Шведские ордена в колодках на портретах Военной галереи

in Зарубежные награды/Искусство/Исследования 1989 views

В публикации материалов Сергея Головина, посвящённых разбору наград на портретах Военной галереи Зимнего дворца, был длительный перерыв.

Объективно, работы Сергея требуют большего внимания при редактуре, поскольку в них всегда огромное количество сносок, и это отнюдь не научно-популярные очерки, а серьёзные исследования. Не всегда хватает времени для работы с материалом.

Надеемся на скорое появление новых работ Сергея.

Заместитель главного редактора журнала Коллекция
Михаил Тренихин

 

В предыдущей статье уже упоминалась уникальная шведская золотая медаль, но, продолжая исследование иностранных наград в колодках на портретах Военной галереи Зимнего дворца, в этот раз остановимся более подробно на шведском Военном ордене Меча.

Крест этой почётной военной награды являлся третьим и последним орденом в наградной колодке Императора Александра I, что подчёркивает его высокий статус, как иностранной награды в контексте российской наградной системы Постнаполеоновской эпохи.

Изначально, шведский военный орден Меча был учреждён королём Густавом I в 1522 году, со временем он был предан забвению, но в 1748 году король Фредрик I вновь воссоздал орден Меча, разделив его на два класса: Командорский и Кавалерский (Рыцарский). Король Густав III в 1772 году добавил степень Командора Большого креста, которая отныне стала старшей, а в 1788 году отдельную дополнительную степень – Рыцаря Большого креста, разделённую в 1814 году на два класса.

Благодаря различной тематической фалеристической литературе XIX[1],[2], XX[3] и XXI[4],[5] веков, в том числе и на шведском языке[6], удалось окончательно расставить все точки над «i» в вопросе о степенях ордена.

Итак, на 1814 год орден имел три основные степени: Командор Большого креста, Командор, Рыцарь. А также две дополнительные степени, вручаемые только во время войны: Рыцарь Большого креста I класса и Рыцарь Большого креста II класса.

Знак Командорских степеней представлял собой золотой мальтийский крест белой эмали, повёрнутый под 45º, с золотыми шведскими коронами между лучами, увенчанный золотой королевской короной. На концы лучей креста слева и справа накладывались по одному золотому мечу, покрытому синей эмалью, острием вниз, перевитому золотой лентой, а сверху и снизу – по два скрещенных меча, также острием вниз, аналогично перевитых золотой лентой. На аверсе центрального медальона синей эмали располагались золотое изображение меча острием вверх и три золотые шведских короны, размещённые в виде перевёрнутого равнобедренного треугольника. На реверсе – вверху орденский девиз в синей эмали: «PRO PATRIA» (За Отечество), а ниже золотой меч остриём вверх, верхнюю половину лезвия которого окружает лавровый венок.

Командоры Большого креста носят знак ордена на широкой жёлтой ленте с синей каймой по краям через правое плечо и серебряную звезду в виде мальтийского креста с коронами между лучами, с центральным щитом, подобным центральному медальону орденского креста на левой стороне груди.

Командорский крест носился на широкой шейной ленте вместе с аналогичной звездой, но лишённой корон между лучами.

Крест Кавалерских (Рыцарских) степеней подобен Командорскому, но лишался всех мечей вокруг креста, кроме двух верхних. Степени Рыцаря Большого креста I и II класса также носились на шее, но на узкой ленте, кроме того, на левой стороне груди для I класса крепилась заколка в виде миниатюрного меча остриём вверх, а для II класса два миниатюрных перекрещенных меча, также остриём вверх.

Рыцари носили аналогичный маленький крест в петлице.

Именно знаки Рыцаря Большого креста I класса (до 1814 – Рыцаря Большого креста) запечатлены на портретах Императора Александра I, генерал-фельдмаршала князя Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, генералов от кавалерии: графа Леонтия Леонтьевича Беннигсена, барона Фердинанда Федоровича Винцингероде, генерала от инфантерии, графа Александра Федоровича Ланжерона, генерал-лейтенанта, графа Людвига Георга фон Вальмодена, о чём уже говорилось в первой статье из цикла.

В своей второй книге «Петербургские ювелиры XIX века. Дней Александровых прекрасное начало» из трилогии «Петербургские ювелиры» кандидат искусствоведения Лилия Константиновна Кузнецова пишет: «Данный Александру I “высоким и могущественным” кронпринцем Карлом-Юханом орден Меча состоял из непременных креста, звезды и ленты, но к сим знакам ещё прибавился миниатюрный меч. Он, как будто соскочивший с медальона орденского креста, дополнительно символизировал первую степень высокой шведской награды»[7].

Однако, как уже упоминалась ранее, Император Александр I был награждён степенью Рыцаря Большого креста (I класса), так как именно этой степени был присвоен дополнительный знак отличия в виде серебряного меча остриём вверх.

Об этом факте также упоминает и доктор исторических наук Людмила Михайловна Гаврилова на страницах каталога выставки «Державные кавалеры. Иностранные ордена Российских Императоров»[8].

Орденской звезды, степень Рыцаря Большого креста не имела, соответственно, не имел её и русский Монарх, награждённый данной степенью.

На двадцати девяти портретах генералов из Военной галереи шведский Военный орден Меча изображён в наградных колодках, далее приведём их список: 1. Бенкендорф Александр Христофорович, генерал-майор; 2. Бенкендорф Константин Христофорович, генерал-майор; 3. Бистром 2-й Адам Иванович, генерал-майор; 4. Богдановский Андрей Васильевич, генерал-майор; 5. Васильчиков 3-й Николай Васильевич, генерал-майор; 6. Витт Иван Осипович, граф, генерал-майор; 7. Волконский Пётр Михайлович, князь, генерал-лейтенант; 8. Галатте Иосиф Николаевич, граф, генерал-майор; 9. Голенищев-Кутузов Павел Васильевич, генерал-лейтенант; 10. Греков Тимофей Дмитриевич, генерал-майор; 11. Долон Осип Францевич, граф, генерал-майор; 12. Желтухин 1-й Сергей Федорович, генерал-майор; 13. Кайсаров Паисий Сергеевич, генерал-майор; 14. Капцевич Петр Михайлович, генерал-лейтенант; 15. Керн Ермолай Федорович, генерал-майор; 16. Корнилов Петр Яковлевич, генерал-майор; 17. Мацнев Михаил Николаевич, генерал-майор; 18. Нарышкин Лев Александрович, генерал-майор; 19. Оболенский Василий Петрович, князь, генерал-майор; 20. Полторацкий Константин Маркович, генерал-майор; 21. Ренни Роберт Егорович, генерал-майор; 22. Ридингер Александр Карлович, генерал-майор; 23. Сипягин Николай Мартемьянович, генерал-майор; 24. Сталь Егор Фёдорович, генерал-майор; 25. Сухтелен 2-й Павел Петрович, барон, генерал-майор; 26. Турчанинов 1-й Павел Петрович, генерал-майор; 27. Удом 2-й Евстафий Евстафьевич, генерал-майор; 28. Чернышёв Александр Иванович, генерал-лейтенант; 29. Эммануэль Георгий Арсеньевич, генерал-лейтенант.

