Дьявольская машинка – «сеялка смерти»

in Исследования

Дьявольская машинка сэра Хайрема и сэра Бэзила и её предтеча – «сеялка смерти» доктора Гатлинга

«Станковый пулемет, обслуживаемый в открытом бою отважными бойцами, недоступен для пехоты противника до тех пор, пока есть патроны и жив хотя бы один пулеметчик»

Наставление по стрелковому делу (НСД-38) Станковый пулемет Максима обр. 1910 г.

Говорят, что создатель первого пулемёта доктор медицины Ричард Джордан Гатлинг был вдохновен на создание своего детища благой идеей – сделать так, чтобы несколько человек могли противостоять сотне противников и тем самым прекратить войну между Севером и Югом США. Но мы-то знаем, куда ведёт дорога, вымощенная благими намерениями… И создатель первого пулемёта с механическим приводом не предполагал, что дальнейшее развитие его детища его же соотечественником создаст по сути первое оружие массового уничтожения, которое разрушит четыре империи, перекроит карту мира, принесёт одним неисчислимые богатства, а другим неисчислимые страдания. А пока несостоявшийся врач и изобретатель автоматической сеялки мистер Гатлинг задумался над тем, что принцип его сеялки позволяет автоматически подавать не только семена, но и патроны. Привод был механическим – нужно было вращать рукоятку, да и стволов было несколько и они вращались вокруг продольной оси, стреляя по очереди. Патроны подавались сверху, под действием своего веса, как в сеялке. Только вот сеяло это устройство смерть и весьма эффективно: правда, сразу проверить на деле не пришлось – война закончилась. Армия США для начала купила всего лишь 10 «гатлингов», как их стали называть по фамилии изобретателя, который оказался без войны и денег, зато с первым в мире пулемётом. Его действие проверили во время освоения «Дикого Запада», когда армии США стали противостоять тысячи индейцев, после чего заказы увеличились. Результаты были обнадеживающие, но всё же рынок сбыта оказался маловат и Гатлинг поехал в Европу. В Британской Империи масштабы были побольше и «гатлинги» помогли выиграть в Африке битву с королём зулусов, рассеяв его шестидесятитысячную армию.

Пулемёты Гатлинга. Кадры из фильма «Последний самурай» (англ. The Last Samurai). 2003

Помните фильм «Последний самурай», там восстание самураев против нововведений эпохи императора Мэйдзи тоже подавляют с помощью «гатлингов», и один из заключительных эпизодов, когда по законам самурайской чести под пулями гибнет средневековая конница восставших вассалов Мейдзи, молодой офицер, командовавший расчётами «сеялок смерти», становится на колени, а вслед за ним опускаются на колени и солдаты, отдавая долг чести погибшим по законам бусидо самураям.

Гатлингу удалось заинтересовать и Россию – военный агент полковник Горлов послал восторженный отзыв о «гатлингах» в Петербург и русское правительство закупило несколько «картечниц» как их назвали в России. То есть, почва для победоносного шествия пулемёта была подготовлена и «машинка дьявола» не замедлила явиться.

Несмотря на то, что в англоязычных источниках Гатлинга называют создателем пулемёта, для нас слово «максим» является нарицательным для обозначения пулемёта по фамилии его изобретателя – Хайрема Cтивенса Максима. Ударение в фамилии изобретателя на первом слоге, но в России более привычным стало ударение на втором, что обыгрывается даже в песенке про пулемётчика Максима и его пулемёт-тезку. К моменту создания пулемёта Максим был уже изобретателем с именем: за ним стояла не только одна сеялка, как у Гатлинга, а несколько десятков защищённых патентами изобретений. Вообще, Хайрем Максим был воплощением «американской мечты»: родившись в штате Мэн в семье механика-самоучки, окончив пять классов школы, он перепробовал множество профессий, среди которых его больше всего привлекали связанные с механикой и электричеством, добился успеха и стал богатым человеком. В электротехнике он конкурировал с самим Эдисоном, создав одновременно с ним электрическую лампу с угольным электродом и добившись подряда на электрическое освещение первого здания в США. До этого у него были успешные проекты по газовому освещению и все локомотивы в Америке освещали себе путь газовым прожектором Максима, поэтому с электрическим проектом он справился успешно и на всемирной выставке в Париже разделил с Эдисоном номер журнала, посвящённого чудесам электричества и вместе с ним был удостоен офицерского креста ордена Почётного Легиона. То есть, для Эдисона он представлял серьёзную угрозу и, по слухам, Эдисон выплатил ему приличные «отступные», чтобы Максим больше не занимался изобретениями в области электричества. По другой версии, один из знакомых сказал Максиму, чтобы тот бросил заниматься электричеством, так как можно гораздо больше заработать, помогая европейцам убивать друг друга.

