновницын и 9 – А. С. Шульгин изображены реверсом, о чем можно сделать вывод на основании центральных медальонов, заполненных белой эмалью.

Стоит упомянуть, что золотые ленты, отходящие от Императорской короны и являющиеся её дополнительным декоративным элементом можно наблюдать только в колодке на фрагменте № 2 – Д. Л. Игнатьев.  Отсутствие этих элементов на других фрагментах можно объяснить элементарной их утратой в процессе эксплуатации. Не исключено, что кавалеры могли сами отгибать металлические ленты назад, за орденский крест или вовсе отламывать «неудобный» постоянно цепляющиеся элементы орденской фурнитуры.

Размер крестов на большинстве колодок превышает диаметр серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте. Только на фрагменте № 4 – П. П. Коновницын орденский крест приблизительно равен по размеру этой медали, из чего можно сделать вывод о использовании не оригинального знака, а выполненного по заказу в частной ювелирной мастерской. Судить о размере креста ордена Леопольда в колодке на фрагменте № 9 – А. С. Шульгин достаточно проблематично, ввиду того, что и сам крест и размещённая рядом медаль видны не полностью, что существенно снижает объективность сравнения.

Из-за того, что над верхним лучом орденского креста Леопольда прикреплялась золотая австрийская Императорская корона, способы сворачивания лент и крепления к ним орденских крестов несколько отличаются от описываемых в предыдущих материалах. Основной способ крепления креста австрийского ордена Леопольда – через крепёжное кольцо на Императорской короне поверх простого отрезка орденской ленты (фрагмент № 1 – А. А. Альбрехт, 2 – Д. Л. Игнатьев, 5 – А. И. Марков 2-й, 6 – К. Г. Сталь, 8 – А. П. Теслев) или ленты, свернутой на подобии пятиугольника (фрагмент № 7), или ленты в форме банта (фрагмент № 3 – В. И. Каблуков 2-й).

На фрагменте № 4 – П. П. Коновницын верхний луч орденского креста обёрнут с одной стороны лентой, а на фрагменте № 9 – А. С. Шульгин крест прикреплён сзади основы колодки, на которую натягивались орденские ленты. В обоих случаях не отображена Императорская корона. Не исключено, что она была отсоединена владельцами колодок для удобства прикрепления орденских крестов.

Высота орденских лент на колодках с австрийским орденом Леопольда не превышает размера креста означенного ордена без учёта короны или приблизительно равна ему на фрагментах № 1 – А. А. Альбрехт, 2 – Д. Л. Игнатьев, 3 – В. И. Каблуков 2-й, 5 – А. И. Марков 2-й, 6 – К. Г. Сталь, незначительно превышает на фрагментах № 7 – Ф. В. Тейль ван Сераскеркен, 8 – А. П. Теслев, 9 – А. С. Шульгин и ориентировочно в два раза превышает размер креста на фрагменте № 4 – П. П. Коновницын.

Большинство колодок выполнены в произвольном стиле. Но на колодках, изображённых на фрагментах № 3 – В. И. Каблуков 2-й и 9 – А. С. Шульгин не просто прослеживается единый стиль оформления, но и со значительной долей вероятности – твёрдое основание. Так, ленты на колодке А. С. Шульгина абсолютно прямые, натянуты на основание колодки в виде правильного прямоугольника. Описываемую колодку можно было бы назвать практически идеальной, но, несмотря на строгую форму расположения лент, она имеет существенный недостаток в виде неоднообразного размещения орденских крестов и медалей. Если крест ордена Святого Георгия IV степени размещён абсолютно геометрически правильно во всех измерениях, то крест австрийского ордена Леопольда не только прикреплён достаточно высоко, но ещё и криво, за счёт чего портится вся строгость и эстетика.

Чего нельзя сказать о колодке, которая запечатлена на фрагменте № 3 – В. И. Каблуков 2-й, и является наиболее технически совершенной из всех девяти рассматриваемых. Колодка на фрагменте № 4 – П. П. Коновницын уже была подробно разобрана в предыдущей статье.