Фрагменты портретов генералов Военной галереи со знаками шведского Военного ордена Меча: 1. Бенкендорфа Александра Христофоровича, генерал-майора; 2. Бенкендорфа Константина Христофоровича, генерал-майора; 3. Бистрома 2-го Адама Ивановича, генерал-майора; 4. Богдановского Андрея Васильевича, генерал-майора; 5. Васильчикова 3-го Николая Васильевича, генерал-майора; 6. Витта Ивана Осиповича, графа, генерал-майора; 7. Волконского Петра Михайловича, князя, генерал-лейтенанта; 8. Галатте Иосифа Николаевича, графа, генерал-майора; 9. Голенищева-Кутузова Павла Васильевича, генерал-лейтенанта; 10. Грекова Тимофея Дмитриевича, генерал-майора; 11. Долона Осипа Францевича, графа, генерал-майора; 12. Желтухина 1-го Сергея Федоровича, генерал-майора; 13. Кайсарова Паисия Сергеевича, генерал-майора; 14. Капцевича Петра Михайловича, генерал-лейтенанта; 15. Керна Ермолая Федоровича, генерал-майора; 16. Корнилова Петра Яковлевича, генерал-майора; 17. Мацнева Михаила Николаевича, генерал-майора; 18. Нарышкина Льва Александровича, генерал-майора; 19. Оболенского Василия Петровича, князя, генерал-майора; 20. Полторацкого Константина Марковича, генерал-майора; 21. Ренни Роберта Егоровича, генерал-майора; 22. Ридингера Александра Карловича, генерал-майора; 23. Сипягина Николая Мартемьяновича, генерал-майора; 24. Сталя Егора Фёдоровича, генерал-майора; 25. Сухтелена 2-го Павла Петровича, барона, генерал-майора; 26. Турчанинова 1-го Павла Петровича, генерал-майора; 27. Удома 2-го Евстафия Евстафьевича, генерал-майора; 28. Чернышёва Александра Ивановича, генерал-лейтенанта; 29. Эммануэля Георгия Арсеньевича, генерал-лейтенанта. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1832 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Однако ордена Меча, отображенные на колодках генерал-лейтенантов князя Петра Михайловича Волконского[9] (фрагмент № 7) и Александра Ивановича Чернышёва[10] (фрагмент № 28), а также генерал-майоров Александра Христофоровича Бенкендорфа[11] (фрагмент № 1), Николая Мартемьяновича Сипягина[12] (фрагмент № 23) и Евстафия Евстафьевича Удома 2-го[13] (фрагмент № 27) обозначают награждение степенью Командора Большого креста, то есть являются Рыцарскими знаками взамен знаков Командора Большого креста.

А ордена в колодках на портретах генерал-лейтенантов Петра Михайловича Капцевича[14] (фрагмент № 14), Георгия Арсеньевича Эммануэля[15] (фрагмент № 29) и генерал-майоров Роберта Егоровича Ренни[16] (фрагмент № 21), Павла Петровича Турчанинова 1-го[17] (фрагмент № 26) обозначают награждение степенью Командора, то есть являются Рыцарскими знаками взамен Командорских знаков.

Во втором томе издания «Русские портреты XVIII и XIX столетий» под № 183[18] опубликована фотокопия портрета Николая Мартемьяновича Сипягина с женой, Марией Всеволодовной кисти французского художника Августа Осиповича Дезарно[19], находившегося до Революции в собственности А. В. Всеволожского (село Александровское, Московской губернии). При самом внимательном рассмотрении деталей чёрно-белой фотокопии можно различить косой крест белой эмали на плечевой ленте, выглядывающий из-под мундира, принадлежащий шведскому Военному ордену Меча в степени Командор Большого креста.

Любопытно, что на портрете Сипягина кисти Джорджа Доу, помимо креста ордена Меча в колодке, на левой стороне мундира присутствует звезда степени Большого Командорского креста ордена, а по борту выпущен сам Большой Командорский крест.

Фотокопия портрета генерал-адъютанта Николая Мартемьяновича Сипягина с женой, Марией Всеволодовной. Художник Август Осипович Дезарно. Предположительно, около 1817-1822 гг. Опубликована во II томе издания «Русские портреты XVIII и XIX столетий» под № 183

На всех колодках, изображённых на фрагментах № 3 – А. И. Бистром 2-й, 5 – Н. В. Васильчиков 3-й, 26 – П. П. Турчанинов 1-й, 27 – Е. Е. Удом 2-й и состоящих из двух наград, шведский Военный орден Меча расположен после серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте.

На фрагменте № 21 – Р. Е. Ренни указанные награды повешены в петлицу в обратном порядке. На что указывает как расположение лент одна над другой, так и характерный подворот орденской ленты, который образовался из-за разницы в ширине ленты и непосредственного разреза петлицы. Изначально, под часто используемым применительно к наградам понятием «в петлице», предполагался именно такой способ ношения.

При этом, крепление ленты ордена Меча к мундиру, вероятнее всего, осуществлялось по наружной и внутренней сторонам мундирного борта. Подобным же образом, позднее, начиная с конца 30 – 40-х годов XIX века, младшие степени орденов Российской Империи крепились в петлицы сюртуков, а традиция ношения крестов в петлицах сохранилась до 1917 года. Условно, такой способ крепления ленты в петлицу можно назвать «уголком», так как при натяжении ленты под весом креста, от петлицы до борта мундира образуется угол.

Лента серебряной медали, наоборот, заправлена двумя концами в разрез петлицы и выпущена с лицевой стороны мундирного борта.

Порядок расположения наград в данном случае играет далеко не первостепенную роль, ввиду того, что в отличии от колодки, его в любой момент можно изменить без особых усилий.

Колодки с шведским орденом Меча на три награждения достаточно однообразны и хорошо делятся на две группы: состоящие из двух орденов и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, а также из двух медалей и указанного шведского ордена.

Правильная последовательность наград наблюдается в колодках на фрагментах № 12 – С. Ф. Желтухин 1-й, 18 – Л. А. Нарышкин, 20 – К. М. Полторацкий – шведский Военный орден Меча расположен после Военного ордена Святого Георгия IV степени и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте. Наоборот, в колодке на фрагменте № 24 – Е. Ф. Сталь российский и шведский Военные ордена следуют перед указанной медалью.

Если присмотреться более внимательно, то на колодке генерал-майора Сергея Фёдоровича Желтухина 1-го на верхнем луче креста ордена Святого Георгия IV степени заметно число «25».