Ametralladora Gatling
Ametralladora Gatling
Ametralladora Gatling
Ametralladora Gatling

 

Ametralladora Gatling
Ametralladora Gatling

Так или иначе, а к концу XIX века колониальный передел мира закончился, «гатлинги» поспособствовали британцам создать свою империю, а другие страны и, прежде всего, Германия, чувствовали себя «обделёнными при раздаче пирога». Назревала война между европейскими державами, все перевооружались, новые виды вооружения были в моде и требовалось оружие более эффективное, чем то, которое помогло когда-то расстреливать краснокожих и войско зулусов. Хайрем Стивенс вспомнил, как когда-то был поражён силой отдачи, которую испытал при выстреле из старенького «Спрингфилда». Нельзя ли приспособить эту силу для автоматического перезаряжания оружия? И Максим конструирует и патентует автоматическую винтовку, правда, оказалось, что использование силы отдачи для перезарядки оружия уже запатентовал Генри Бессемер, тот самый, что открыл способ производства стали из чугуна, названный «бессемерированием». Винтовка получилась неудачной, но Максим вспоминает о паровой машине, множество которых он собрал своими руками и  объединяет автоматику винтовки и принцип двухтактной паровой машины, только вместо силы пара его машину для стрельбы будет приводить в действие короткий, всего на один дюйм, ход ствола назад после выстрела. Устройство для стрельбы, напоминающее пулемёт, было создано в 1873 году. Затем Максим занялся новыми изобретениями и проектами и только через десять лет вновь вспомнил о своём детище, доработал его, но ввиду сложной автоматики и этот прототип оказался ненадёжным. И вот через два года появилось то, что мы можем назвать пулемётом Максима.

Это было довольно громоздкое, тяжёлое и неказистое устройство, но изобретатель решил продемонстрировать его потенциальным заказчикам. К этому он основательно подготовился, учтя опыт предыдущих неудач: одной из причин поражения в «электрической войне» с Эдисоном стала плохая патентная защита (Максим изобрёл лампочку раньше Эдисона, но не смог этого доказать при получении патента) и для пулемёта Максим оформляет несколько патентов. Он основывает “Maxim Gun Company” вместе с несколькими партнерами, куда входил и британский «оружейный король» Виккерс, разрабатывает метод изготовления бездымного пороха (из-за клубов дыма при стрельбе «гатлингов» индейцы прозвали их «дьяволами белого дыма», а стрелок при этом даже не видел цели). Логически, у пулемёта были несомненные преимущества перед «гатлингом» который обслуживал целый расчёт: один боец вращал рукоятку механического привода, другой заряжал, третий стрелял. Картечницы часто заклинивало из-за перекосов патрона или воспламенения патрона тогда, когда следующий патрон уже подавался в патронник. Максимальная скорострельность ограничивалась 150-180 выстрелами. Всех этих недостатков пулемёт Максима был лишён – его скорострельность превышала 600 выстрелов в минуту, новый патрон не попадал в патронник, даже если предыдущий имел задержку воспламенения пороха, «машинка» работала до тех пор, пока палец пулеметчика был на гашетке, бездымный порох не мешал стрелять. Максиму удалось снизить вес пулемета, для борьбы с перегревом ствола (от чего многоствольные и менее скорострельные «гатлинги» страдали меньше) он установил кожух с водяным охлаждением. И, тем не менее, заказчики не спешили с контрактами: американское военное ведомство отказало из-за огромного расхода боеприпасов при стрельбе (с более экономными «гатлингами» они расстались лишь в 1911 году), английский лорд отметил неказистость «новичка» и пожелал «чего-нибудь покрупнее и посолиднее». На это замечание изобретатель ответил, что в этом случае пулемёт не будет убивать быстрее, но желание заказчика – закон, и он сделал нечто вроде большого пулемёта, стреляющего 37-мм разрывными снарядами. Но, англичане не купили и этого монстра (датский король, присутствовавший при демонстрации, был поражён скоростью, с которой изделие пожирало дорогостоящие снаряды и выразился в том духе, что эта пушка может разорить его маленькое королевство), и тогда Максим продал его будущим противникам гордых бриттов – бурам. Буры тут же использовали скорострельную пушку против южноафриканских племён, которые прозвали его «пом-пом» за характерных звуков выстрела, и вдохновленные первым успехом, впоследствии активно закупали оружие Максима.