Красная с белой каймой по краям лента австрийского ордена Леопольда не всегда изображалась достаточно корректно. К примеру, в колодках на фрагментах № 1 – А. А. Альбрехт и 7 – Ф. В. Тейль ван Сераскеркен кайма ленты более розового оттенка, нежели белого, притом настолько тонкая, что её крайне трудно различить. На фрагменте же № 6 – К. Г. Сталь лента ордена Леопольда и вовсе темная с чёрной каймой. Судя по красноватому оттенку, проступающему сквозь тёмный слой краски, такое сочетание могло возникнуть либо из-за потемнения красок, либо из-за ошибки художника при устранении последствий этого самого потемнения.

Ленты австрийского ордена Леопольда: 1. Установленная для этого ордена; 2. Изображенная на портретах генерал-майоров Альбрехта Александра Ивановича и барона Тейля ван Сераскеркена Фёдора Васильевича из Военной галереи; 3. Изображенная на портрете Военной галереи генерал-майора Сталя Карла Густавовича. Рисунок автора

Завершая повествование об австрийских орденах в колодках на портретах Военной галереи, необходимо сделать ряд важных выводов.

Из 39 разобранных наградных колодок с австрийскими орденами только в одном случае можно с уверенностью сказать, что кавалер прибегнул к способу ношения младшей степени взамен старшей. Подобная тенденция была обусловлена особенностью наградной системы этого государства. Ношение австрийских орденов на генеральских колодках значительно отличается от аналогичной традиции ношения наград Пруссии того времени.

Кроме того, ношение Военного ордена Марии Терезии перед той или иной российской наградой можно наблюдать более чем на трети колодок.

А старшинство перед другими иностранными орденами в колодке, даже обозначающие награждение высшими степенями, наблюдается в двенадцати из четырнадцати случаев, то есть в подавляющем большинстве, что связано с достаточно высоким авторитетом австрийской награды для русского генералитета первой трети XIX века в массиве европейских орденов.

В одной из своих работ А. А. Подмазо задаётся вопросом «патриотичности» подобного явления[47]. Стараясь дать ответ на поставленный вопрос, нельзя ни напомнить, что на портретах Военной галереи из тридцати кавалеров ордена Марии Терезии младшей степени – девять носили его на одном мундире с орденской звездой Святого Георгия II степени, а еще шестнадцать – с крестом ордена Святого Георгия III степени, что наглядно подчёркивает ценность и редкость иностранной награды, наряду с её аскетичным видом, в некоторой степени послужившим прототипом при создании российского Военного ордена. Разумеется, неверным будет утверждение о том, что крест австрийского Военного ордена превосходит по статусу российский, но, необходимо признать, что знак равенства между этими наградами вполне уместен.

Небольшие отступления от традиции размещения наград на колодках, которая в описываемый период только формировалась вполне допустимы.

Что касается ордена Леопольда в колодках на портретах Военной галереи, то ему была уготована незавидная участь стать очередным «маркером» эпохи, наглядным примером консолидации Российской и Австрийской Империй в борьбе с единым противником.

По-прежнему, связаться с автором, высказать свои пожелания, предложения, аргументированную и подкреплённую источниками критику Вы можете по адресу электронной почты: s.n.golovin@mail.ru.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]Хазин А. Л. Становление наградной системы России в конце XVII — XVIII вв.: диссертация кандидата исторических наук: 07.00.02 / Хазин Андрей Леонидович. [Место защиты: Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ]. – Москва. 2008. – С. 175-176.

[2] Спасский И. Г. Иностранные и русские ордена до 1917 года. Л.: Издательство Государственного Эрмитажа. 1963. – С. 66., табл. XVII, 4.

[3] Европейские ордена в России: конец XVII-начало XX века. Из собраний музеев Московского Кремля и Государственного исторического музея. / Л. М. Гаврилова, С. С. Левин – М.: Арт-Родник. 2007. – С. 56-57.

[4] Рыцарские ордена Европы.  Каталог выставки 24 апреля – 30 августа 2015 года. / Л. М. Гаврилова, А. Л. Хазин – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный историко-культурный музей-заповедник “Московский Кремль”». 2015. – С. 254-259.