Несмотря на то, что орден Святого Георгия за выслугу 25 лет в офицерских чинах не является основной темой данной статьи, ему все же стоит уделить немного внимания.

На портретах генералов Военной галереи Зимнего дворца орден Святого Георгия IV степени встречается на 129 колодках[20]. В большей степени благодаря кавалерскому списку, именуемому среди специалистов «Списком Степанова-Григоровича», а также некоторым другим источникам, для 128 кавалеров удалось установить не только даты награждений, но и орденские разновидности (за отличие или за выслугу положенного числа лет)[21]. К сожалению, сведения о точной дате награждения генерал-майора Ивана Ивановича Палицына российским Военным орденом не удалось обнаружить ни в указанном кавалерском списке, ни в «Придворных Месяцесловах» за 1810-1811 года, ни в издании «Военная галерея 1812 года». Пока что, не имея достаточной доказательной базы, судить о правомерности нахождения ордена Святого Георгия на портрете И. И. Палицына не приходится, а данный вопрос останется ещё одной загадкой, решить которую предстоит будущим исследователям Военной галереи.

Четверть – 32 из изображённых на портретах орденских крестов Святого Георгия, выданы за выслугу положенных 25 лет в офицерских чинах[22].

Четыре генерал-майора (Делянов Давид Артемьевич, Денисьев Пётр Васильевич, Зварыкин Фёдор Васильевич, Титов Николай Фёдорович) получили орден за выслугу в 1816 году, когда было установлено отмечать ордена за выслугу лет и кампаний соответствующей надписью[23].

Нужно упомянуть, что принятое расположение надписи на двух лучах креста ордена Святого Георгия отличалось от проектного, разрабатываемого для ордена Святого Владимира IV степени за 35 лет ещё Императрицей Екатериной II[24].

Ещё восемь генерал-майоров (Бартоломей Алексей Иванович, Желтухин 1-й Сергей Федорович, Каблуков 1-й Платон Иванович, Козлянинов Иван Тимофеевич, Пейкер Александр Эммануилович, Рылеев 1-й Михаил Николаевич, Селявин Николай Иванович, Тучков 3-й Павел Алексеевич) были удостоены ордена в промежуток между 1819 и 1823 годами.

Упомянем, что все двенадцать рассматриваемых портретов из Военной галереи написаны в промежуток между 1821 и 1832 годами.

Но, кроме как на портрете С. Ф. Желтухина 1-го, обозначения выслуги лет на лучах креста ордена Святого Георгия среди портретов Военной галереи не наблюдается.

Однако более удивительным кажется другой факт. В собрании Государственного Эрмитажа хранится портрет генерал-майора Портрет Александра Павловича Алединского, выполненный всё тем же Джорджем Доу в 1823 году, о чём на холсте имеется соответствующая надпись. Среди наград генерала Алединского изображён орден Святого Георгия IV степени за 25 лет выслуги в офицерских чинах. Надпись на кресте просматривается более чем отчётливо, а цифры «25» и буквы «ЛѢТЪ», как и положено, размещается на горизонтальных лучах. Формат портрета А. П. Алединского полностью совпадает с форматом портретов Военной галереи, а значит, говорить о какой-то более тщательной прорисовке портрета ввиду иного размера не приходится.

Портрет генерал-майора Александра Павловича Алединского. Художник Джордж Доу. 1823 год. Государственный Эрмитаж

Кроме того, аналогичный орден, но уже за выслугу 18 кампаний изображён на портрете контр-адмирала Степана Ивановича Миницкого, выполненном тем же художником и в том же году. Крайне важный момент: орден Святого Георгия за совершение положенного числа кампаний капитан-лейтенант Степан Иванович Миницкий получил ещё в 1802 году[25]. По какой причине на кресте, врученном за четырнадцать лет до издания указа появилась надпись о выслуге – пока что остается загадкой.

Портрет Контр-адмирала Степана Ивановича Миницкого. Художник Джордж Доу. 1823 г. Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Таким образом, встаёт непростая дилемма: с одной стороны, отношение художника Доу к деталям на всех портретах Военной галереи может различаться от довольно небрежного, до изумительно точного. К примеру, на портретах достаточно сильно различается прорисовка букв «С Р К В» (Святой Равноапостольный Князь Владимир) в центральных щитах орденской звезды Святого Владимира. От невнятных мазков, лишь обозначающих наличие в положенных местах неких символов на одних, до вполне конкретных, чётких и прекрасно читаемых букв на других.

Но, даже если отбросить из рассматриваемого списка кавалеров ордена Святого Георгия за 1816 год, предположив, что им могли выдать знаки без надписей из-за того, что Орденский Капитул в срок не успел изготовить требуемое количество знаков, то перед награждениями в последующие года имелся достаточный временной интервал, чтобы поставлять кавалерам знаки положенного образца, что доказывается портретом А. П. Алединского, получившего свою IV степень в феврале 1823 года.

Существует ещё одно объяснение отсутствию положенных надписей на крестах: кавалеры орденов за выслугу сами не стремились обозначать отличия от кавалеров, получивших свои награды за боевые подвиги. Безусловно, теперь уже абсолютно невозможно сказать, носили ли данные кавалеры кресты без надписей или же просто пожелали, чтобы художник «пропустил» эти «незначительные» детали.

Но, к примеру, на другом портрете Павла Алексеевича Тучкова, выполненном в 1820 году знаменитым художником Василием Андреевичем Тропининым, надпись на кресте ордена Святого Георгия также не просматривается.

Портрет Павла Алексеевича Тучкова. Художник Василий Андреевич Тропинин. 1820 год. Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени

 Таким образом, отсутствие соответствующего обозначения выслуги на крестах можно объяснить тремя версиями. Согласно первой из них, массово кресты с надписью «25 ЛѢТЪ» стали выдаваться только около 1823 года.  Согласно второй, художник Доу просто пропустил столь незначительные на его взгляд детали (как пропускал надписи на крестах прусского ордена Pour le Mérite). Третья версия гласит, что кавалеры орденов за выслугу лет сами не спешили выделять себя на фоне других кавалеров, получивших столь высокую награду за отличие в сражениях.

К сожалению, на сегодняшний момент полностью подтвердить или опровергнуть какую-то из версий невозможно, весьма высока вероятность, что все они в определённой степени верны или же, наоборот, – ошибочны.

В колодке на фрагменте № 2 – К. Х. Бенкендорф орден Меча расположен между серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и баварским Военным орденом Максимилиана Иосифа.

Сочетание серебряной и бронзовой медалей «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах, расположенных перед орденом Меча, наблюдается на фрагментах портретов № 9 – П. В. Голенищев-Кутузов, 14 – П. М. Капцевич, 16 – П. Я. Корнилов, а в колодке на фрагменте № 17 – М. Н. Мацнев место бронзовой медали занимает золотая медаль «Земскому Войску» на Георгиевской ленте.