В 1887 году Максим усовершенствует механизм подачи патронной ленты и вновь демонстрирует пулемёт, на этот раз в Италии. Здесь состоялась его встреча с представителем  конкурирующей фирмы – Базилем Захаровым. Иногда его считают русским (он и сам иногда поддерживал эту версию), но родителями Базилеуса Захариоса были греки, а русский, как и множество других языков, он хорошо знал из-за того, что детство свое провел в Одессе. В молодости он тоже перепробовал множество профессий: был сутенёром, пожарным (в Стамбуле того времени это синоним рэкетира, так как пожарные тушили пожары за деньги, вымогая их у несчастных погорельцев. Не гнушались они и «трофеями» на пожаре, а по слухам, часто сами устраивали эти самые пожары, если в городе давно ничего не горело), был менялой, торговал чем только ни придётся, пока не прибился в качестве агента к компании шведа Торстена Норденфельда, одного из крупнейших европейских торговцев оружием. Самой успешной ранней сделкой Захарова была продажа паровых (!) подводных лодок Норденфельда. У лодки была паровая машина и две трубы, из которых валил чёрный дым, поэтому она шла либо в надводном, либо в полупогруженном положении. Перед погружением трубы снимались, отверстия задраивались и лодка на остатке пара (для этого был специальный накопитель) должна была производить атаку цели торпедой. Эта лодка произвела первый в истории выстрел торпедой (правда, в надводном положении) на Темзе в присутствии королевы Виктории, но англичане не «купились на презентацию» и не приобрели лодку. Тогда Базилеус продает её соплеменным грекам, а потом едет пугать турок новым греческим чудо-оружием. Турки испугались и заказали сразу две лодки (через несколько лет одна из них чуть не утонула, попытавшись на учениях произвести торпедный выстрел в погруженном положении). Далее по плану была Россия, но русский адмирал-председатель комиссии представил царю отчёт, в первой строке которого было сказано: «лодка не является собственно подводной». По некоторым сведениям, Россия все же приобрела субмарину, но та затонула при переходе к новому месту базирования. После успехов в торговле «полуподводными лодками» (мы приводим этот эпизод как яркий пример «пробивной силы» коммерсанта) Захарову было поручено участвовать в конкурсе против пулемёта Максима, так как компания Норденфельд производила собственный вариант «гатлинга» — картечницу с неподвижными горизонтально расположенными стволами. И вот, на демонстрации в Специи, в присутствии итальянской аристократии, пулемёт Максима не мог сделать ни единого выстрела, так как пулеметчик был пьян (его подпоил неизвестный «доброжелатель»). Следующие «смотрины» состоялись в Вене. В первый день пулемёт дал несколько очередей и замолк – разобрав механизм, Максим понял, что здесь не обошлось без постороннего вмешательства. На второй день изобретатель сам взялся за рукоятки пулемёта. В присутствии императора Франца –Иосифа, выпустив 330 пуль за 30 секунд, Максим выбил на мишени императорские инициалы F и J. Присутствующие, включая императора, были поражены, а пулемёт Норденфельда на этом фоне выглядел бледно. Казалось бы, успех полный, но кто-то нашептал высшему военному руководству, что, да, «Максим» — прекрасный пулемёт, но их собирают поштучно вручную, и только Норденфельд может обеспечить выполнение крупного заказа для императорской армии.

Максиму ничего не оставалось, как объединиться с Норденфельдом и Захаровым.

Хайрем Максим был прекрасным механиком и талантливым изобретателем, но плохим бизнесменом, быстро увлекался новым делом и не доводил начатого до конца. Базиль Захаров, наоборот, ничего не понимал в технике, но обладал природной деловой хваткой, был мастером интриг и подкупов. Норденфельд предоставлял свой капитал и производственные мощности. Новый альянс быстро довёл дело до конца: Франц-Иосиф сам пострелял из пулемёта и был очарован лёгкостью обращения с ним. На фабрике Норденфельда производились пулемёты калибра 11,43 мм, но можно было адаптировать их под патрон заказчика. Австрийцы, а затем и англичане с удовольствием закупали пулемёты. В 1898 году в битве при Омдурмане англичане с помощью пулемётов разгромили 60-тысячную суданскую армию халифа Абдаллаха. Из 20 тысяч убитых три четверти погибло от пулемётного огня – не будь пулеметов, армия фанатиков-дервишей смела бы значительно уступающих им в численности англичан. Именно за эту победу королева произвела Максима в рыцарское достоинство и наградила Орденом Британской империи. Теперь он вместе с британским подданством  получил право называться «Сэр Хайрем».