[5] Aristide Michel Perrot. Collection historique des ordres de chevalerie civils et militaires, existant chez les différens peuples du monde, suivie d’un tableau chronologique des ordres éteints. Paris: Chez Aimé André, Libraire – Editeur, quai des Augustins, № 59. 1820. – P. 35-36., Pl. XI, № 6, 7.

[6] The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations Comprising an historical account of Each Order, Military, Naval, and Civil, From the Earliest to the present time, with lists of the Knights and Companions of Each British order. / Sir Bernard Burke. London: Hurst and Blackett, publishers, successors to Henry Colburn. 1858. – P. 9-10., Plate 5. Austria. Table I. № 2, 3, 4.

[7] Толстой Л. Н. Война и Мир / Под редакцией и с примечаниями П. И. Бирюкова. – Москва: Типография Т-ва И. Д. Сытина. 1912. – Том I. – С. 185-186.

[8] Описание первой войны Императора Александра с Наполеоном в 1805 году, по Высочайшему повелению сочиненное генерал-лейтенантом и Членом Военного Совета А. И. Михайловским-Данилевским. С девятью планами и картами. / А. И. Михайловский-Данилевский. Санкт-Петербург: В типографии Штаба Отдельного Корпуса Стражи. 1844. – С. 132.

[9] Подмазо А. А. Образы героев Отечественной войны 1812 года. Военная галерея Зимнего дворца: альбом – справочник. М.: Русские витязи. 2013. – С. 747.

[10] Месяцеслов с росписью чиновных особ в Государстве на лето от Рождества Христова 1803. Санкт-Петербург: При Императорской Академии Наук. – С. 35. / Месяцеслов с росписью чиновных особ в Государстве на лето от Рождества Христова 1804. Санкт-Петербург: При Императорской Академии Наук. – С. 43.

[11] Месяцеслов с росписью чиновных особ или Общий Штат Российской Империи на лето от Рождества Христова 1807. Санкт-Петербург: При Императорской Академии Наук. Часть первая. – С. 36.

[12] Предположение автора. См. Головин С. Н. Золотые кресты на портретах Военной галереи. Часть I [Электронный ресурс] / Интернет-журнал «SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ». Дата публикации: 04.03.2018. Режим доступа: https://faleristika.info/?p=10795

[13] Подмазо А. А. Указ. соч. С. 573.

[14] Список генералам по старшинству. Исправлено по 20 Июня. – С.- Петербург: В Военной типографии. – 1840. – С. 8-9.

[15] Европейские ордена в России: конец XVII-начало XX века. Из собраний музеев Московского Кремля и Государственного исторического музея. Приложение. / Л. М. Гаврилова, С. С. Левин – М.: Арт-Родник. 2007. – С. 58.

[16] Список генералам по старшинству. <…> С. 8-9.

[17] Список кавалерам Российских Императорских и Царских орденов: 1. Белого Орла. 2. Св. Станислава 1, 2, 3 и 4 степени. За 1832 год. – Санкт-Петербург: при Императорской академии наук. – 1833. Часть IV – С. 1.

[18] 4948. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание второе. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. VI. 1831. Отделение второе. 1832. – С. 216.

[19] Спасский И. Г. Указ. соч. С. 51., табл. XII, 5.

[20] Рыцарские ордена Европы. <…>  С. 82-101.

[21] Спасский И. Г. Указ. соч. С. 81., табл. XXII, 1.

[22] Европейские ордена в России <…> С. 109.

[23] Рыцарские ордена Европы. <…>  С. 155-166.

[24] Aristide Michel Perrot. Op. cit. <…> P. 24-25., Pl. VIII № 4, 5;  IX, № 1, 2, 3.

[25] The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations. <…> P. 104-107., Plate 30. Great Britan. Table III. № 10, 11, 12, 13, 14.

[26] Aristide Michel Perrot. Op. cit. <…> P. 115-116., Pl. XXII №  5, 6, 7, 8, 9.

[27]The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations. <…> P. 123-125., Plate 36. Hanover. Table II. № 1, 2, 3, 4, 5.