Любопытно, что единственная на всю Военную галерею золотая боевая медаль, также редко встречающаяся на российских портретах, всё равно уступает первенство в расположении серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте.

Среди немногочисленных известных портретов с сочетанием этих двух наград (без учёта того, на какой ленте носится «Милицейская медаль»), их ношение в порядке старшинства с момента учреждения встречается исключительно редко, что говорит о фактическом преобладании на описываемый период расположения наград по значимости для кавалера.

Для примера приведем Портрет Петра Егоровича Рубцова, кисти художника Ивана Трофимовича (Фомича) Хруцкого. В данном случае последовательность наград на колодке, поверх которой закреплена миниатюрная шпага, обозначающая награждение золотым оружием «За Храбрость»,  следующая: орден Святого Владимира IV степени с бантом, золотая медаль «Земскому Войску» на Владимирской ленте, серебряные медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, «За взятие Парижа 19 марта 1814 года» на соединённой Георгиевско-Андреевской ленте и бронзовая медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Владимирской ленте. То есть медали расположены по старшинству в порядке утверждения.

Портрет Петра Егоровича Рубцова. Художник Иван Трофимович (Фомич) Хруцкий. 1841 год. Национальный художественный музей Республики Беларусь

На фрагменте № 29 – Г. А. Эммануэль между серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и шведским Военным орденом размещена еще одна редкая золотая медаль – австрийская «За храбрость».

Нельзя ни отдать должного, на сей раз эта уникальная для российских военных награда на портрете Эммануэля была абсолютно верно атрибутирована А. А. Подмазо[26].

Георгий Арсеньевич Эммануэль был награждён золотой австрийской Императорской медалью с надписью «Der Tapferkeit» (Храбрости) за воинские отличия в сражениях при Ландау и Вейсенбургских (Висамбургских) линиях в 1793 году[27].

Таким образом, на момент написания портрета для Военной галереи, медаль провисела на мундирах генерала Эммануэля чуть менее трёх десятилетий.

Медаль была учреждена Императором Священной Римской Империи Иосифом II в 1789 году, на интересующий период выполнялась из золота или серебра. На аверсе медали, учитывая приблизительную дату вручения, должен был изображён рельефный портрет австрийского Императора Франца II, а на реверсе – воинская арматура в виде знамен, над которой надпись:

DER

TAPFERKEIT

(Храбрости), окружённая лавровым венком. Лента медали представляла собой чередующиеся горизонтальные красные и белые полосы, с белыми и красными каймами по краям.

Помимо упоминания в иностранных источниках XIX[28],[29] века, австрийская медаль «За Храбрость» разбиралась в рамках данного журнала в статье «Швейк и награды Австро-Венгрии. Исследование 2»[30].

Упоминая об австрийской медали «За Храбрость», нельзя также ни привести факт вручения девяти золотых и восемнадцати серебряных означенных медалей Императору Александру I для награждения наиболее отличившихся в сражении при Кульме, приводимый в трудах В. В. Бартошевича[31]. В своих исследованиях, посвящённых Кульмскому Кресту, Бартошевич также подчеркивает скупость австрийцев на подобного рода награды[32].

Однако, удалось обнаружить, что австрийская медаль «За Храбрость» изображена на еще одном портрете, выполненного кистью художника Джорджа Доу, но не генерала, а гренадера первой статьи Роты Дворцовых Гренадер Ильи Ямника.

Напомним, что портреты чинов Роты Дворцовых гренадеров, помимо необычайной исторической ценности, имеют особую значимость, так как в советское время они были представлены непосредственно в экспозиции Военной галереи[33] и находились там в общей сложности почти полвека с 1956 по 2003 года[34].

Значительный диаметр медали (около 40 мм) и нетипичная расцветка ленты не оставляют сомнений, что это именно австрийская медаль, располагающаяся после Знака Отличия Военного ордена, Знака Отличия ордена Святой Анны и серебряных медалей «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и «За взятие Парижа 19 марта 1814 года» на соединённой Георгиевско-Андреевской ленте. Следующую награду после австрийской золотой медали на колодке закрывает ружейный штык, награды за штыком изображены менее отчётливо, но в конце наградной колодки угадывается Знак Отличия Железного Креста (Кульмский Крест).

Портрет гренадера первой статьи Роты Дворцовых Гренадер Ильи Ямника. 1828 год. Художник Джордж Доу. Государственный Эрмитаж

 

При сверке наград на портрете с «Именным списком роты Дворцовых Гренадер нижним чинам, поступившую в оную из полков Гвардейского Корпуса, зачисленных приказом Г-на Министра Императорского Двора от ноября 10 дня 1827 года», выяснилось, что гренадер первой статьи Илья Ямник, потупил в Роту из Лейб-гвардии Измайловского полка, среди наград имел Знак Отличия Военного Ордена и Знак Отличия ордена Святой Анны [35].

Служба в Лейб-гвардии Преображенском полку, первом во всей Империи, объясняет такое большое количество наград, – по крайней мере восемь, среди которых, половина – иностранные: австрийская золотая медаль «За храбрость», прусская серебряная Военная медаль «За Заслуги» (?), (здесь стоит пояснить, что версия с медалью «За военные заслуги 1813-1814 годов», была отвергнута именно ввиду того, что на портрете отчетливо виден фрагмент светлого диска медали, а последняя чеканилась из бонзы. Кроме того, в рамках уже упоминаемой работы, Бартошевич также приводит сведения о награждении прусским Королем Фридрихом-Вильгельмом III русских солдат за Кульм более чем ста двадцатью золотыми и серебряными медалями [36] , также серебряные прусские медали упоминаются в числе наград офицеров Роты Дворцовых гренадер [37]), и Кульмский Крест.

В конце остается вопрос: насколько можно доверять «Именному списку роты Дворцовых Гренадер нижним чинам, поступившую в оную из полков Гвардейского Корпуса, зачисленных приказом Г-на Министра Императорского Двора от ноября 10 дня 1827 года»? Не могло ли произойти досадной ошибки в формуляре или при перепечатке документа для книги? Как ни странно, ответом на этот вопрос является вопросительный знак, который необходимо поставить в подписи под этим портретом.

Возвращаясь вновь к наградной колодке генерала Эммануэля, стоит отметить, что ввиду единичности награждения, нельзя однозначно судить о приоритете размещения австрийской медали перед шведским Военным орденом.

Но, вероятнее всего, в данном случае речь идет не только о старшинстве по получению, а еще и по общей ценности редкой медали, полученной ещё в молодости за тяжелейшие сражения, в которых Георгий Арсеньевич пролил немало крови, по сравнению с шведским орденом Меча, хотя бы и Командорской степени.