Знак за отличную стрельбу из пулемёта 3-й степени. Российская Империя, 1912–1917. Неизвестная мастерская. Бронза, серебрение, 18,44 г. Размеры 44,1×36,4 мм. Патрикеев, Бойнович.2# 12.5.в. Утверждён 22 июня 1912. Аукционный дом «Монеты и Медали»

Что касается России, то еще в 1887 военное ведомство приобрело несколько ранних пулеметов Максима для сравнения с «картечницами» Норденфельда. Надо сказать, что русское военное ведомство закупало новые образцы оружия во всех странах, для чего была учреждена сеть военных агентов (военных атташе) – тогда предпочитали законно купить новый образец, а не красть его по-шпионски. Мнения экспертов разделились, но преобладало отрицательное: поражал расход дорогостоящих боеприпасов и многие не видели преимуществ перед обычными картечными снарядами – тактики применения пулеметов не было, а действие артиллерийской шрапнели многие недавно ощутили на себе во время русско-турецкой войны. В марте 1888 года в присутствии Александра III были проведены испытания пулемёта Максим под патрон к винтовке Бердана калибра 10,67 мм и царь лично опробовал новое оружие. Отзыв был положительным, но потребовалась незначительная доработка, тем более, что вскоре прошло перевооружение русской армии винтовкой Мосина и потребовалась унификация под патрон 7,62 мм. Когда же новые пулемёты стали поступать в Россию, выяснилось, что пулемёт стал давать задержки из-за более низкого давления пороховых газов и, вследствие этого, слабой отдачи. Для того, чтобы увеличить давление газов на выходе ствола, капитаном И.Н. Жуковым была сконструирована специальная насадка-надульник. Из-за большой стоимости пулемёта – около 3000 рублей, – к началу Русско-японской войны в русской армии было всего 5 пулемётных рот по 8 пулемётов в каждой, около 200 пулемётов  в крепостях  и ещё около 300 пулемётов на флоте. Уже в 1902 году выпуск лицензионных «Максимов» наладили в Туле. Пулемёт рассматривали как небольшое орудие – он и помещался на пушечном лафете или на массивных станках весом более 200 кг в крепостях и на турелях мостиков и боевых марсов кораблей для защиты от миноносцев (позже это признали ошибочным и пулемёты оттуда убрали, а вскоре убрали и сами боевые марсы). Если в начале войны русская и японская армия были приблизительно одинаково укомплектованы пулемётами, то к концу её перевес был на стороне японцев: 1 пулемет на 1350 человек; в русской армии — 1 пулемет на 5893 человека (расчёт на весь личный состав армии, а не только на стрелковые части). И это несмотря на то, что количество пулемётов в русской армии на фронте достигло 342.

Главнокомандующий генерал Н.П. Линевич писал военному министру А.Ф. Редигеру 23 августа 1905 года: «Мы все же и поныне столь бедны пулемётами, что даже обидно… Это орудие в настоящую войну сделалось грозным, и им японцы с успехом пользуются; куда идёт японская рота, туда она тащит за собою и пулемёт». Теперь уже в русской армии никто не спорил, какой силой является «чёртова поливалка», «злобный зверь Максима» — каких только прозвищ не давали тогда пулемёту. Результат – открыто пулемётное отделение в Офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме. Теперь в каждой стрелковой дивизии Российской армии была отдельная пулемётная рота, которыми командовали выпускники Ораниенбаумской школы.

Было отмечено, что половина всех потерь японской пехоты в русско-японскую войну – от пуль «Максимов»… Из этого тут же сделали вывод кайзеровские генералы и купили у фирмы «Максим, Виккерс и сыновья» лицензию на производство пулемётов в Германии. К началу Первой Мировой в Германии было 12500 пулемётов, получивших обозначение MG.08, а концу войны их было выпущено более 100 тысяч.