[28] Хазин А. Л. Почтеннейший Орден Бани. [Электронный ресурс] / Интернет-журнал «SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ». Дата публикации: 14.03.2018. Режим доступа: https://clubic.ru/?p=10836

[29] Хазин А. Л. Королевский Орден Гвельфов. [Электронный ресурс] / Интернет-журнал «SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ». Дата публикации: 29.04.2018. Режим доступа: https://clubic.ru/?p=11956

[30] Спасский И. Г. Указ. соч. С. 67., табл. XVII, 6.

[31] Европейские ордена в России <…> С. 61-62.

[32] Рыцарские ордена Европы. <…> С. 245-248.

[33] Aristide Michel Perrot. Op. cit. <…> P. 41-42., Pl. XI, № 3, 4.

[34] The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations. <…> P. 14-17., Plate 4. Austria. Table II. № 9, 10, 11.

[35] Военная галерея 1812 года: издано по повелению государя императора / [под ред. и с предисл. Вел. кн. Николая Михайловича; при участии А. А. Голомбиевского]. С.-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг. 1912. – С. 118-119.

[36] Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 годах: Военная галерея Зимнего дворца, издаваемая с высочайшего соизволения и посвященная его Императорскому высочеству государю императору: жизнеописания / соч. генерал-лейтенанта А. И. Михайловского-Данилевского. – С.-Петербург: издание И. Песоцкого, 1845-1849. – Т. I. – [П. П. Коновницынъ].

[37] Столетие Военного министерства. 1802-1902. Военные министры и главноуправляющие военною частью в России с 1701 по 1910 год. / Главный редактор: Генерал от кавалерии Д. А. Скалон / Составил: Полковник Н. М. Затворницкий. С.-Петербург: Типография поставщиков двора Его Императорского Величества товарищества М. О. Вольф. 1911. – Том III., Отд.VI. – С. 149-155.

[38] Столетие военного министерства. 1802-1902. Память о членах Военного совета. / Главный редактор: Генерал-лейтенант Д. А. Скалон / Составил: Полковник Н. М. Затворницкий. С.-Петербург: Типография поставщиков двора Его Императорского Величества товарищества М. О. Вольф. 1907. – Том III., Отд. IV. – С. 37-44.

[39] Подвиги славных предков в годину Отечественной войны. 1812 – 1912. Посвящается потомкам. / [Алексей Иванович Коновницын]. С-Петербург: Издание Графа Алексея Ивановича Коновницына. / Электропечатня К. А. Четверикова. 1912. –  С. 100-150.

[40] Деяния российских полководцев и генералов, ознаменовавших себя, в достопамятную войну с Францией, в 1812, 1813, 1814 и 1815 годах. С кратким начертанием всей их службы, с самого начала вступления в оную. [Ушаков С. И.]. Санкт-Петербург: В типографии Карла Крайя. 1822. – Часть Третья. –  С. 65.

[41] Военная галерея 1812 года. <…> С. 118.

[42] Там же.

[43] Месяцеслов с росписью чиновных особ или Общий Штат Российской Империи на лето от Рождества Христова 1818. Санкт-Петербург: При Императорской Академии Наук. Часть первая. – С. 81. / Месяцеслов с росписью чиновных особ или Общий Штат Российской Империи на лето от Рождества Христова 1819. Санкт-Петербург: При Императорской Академии Наук. Часть первая. – С. 82.

[44] Бартошевич В. В., Судник Г. М. Не ищите их ордена (О судьбе орденских знаков полководцев Отечественной войны 1812 года). Бомбардир, 1996, № 1(5), С. 95-103.

[45] Бартошевич В. В. В борении с Наполеоном. Нумизматические очерки. Киев: Пектораль-Купола. 2001. – С. 141-154.

[46] Коломнин С. А. Орден полководца. Обнаружена награда, принадлежавшая М.И. Кутузову. Военно-исторический журнал. М.: «Красная звезда». 2012. – № 4 (апрель) 2012. – С. 3-7.

[47] Подмазо А. А. Фалеристический анализ портретов из Военной галереи Зимнего дворца // Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях. Малоярославец, 2009. С. 273–282.

 

С уважением Сергей Головин

Все материалы автора

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Итальянцы в России

Итальянцы в России. Московский Кремль с его стенами и башнями, прекрасными соборами
Перейти К началу страницы