Как метко подметил А. В. Кибовский на страницах одной из своих статей: «…шведский кронпринц Карл Юхан Бернадот (в недавнем прошлом сам наполеоновский маршал, а в недалеком будущем король Швеции и Норвегии) наградил кавалерскими крестами 111 русских офицеров. Но, как это часто бывает, иностранные знаки украсили в основном штабных чинов, адъютантов и командиров частей вверенной кронпринцу Северной армии» [38].

Среди колодок на четыре награждения, стоит выделить те, что изображены на фрагментах № 8 – И. Н. Галатте и 15 – Е. Ф. Керн, в обоих случаях первым следует орден Святого Георгия IV степени, а завершает колодки шведский Военный орден Меча. Но только на фрагменте № 8 – И. Н. Галатте за российским Военным орденом располагается серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и знак ордена Святого Иоанна Иерусалимского в степени почётного кавалера, а на фрагменте № 15 – Е. Ф. Керн – Золотой офицерский крест «За Прагу» на Георгиевской ленте и все та же медаль. Последняя колодка является хорошим примером правильного и последовательного расположения четырёх наград различных категорий (российский орден, российский Золотой офицерский крест, российская медаль и иностранный орден).

Если на колодке графа Галатте орден Меча размещён после ордена Святого Иоанна Иерусалимского, то на фрагменте портрета № 6 – И. О. Витт последовательность обратная, а шведская награда уступает серебряной и бронзовой медалям «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах.

На фрагменте № 22 – А. К. Ридингер старшинство этих же российских медалей и шведского Военного ордена меняется, а перед иностранной наградой располагается орден Святого Владимира IV степени с бантом.

На фрагментах № 7 – П. М. Волконский и 13 – П. С. Кайсаров орден Меча находится в самом конце колодок, предшествуя серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, австрийскому Военному ордену Марии Терезии, а также британскому Почётнейшему ордену Бани на колодке князя Волконского и аналогичным первым двум наградам и баварскому Военному ордену Максимилиана Иосифа на колодке Кайсарова.

В колодке, запечатлённой на фрагменте № 19 – В. П. Оболенский шведский орден Меча занимает промежуточное место следом за прусским орденом Красного Орла II степени взамен I, а также серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и перед прусским же орденом «Pour le Mérite».

Сочетание этих четырёх наград и Мальтийского ордена встречается в колодке, изображенной на фрагменте № 1 – А. Х. Бенкендорф, на которой сперва идет серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, а за ней указанные ордена в следующей последовательности: прусский Красного Орла III степени взамен I, Святого Иоанна Иерусалимского в степени почётный кавалер, шведский Военный Меча и прусский «Pour le Mérite».

Останавливаться более подробно на данных колодках не стоит, так как они уже разбирались в одной из предыдущих статей.

В обоих случаях на фрагментах № 10 – Т. Д. Греков и 11 – О. Ф. Долон порядок расположения российских наград нарушен, так после орденов Святого Георгия IV степени и серебряных медалей «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевских лентах на колодке, изображенной на фрагменте № 10 – Т. Д. Греков идут Военные ордена: шведский Меча и баварский Максимилиана Иосифа, а только потом Золотой офицерский крест «За Прагу» на Георгиевской ленте, а на фрагменте № 11 – О. Ф. Долон, соответственно, орден Святого Владимира IV степени, и Военные ордена: французский Святого Людовика и шведский Меча.

Наиболее абсурдна последовательность наград в колодке на фрагменте № 4 – А. В. Богдановский, в данном случае, орден Меча находится посередине между орденом Святого IV степени, Золотым офицерским крестом «За Базарджик» на Георгиевской ленте и серебряными медалями «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте и «За взятие Парижа 19 марта 1814 года» на соединенной Георгиевско-Андреевской ленте.

Но, пожалуй, подобному способу расположения наград всё же есть одно объяснение: на более поздних колодках второй половины XIX века кавалеры зачастую соединяли рядом две или более награды, носимые на Георгиевской ленте. По всей вероятности, А. В. Богдановский посчитал старшинство иностранного ордена более существенным, по сравнению с российскими медалями, но менее значимым, чем Золотой офицерский крест.

В колодке на фрагменте № 25 – П. П. Сухтелен 2-й шведский орден Меча расположен посередине после Военного ордена Святого Георгия IV степени и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте, но перед ещё двумя иностранными наградами: французским орденом Военных заслуг, а также шведской золотой офицерской медалью «За храбрость в поле», которые подробно разбирались в предыдущей статье.

В сочетании с другими иностранными орденами и при отсутствии иных российских наград, кроме медалей, шведский Военный орден уходил на последние или предпоследние места в колодках. Так, на фрагменте № 28 – А. И. Чернышёв, сразу за серебряной и бронзовой медалями «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах идут Военные ордена: австрийский Марии Терезии, французский Святого Людовика и только потом шведский Военный Меча.

В колодке из шести наград, запечатлённой на фрагменте портрета № 23 – Н. М. Сипягин шведский Военный орден также следует после серебряной и бронзовой медалей «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской и Владимирской лентах, Военных орденов: французского Святого Людовика и австрийского Марии Терезии, но перед баварским Военным орденом Максимилиана Иосифа.

Прорисовка крестов шведского Военного ордена Меча находится на достаточно низком уровне. Среди почти трёх десятков колодок можно назвать едва ли пять знаков ордена Меча, изображённых достойно, с соблюдением пропорций, объёмности лучей и эмали на них (фрагменты № 3 – А. И. Бистром 2-й, 9 – П. В. Голенищев-Кутузов, 14 – П. М. Капцевич, 18 – Л. А. Нарышкин, 22 – А. К. Ридингер).

Орденский крест мальтийского типа, расположенный под углом в 45º вызвал у художника Джорджа Доу ряд серьёзных проблем. Самая незначительная из них – несоблюдение пропорций лучей креста, в той или иной степени можно наблюдать на фрагментах портретов № 5 – Н. В. Васильчиков 3-й, 7 – П. М. Волконский, 17 – М. Н. Мацнев, 19 – В. П. Оболенский, 27 – Е. Е. Удом 2-й.

На последнем из перечисленных фрагментах колодок, сложное и нетипичное строение ордена Меча привело к действительно серьёзной ошибке – золотая Королевская корона располагается над одним из верхних орденских лучей, а не между ними, как должно. Кроме того, между верхними лучами и короной отсутствуют перекрещенные мечи, а также отсутствуют шведские короны между основанием лучей. Также отсутствует четкая прорисовка линии, обозначающей меч в центральном медальоне, из-за чего внутри медальона виднеются четыре точки, расположенные в виде ромба, что окончательно нарушает внешний вид креста.

На колодках с большим числом наград (в данном случае – пять и более) значительно проще было допустить ошибки, как самим кавалерам в процессе составления колодок, так и художнику при их прорисовке на портретах.