Знак об окончании Офицерской стрелковой школы, Пулеметный отдел, 1908. Белый металл, бронза, позолота. ПБ#1.1.43. Очень редкий. В книге С. Патрикеева и А. Бойновича «Нагрудные знаки России» приводится только рисунок такого знака. Аукционный дом «Монеты и Медали»

А что же коммерсант Василий Захаров? Он метался между европейскими дворами, устраивая новые заказы. В 1890 году альянс Максима и Норденфельда распался. В новой компании Захаров остался вместе с Максимом – он быстро сообразил, что пулемёты Максима будут расходиться как «горячие пирожки». Захаров выкупил на комиссионные солидный пакет акций – теперь он стал не наёмным работником, а совладельцем компании. В 1897 году Виккерс, выкупает большую часть акций Максима, который перестал интересоваться бизнесом и опять погрузился в изобретательство: в 1894 году он построил аэроплан с паровым двигателем. Говорят, что этот аэроплан оторвался от земли на 9 лет раньше самолета братьев Райт, но потерпел аварию и Максим не стал восстанавливать свой аппарат. Занимался сэр Хайрем и воздушной торпедой, и системой управления артиллерийским огнём, но уже без того успеха, что раньше. В 1911 году он окончательно уходит из компании, которая теперь становится просто Vickers Ltd, а Захаров наращивает бизнес – строит заводы в Германии, в России, покупает Парижский банк и газету «Эксцельсиор», где публикуются статьи об отставании Франции от Германии в области стрелкового вооружения и стимулирует закупку Виккерсов. Между делом месье Базиль, как Захарова звали в Париже, получает Командорский крест Почётного Легиона за хлопоты по обороне Франции от «злобных бошей». С началом Первой мировой войны доходы Виккерса и Захарова увеличиваются многократно. Только в Англии компания Vickers Ltd выпустила более ста тысяч пулемётов, а ещё пять с половиной тысяч самолётов, четыре линкора, более 50 подводных лодок и много другого вооружения. После войны, пожертвовав на благотворительность лишь малую часть своей военной прибыли, Бэзил Захаров становится баронетом, кавалером ордена Бани и тоже получает право на заветную приставку «сэр». Затем он пытается разжечь конфликт между Грецией и Турцией. За несколько лет до этого под Галлиполи турки с помощью пулемётов Виккерса (тех же Максимов) продемонстрировали англичанам и грекам, что значит правильная оборона, но на этот раз президент Ататюрк более дипломатическими методами (скомпрометировав Захарова) не допустил новой войны. Раздосадованный сэр Бэзил купил нефтяную компанию (тогда уже разглядел, где будут нефтедоллары), знаменитое казино в Монте-Карло и отошёл от оружейного бизнеса. Скончался от в 1936 году, пережив своего компаньона сэра Хайрема на 20 лет, а их машинка продолжала работать еще до 60-х годов, пройдя сотни мелких и средних конфликтов и две мировых войны.

Пулемёт оказал существенное влияние на сам характер войны – пехота зарылась в землю, теперь никто не шёл на противника колоннами в красивых мундирах под оркестр и с развевающимися знамёнами, а несколько пулемётных расчётов могли остановить лихие кавалерийские атаки. Появление танков было вызвано необходимостью прорывать оборону врага под градом пулемётных пуль. Боевая авиация возникла после того, как пулемёт установили на аэроплан – возникли такие понятия как воздушный бой и истребитель. Если потери от пулемётного огня  в начале двадцатого века составляли от трети до трёх четвертей всех безвозвратных потерь, то только в Первой мировой «дьявольская машинка» унесла жизни не менее 2 миллионов человек.

Жетон «Лучшему пулеметчику» (приз командующего войсками Украинского военного округа). СССР, 1929. Неизвестный мастер, клеймо «МР». Клейма на лицевой стороне жетона внизу слева: Харьковского окружного пробирного управления в виде лопатки [йота, голова рабочего, вправо, 875], круглый знак удостоверения и именное клеймо «МР». Серебро, позолота, краска, 7,66 г. Размеры 30,8×33,5 мм.
Аукционный дом «Монеты и Медали»