На фрагментах № 10 – Т. Д. Греков и 11 – О. Ф. Долон у английского художника возникли трудности с изображением ордена Меча. В обоих случаях крест шведского ордена вместо расположения под 45º повернут под 90º, но при этом Королевская корона над крестом не изменила своего положения.

Как уже неоднократно упоминалось, в колодке на фрагменте № 10 – Т. Д. Греков шведский и баварский Военные ордена частично перепутаны между собой, но на соседней колодке, изображенной на фрагменте № 11 – О. Ф. Долон крест ордена расположен абсолютно прямо, а корона венчает его верхний луч, что является крайне значительным искажением внешнего вида шведского Военного ордена. Более подробно колодка генерал-майора Грекова уже разбиралась ранее.

На колодке князя Петра Михайловича Волконского (фрагмент № 7 – П. М. Волконский) расположение знака ордена почти аналогичное, с той лишь разницей, что орденская лента и соседний крест британского Почетнейшего ордена Бани скрывают наличие или отсутствие короны и мечей между верхними лучами креста. В связи с чем, нельзя полностью перекладывать ответственность за неверное изображение ордена на художника, так как велика вероятность нестандартного крепления креста в колодке для её единообразия.

Скорее всего, именно неверное крепление орденского знака на колодку смутило А. А. Подмазо и не позволило атрибутировать награду, даже не смотря на достаточное количество совпадений во внешнем виде с образцовыми изображениями.

Разбирая другие особенности знаков ордена Меча на портретах Военной галереи, важно обратить внимание на отсутствие шариков на лучах крестов, изображённых на фрагментах № 1 – А. Х. Бенкендорф, 6 – И. О. Витт, 7 – П. М. Волконский, 8 – И. Н. Галатте, 11 – О. Ф. Долон, 17 – М. Н. Мацнев, 21 – Р. Е. Ренни, 22 – А. К. Ридингер, 25 – П. П. Сухтелен 2-й, 27 – Е. Е. Удом 2-й, что составляет около трети от общего числа. Сверх того, мечи между верхних лучей креста отсутствуют на шведских орденах, изображенных на фрагментах № 4 – А. В. Богдановский, 9 – П. В. Голенищев-Кутузов, 11 – О. Ф. Долон, 12 – С. Ф. Желтухин 1-й, 15 – Е. Ф. Керн, 16 – П. Я. Корнилов, 22 – А. К. Ридингер, 25 – П. П. Сухтелен 2-й, 27 – Е. Е. Удом 2-й. Судить о наличии мечей, а также корон между верхними лучами крестов шведского Военного ордена на фрагментах № 6 – И. О. Витт, 7 – П. М. Волконский, 13 – П. С. Кайсаров, 21 – Р. Е. Ренни, 23 – Н. М. Сипягин не представляется возможным ввиду неудачно выбранного для зрителя угла их размещения или из-за перекрытия их орденскими лентами.

Кресты ордена Меча на фрагментах № 20 – К. М. Полторацкий и 28 – А. И. Чернышёв окружены мечами по всему периметру, что соответствует его старшим степеням, но если в отношении степени ордена на колодке Александра Ивановича Чернышёва вопросы отсутствуют, то объяснить подобное явление на колодке Полторацкого достаточно затруднительно.

Проводя условное сравнение размера креста шведского Военного ордена, можно заметить, что большинство орденских крестов превышают диаметр серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте или, по крайней мере, ему равны. Лишь на фрагментах № 16 – П. Я. Корнилов, 25 – П. П. Сухтелен 2-й и 28 – А. И. Чернышёв наблюдается обратная тенденция, связанная с уменьшенными размерами орденских знаков. Причём, медали в колодке генерал-майора Корнилова уменьшенного (около 22 мм), условно называемого «кавалерийского» типа с поперечным расположением крепёжного ушка.

В случае со знаками Военного ордена Меча в колодках, на способы сложения орденских лент значительное влияние оказали нестандартное расположение лучей креста под углом в 45º и венчающая верхние лучи королевская корона с крепёжным кольцом. Именно поэтому, оборачивание орденской ленты вокруг луча креста можно наблюдать только на фрагментах № 7 – П. М. Волконский и 23 – Н. М. Сипягин, на которых шведский орденский знак повернут для симметрии с остальными крестами на колодках. Зато в нескольких случаях лента оборачивалась как раз вокруг короны с одной (фрагменты № 10 – Т. Д. Греков, 19 – В. П. Оболенский, 20 – К. М. Полторацкий, 21 – Р. Е. Ренни, 22 – А. К. Ридингер, 26 – П. П. Турчанинов 1-й, 29 – Г. А. Эммануэль) или с двух (фрагмент № 2 – К. Х. Бенкендорф) сторон.

Но наиболее часто применялся способ крепления знака ниже вполовину сложенного отрезка ленты прямоугольной (фрагменты № 3 – А. И. Бистром 2-й, 5 – Н. В. Васильчиков 3-й, 8 – И. Н. Галатте, 9 – П. В. Голенищев-Кутузов, 11 – О. Ф. Долон, 14 – П. М. Капцевич, 17 – М. Н. Мацнев) или неправильной формы (фрагменты № 12 – С. Ф. Желтухин 1-й, 15 – Е. Ф. Керн, 16 – П. Я. Корнилов, 18 – Л. А. Нарышкин, 24 – Е. Ф. Сталь, 25 – П. П. Сухтелен 2-й, 28 – А. И. Чернышёв).

Также встречается крепление короны ордена Меча непосредственно поверх ленты (фрагменты № 1 – А. Х. Бенкендорф и 4 – А. В. Богдановский).

Весьма затруднительно судить о способах сложения орденских лент в колодках на фрагментах № 6 – И. О. Витт и 13 – П. С. Кайсаров по причине неудачного угла их расположения на портретах. Способ же сворачивания ленты ордена Меча в колодке на фрагменте № 27 – Е. Е. Удом 2-й ввиду многочисленных ошибок при его отображении вовсе не стоит рассматривать.

Относительная высота лент ордена Меча в колодках меньше диаметра орденского креста без учета короны на фрагментах № 5 – Н. В. Васильчиков 3-й, 11 – О. Ф. Долон, 16 – П. Я. Корнилов, 19 – В. П. Оболенский, 24 – Е. Ф. Сталь, приблизительно равна ему на фрагментах № 7 – П. М. Волконский, 8 – И. Н. Галатте, 17 – М. Н. Мацнев, 27 – Е. Е. Удом 2-й и превышает оный на всех остальных фрагментах.

Определённый общий стиль исполнения колодок наблюдается на фрагментах № 1 – А. Х. Бенкендорф, 2 – К. Х. Бенкендорф, 7 – П. М. Волконский, 9 – П. В. Голенищев-Кутузов, 13 – П. С. Кайсаров, 17 – М. Н. Мацнев, 18 – Л. А. Нарышкин, 20 – К. М. Полторацкий, 23 – Н. М. Сипягин, 25 – П. П. Сухтелен 2-й, 26 – П. П. Турчанинов 1-й, 27 – Е. Е. Удом 2-й, что составляет более 2/5 от общего числа колодок с орденом Меча. Соответственно, остальные колодки выполнены в произвольном стиле.

Колодка на портрете генерал-лейтенанта Александра Ивановича Чернышёва (фрагмент № 28), несмотря на его пребывание в Свите Его Императорского Величества в 20-е годы XIX века отличалась некоторой небрежностью. Упомянем, что на портрете, Александра Ивановича, исполненном в Великобритании художником сэром Томасом Лоуренсом в 1818 году, который уже около двух столетий украшает палату Ватерлоо в Виндзорском замке, колодка не видна вовсе из-за плечевой орденской ленты. Но на портрете Казимира Антоновича Ясевича, написанном в 1854 году, в колодке отчётливо просматривается наградная «строгость» поздней Николаевской эпохи, но все же эволюция наградных колодок во вторую треть XIX века – тема для отдельного исследования не в рамках данного цикла статей.

Портрет Светлейшего князя Александра Ивановича Чернышёва. Художник Казимир Антонович Ясевич. 1854 год. Государственный Эрмитаж

Расположение колодок с шведским Военным орденом Меча на портретах Военной галереи, в целом, незначительно отличается от описанного ранее.

Наиболее крупную группу составляют колодки, закреплённые в промежутке между мундирным бортом и восьмиконечной орденской звездой классического типа, таким образом, чтобы верхний край орденских лент находится на уровне или несколько ниже / выше первой мундирной пуговицы (фрагменты № 1 – А. Х. Бенкендорф, 6 – И. О. Витт, 7 – П. М. Волконский, 9 – П. В. Голенищев-Кутузов, 12 – С. Ф. Желтухин 1-й, 13 – П. С. Кайсаров, 14 – П. М. Капцевич, 16 – П. Я. Корнилов, 18 – Л. А. Нарышкин, 26 – П. П. Турчанинов 1-й, 27 – Е. Е. Удом 2-й, 28 – А. И. Чернышёв, 29 – Г. А. Эммануэль).

На мундирах без восьмиконечных орденских звёзд с левой стороны, распространён способ расположения колодок между мундирным бортом, на уровне или чуть ниже первой мундирной пуговицы и бахромой эполета (фрагменты № 2 – К. Х. Бенкендорф, 5 – Н. В. Васильчиков 3-й, 8 – И. Н. Галатте, 10 – Т. Д. Греков, 11 – О. Ф. Долон, 17 – М. Н. Мацнев, 22 – А. К. Ридингер, 23 – Н. М. Сипягин, 25 – П. П. Сухтелен 2-й). Отметим, что орденские кресты на колодке генерал-майора Сипягина касаются звезды шведского Военного ордена Меча, расположенной на мундире ниже этой самой колодки, рядом с бахромой эполета.

Ещё одну категорию составляют колодки, располагающиеся между мундирным бортом на уровне первой пуговицы и корешком эполета, под небольшим положительным наклоном в сторону эполетной пуговицы (фрагменты № 4 – А. В. Богдановский, 15 – Е. Ф. Керн, 19 – В. П. Оболенский, 20 – К. М. Полторацкий)

Единично представлен способ ношения колодок на мундире лацканного покроя – между мундирным бортом и верхней лацканной пуговицей у непосредственного края верхней части лацкана – фрагмент № 3 – А. И. Бистром 2-й. А также на гусарском доломане – между мундирным бортом и лядуночной перевязью, на уровне второго ряда пуговиц – фрагмент № 24 – Е. Ф. Сталь. Кроме того, выделяется способ ношения наград в петлице, уже описанный ранее – фрагмент № 21 – Р. Е. Ренни.

По традиции, сделаем несколько заключительных выводов.

Итак, помимо знаков шведского Военного ордена Меча Рыцарских степеней, в колодках на портретах Военной галереи присутствуют орденские знаки младшей степени, обозначающие награждение старшими Командорской и Командорской Большого креста степенями. Причём, последние из них можно отнести к генеральским колодкам.

Отсутствие же ношения подобным образом степени Рыцаря Большого креста (за исключением колодки Александра I) обуславливается не только ценностью ордена, но и необычайно удобным и эстетически совершенным способом ношения знака отличия – миниатюрного меча.

Также стоит подчеркнуть необходимость дальнейшего исследования темы внешних отличительных особенностей крестов российского Военного ордена Святого Георгия за выслугу 25 лет или за совершение 18 морских кампаний в офицерских чинах в период правления Императора Александра I.

В следующей, завершающей цикл статей о наградах в колодках на портретах Военной галереи Зимнего дворца будут рассмотрены оставшиеся, неисследованные ранее колодки, а также подведены общие окончательные итоги по всем предыдущим статьям.

По-прежнему, связаться с автором, высказать свои пожелания, предложения, аргументированную и подкреплённую источниками критику Вы можете по адресу электронной почты: s.n.golovin@mail.ru


ПРИМЕЧАНИЯ

 [1] Aristide Michel Perrot. Collection historique des ordres de chevalerie civils et militaires, existant chez les différens peuples du monde, suivie d’un tableau chronologique des ordres éteints. Paris: Chez Aimé André, Libraire – Editeur, quai des Augustins, № 59. 1820. – P. 229-230., Pl. XXXIV, № 4, 5, 6, 7.

[2] The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations Comprising an historical account of Each Order, Military, Naval, and Civil, From the Earliest to the present time, with lists of the Knights and Companions of Each British order. / Sir Bernard Burke. London: Hurst and Blackett, publishers, successors to Henry Colburn. 1858. – P. 333-336., Plate 91. Sweden. Table I. № 4, 5, 6.

[3] Спасский И. Г. Иностранные и русские ордена до 1917 года. Л.: Издательство Государственного Эрмитажа. 1963. – С. 55., табл. XIII, 3-5.

[4] Европейские ордена в России: конец XVII-начало XX века. Из собраний музеев Московского Кремля и Государственного исторического музея. / Л. М. Гаврилова, С. С. Левин – М.: Арт-Родник. 2007. – С. 224-225.

[5] Державные кавалеры. Иностранные ордена Российских Императоров. Sovereign knights. Foreign orders of Russian Emperors. [Каталог выставки]. / [авт. ст. и сост. Л. М. Гаврилова]. [М-во культуры Российской Федерации, Федеральное гос. учреждение культуры «Гос. ист.-культурный музей-заповедник “Московский Кремль”»] М.: ООО «АзБука». 2010. – С. 202.

[6] Löwenhielm Fredrik. Svenska ordnar och medaljer. // Fredrik Löwenhielm; [fotografier av Karl-Erik Granath; teckningar av Bengt Olof Kälde]. Stockholm: Atlantis. 1987. – S. 23-27.