Интересно, что «гатлинги» — предтеча «Максима», пережили второе рождение в середине 50-х годов ХХ века. Корейская война в воздухе показала, что необходимо обрушить на реактивный самолет град пуль в ограниченной площади в максимально короткое время, иначе он выйдет из-под обстрела. На МиГах были установлены пушки, а вот «Сейбры» в базовой модели несли лишь пулемёты и американские конструкторы вспомнили о многоствольных «гатлингах». Справедливости ради стоит отметить, что электропривод на «гатлинг» пытались установить еще в начале ХХ века, но, несмотря на рост скорострельности в разы, в серию это орудие не пошло: проблема с питанием электромотора в полевых условиях (хотя на флоте это не было препятствием). В целом, посчитали, что излишняя громоздкость и расход боеприпасов был не в пользу конкуренции с Максимом. Так вот конструкторы Дженерал Электрикс, решавшие проблему скорострельной авиационной пушки с вращающимися для охлаждения стволами, затребовали из музеев сохранившиеся экземпляры «гатлингов», изучили их, и, соединив с стволы с электроприводом, получили вполне пригодную для авиации шестиствольную пушку «Вулкан» калибра 20 мм со скорострельностью 6 тысяч выстрелов в минуту. Позже калибр увеличился до 30 мм, и именно такими оснащены американские штурмовики «Тандерболт» для борьбы с легкобронированными целями на земле и в воздухе. Аналогичные системы в Советском Союзе устанавливались на самолеты Су-24 и МиГ-31, а также на вертолёт Ми-24. Возможно, что скоро мы увидим многоствольные скорострельные пулемёты и в руках пехотинцев, на манер шварценеггеровского Терминатора, разносящих из шестистволки все и вся в пух и прах. Проблема веса оружия и аккумулятора, пустяковая для робота-убийцы, будет решаться применением экзоскелета для солдата будущего, над чем уже работают несколько стран.

Пулемёт M134 Minigun. Кадры из «Хищник» (англ. Predator). 1987
Пулемёт M134 Minigun. Кадры из фильма «Терминатор 2: Судный день» (англ. Terminator 2: Judgment Day). 1991

Последнее время коллекционирование оружия приобретает в России всё больше сторонников. Причём коллекционируют не только редкие экземпляры, но и знаковые «бренды». К числу последних относится и пулемёт Максим. Существуют ММГ — макеты массо-габаритные  (продавцы в своих сертификатах называют их «предметами хозяйственно-бытового назначения»), то есть — бывшее оружие в которое внесены изменения, необходимые для невозможности производства  выстрела. В ММГ или «деактивированном оружии», такие изменения должны быть внесены в ствол, ствольную коробку, затвор (для револьверов – ещё и барабан), а у пулемёта – ещё и механизм подачи ленты. Таким образом, это уже макет оружия и он не должен интересовать Росгвардию, которая ныне призвана контролировать оборот оружия. Проблема только в том, что нигде в законодательных документах нет понятия ММГ или «деактивированного оружия». А то, что это – макет, каждый правоохранитель может иметь своё мнение и имеет возможность изъять предмет на экспертизу.

Чтобы избежать проблем, при покупке ММГ требуйте копию сертификата с печатью, в котором должны быть конкретные слова о внесённых изменениях. Как ни странно, но с законодательной точки зрения, проще с «охолощённым оружием», то есть, тем же ММГ, но приспособленным для стрельбы свето-шумовыми патронами. Согласно новой редакции «Закона об оружии» № 150-ФЗ, эти предметы относятся к так называемому «списанному оружию» в статье «Гражданское оружие». Для их приобретения и коллекционирования лицензия не нужна, но при покупке требуйте сертификат, где указано, что оружие «охолощено», если решите украсить свой офис, поставив станковый пулемет у рабочего стола или на ресепшн. Наконец, есть и стреляющие реальными патронами модели Максимов, сертифицированные как охотничий карабин (исключена стрельба очередью) под стандартный русский патрон 7.62 мм (винтовка Мосина – боеприпасы к ней продаются в охотничьих магазинах). Конечно, для покупки такого предмета роскоши и боеприпасов понадобится охотничий билет на нарезное оружие и в офисе вы его не поставите, требуется хранение в сейфе (или металлическом шкафу) с сигнализацией.

Иван и Анатолий Подшиваловы
Изображения знаков любезно предоставлены Аукционным домом «Монеты и Медали»
 Foto de Ametralladora Gatling del sitio Museo Marítimo Nacional (Chile)

Этот материал явился счастливым поводом для знакомства с генеральным директором аукционного дома «Монеты и Медали» Игорем Лавруком, оказавшим помощь в создании этой статьи и другой работе нашего проекта. Спасибо!



 

Проблемы оборота оружия для реконструкторов

__________________

Обсудить материал на форуме >>>