[7] Кузнецова Л. К. Петербургские ювелиры XIX века. Дней Александровых прекрасное начало. М.: Издательство Центрполиграф. 2012. С. 56-57.

[8] Державные кавалеры. Иностранные ордена Российских Императоров. <…> С. 202.

[9] Список генералам по старшинству. Исправлено по 20 Июня. С.- Петербург: В Военной типографии. 1840. – С. 8-9.

[10] Военная галерея 1812 года: издано по повелению государя императора / [под ред. и с предисл. Вел. кн. Николая Михайловича; при участии А. А. Голомбиевского]. С.-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг. 1912. – С. 263-266.

[11] Там же. С. 21-23.

[12] Там же. С. 223-224.

[13] Там же. С. 249-250.

[14] Там же. С. 106-107.

[15] Там же. С. 280-282.

[16] Там же. С. 196-197.

[17] Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 годах: Военная галерея Зимнего дворца, издаваемая с высочайшего соизволения и посвященная его Императорскому высочеству государю императору: жизнеописания / соч. генерал-лейтенанта А. И. Михайловского-Данилевского. – С.-Петербург: Издание П. А. Печаткина. В типографии Карла Крайля. 1848-1849. – Т. V. 1849. [П. П. Турчаниновъ].

[18] Русские портреты XVIII и XIX столетий / Издание Великого князя Николая Михайловича. Санкт-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг. В 5 томах. 1905-1909. Том II. 1906. –  № 183.

[19] Август Осипович Дезарно во время Отечественной войны сражался в рядах Великой армии, был пленен и остался в России, в 1827 году за картину, на которой изобразил сцену своего же пленения, удостоен членства Санкт-Петербургской Академии художеств. См. Дезарно, Август Осипович // Русский биографический словарь. Издаваемый под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцова. Санкт-Петербург: Типография Товарищества «Общественная польза». 1905. Том VI. Дабелов – Дядьковский. – С. 166-167. / Сборник материалов для истории Императорской С.-Петербургской Академии художеств за сто лет ея существования. Изданный под редакциею П. Н. Петрова и с его примечаниями. [В 3 частях]. 1864-1887. Санкт-Петербург: В типографии Комиссионера Императорской Академии художеств Гогенфельдена и Ко. 1865. – Часть 2. 1811-1843. – С. 66, 97, 207, 218, 222.

[20] Речь идет только о верно изображенных орденах на портретах. По понятным причинам, портрет генерал-майора П. А. Филисова, на котором вместо ордена Святого Георгия IV степени ошибочно изображен прусский орден Красного Орла III степени не учитывается.

[21] В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. (1769–1869 г.). / Составили В. С. Степанов и Н. И. Григорович. С.-Петербург: В типографии В. Д. Скарятина, Фонарный переул., д. Франка, № 87-9. 1869. – Репр. изд. Ордена и медали. Том VI. М.: Symbols Publishing. 2016. С. 134-194., № 609, 642, 815, 911, 1057, 1070, 1140, 1176, 1195, 1205, 1254, 1320, 1350, 1509, 1630, 1632, 1693, 1695, 1696, 1697, 1701, 1713, 1715, 1723, 1753, 1791, 1793, 1794, 1802, 1828, 1839, 1856, 1907, 1913, 1915, 1916, 1936, 1940, 1941, 1943, 1948, 1961, 1966, 1971, 1977, 1985, 1986, 1990, 1992, 2009, 2018, 2031, 2045, 2059, 2095, 2096, 2102, 2176, 2187, 2198, 2205, 2208, 2214, 2286, 2293, 2297, 2302, 2311, 2313, 2321, 2391, 2403, 2424, 2425, 2427, 2432, 2443, 2454, 2455, 2456, 2457, 2459, 2464, 2465, 2466, 2468, 2472, 2474, 2475, 2478, 2480, 2482, 2483, 2490, 2491, 2529, 2531, 2574, 2615, 2652, 2664, 2686, 2710, 2714, 2715, 2748, 2749, 2767, 2805, 2848, 2850, 2883, 2925, 2955, 2995, 3026, 3030, 3158, 3160, 3393, 3395, 3483, 3484, 3486, 3537, 3625, 3692. ; Военная галерея 1812 года. <…> С. 245-246.

[22] В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. <…>  С. 145-194., № 1205, 1254, 1320, 1350, 1509, 1828, 1839, 1856, 2009, 2018, 2095, 2096, 2031, 2102, 2205, 2208, 2214, 2311, 2313, 2321, 3026, 3030, 3160, 3158, 3393, 3395, 3483, 3484, 3486, 3537, 3625, 3692.

[23] 25.522., 25.530. Полное Собрание Законов Российской Империи. С 1649 года. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. XXXIII: 1815-1816., 1830. – С. 1093, 1099.

[24] Хазин А. Л. Становление наградной системы России в конце XVII — XVIII вв.: диссертация кандидата исторических наук: 07.00.02 / Хазин Андрей Леонидович. [Место защиты: Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ]. – Москва. 2008. – С. 212.

[25] В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. <…>  С. 149., № 1441.

[26] Подмазо А. А. Образы героев Отечественной войны 1812 года. Военная галерея Зимнего дворца: альбом – справочник. М.: Русские витязи. 2013. – С. 723.

[27] Эммануэль, Георгий Арсеньевич // Русский биографический словарь. Издаваемый под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцова. Санкт-Петербург: Типография Главного Управления Уделов. 1912. Том XXIV. Щапов – Юшневский – С. 230-233.

[28] Aristide Michel Perrot. Op. cit. P. 44.

[29] The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations. <…> P. 36., Plate 7. Austria. Table IV. № 12.

[30] Чечако1 (псевдоним). Швейк и награды Австро-Венгрии. Исследование 2. [Электронный ресурс] / Интернет-журнал «SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ». Дата публикации: 16.07.2017. Режим доступа: https://clubic.ru/?p=5844

[31] Бартошевич В. В. В борении с Наполеоном. Нумизматические очерки. Киев: Пектораль-Купола. 2001. – С. 126.

[32] Там же.

[33] Глинка В. М., Помарнацкий А. В. Военная галерея Зимнего дворца. – 3-е изд., доп. – Л.: «Искусство». 1981. – С. 8-9.

[34] Подмазо А. А. Указ. соч. С. 47.

[35] История роты дворцовых гренадер. К столетию Отечественной войны. / Составил гв. полковник С. А. Гринев. Санкт-Петербург: Типография Главного Управления Уделов. 1912. – С. 194.

[36]  Бартошевич В. В. Указ. соч. С. 126.

[37] История роты дворцовых гренадер <…> С. 190-192

[38] Кибовский А. В. Роковая лысина. // Дилетант. – № 12, декабрь 2016. – М.: ООО «Образование 21 век». 2016 – С 59.

С уважением Сергей Головин

 

Награды Российской империи 1702 — 1917 гг.

Все материалы автора

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы