Подделки – головная боль коллекционеров

in Фалеристика 3394 views

История знает несколько крупных афер с подделками исторических реликвий.

Например, история с тиарой скифского царя Сайтаферна. Один одесский аферист, по фамилии Гохман, промышлявший вместе с братом продажей богатым коллекционерам поддельных скифских золотых украшений, в 1896 году предложил такую тиару Венскому императорскому музею  вместе с подлинными, но незначительными по ценности золотыми скифскими украшениями. По словам Гохмана, он купил тиару у русских крестьян, не понимавших её исторической ценности, просто как золотую вещь. Австрийцы пригласили своих археологов и антикваров и те подтвердили подлинность реликвии, причём руководство музея не смутила незаконность покупки тиары Гохманом и перемещения её через русскую границу. И они купили бы её у афериста, но он заломил несусветную цену и покупка не состоялась.

Тогда Гохман пригласил ещё двух подельников и они отправились в Париж, в Лувр. Французы были поражены красотой и тонкой работой «античных мастеров», эксперты вновь подтвердили подлинность тиары, а попытка пригласить русских специалистов по скифским древностям была с возмущением отвергнута. Цену одесская троица запросила такую, что у Лувра не хватило денег – 200.000 франков, что было равно 75.000 рублей золотом. Французы было попробовали поторговаться, но аферисты упёрлись и цену снижать не захотели, но намекнули, что их уже пригласил для переговоров Британский музей. Тогда решили запросить средства у правительства, и, пока парламент утверждал непредвиденные расходы  на культуру, два мецената согласились выкупить тиару с тем, что правительство потом вернёт им деньги. В общем, сделка состоялась, и тиара Сайтаферна заняла достойное место в Лувре, в зале древностей.

Публика валила валом посмотреть на диковинку, однако через месяц её увидел профессор Веселовский из Петербурга, тот самый специалист по скифским древностям, и заявил, что тиара – подделка. Разгорелась научная полемика. Естественно французские эксперты отстаивали свою правоту: тиара – оригинал возрастом около 200 лет до н.э. Пресса радостно подхватила скандал, который длился целых 7 лет, пока в Лувр не пришёл парижский ювелир Лившиц и заявил, что тиара – работа его друга, одесского ювелира Израиля Рухомовского. Рухомовский сделал её по заказу богатого господина из Керчи, который якобы хотел сделать подарок своему другу в виде античной вещицы. Он снабдил Рухомовского материалами, в том числе гравюрами и слепками с античных изделий и объяснил, какие сцены должны быть на тиаре. Журналисты поехали в Одессу нашли там мастера, нашли и свидетелей, которые подтвердили, что видели, как старый Изя работал целых 8 месяцев над этой вещью. Рухомовский не стал отрицать очевидного, показал слепки и модели по которым работал, сказал, что неизвестный господин хорошо заплатил ему за работу целых 1.800 рублей и обе стороны остались довольны друг другом. Когда его пригласили в Париж, то Рухомовский сказал, что если ему заплатят за поездку 1.200 франков, то он поедет, а если не заплатят, то – нет. На этот раз такие деньги у Лувра нашлись, и Рухомовский прибыл в Париж. Здесь он по памяти изготовил некоторые фрагменты тиары, из чего следовало его несомненное авторство. Должны были полететь научные и чиновничьи головы, но дело замяли и тиару тихо переместили из зала древностей в зал декоративно-прикладного искусства.

Интересно, что урок впрок не пошёл и в 1962 году Лувр вновь купил изготовленный в мастерской братьев Гохман серебряный «скифский» ритон. Такой же ритон хранится в Государственном Историческом Музее, но в качестве образца подделки.

Вы спросите, с какой целью мы рассказали эту историю на сайте, посвященном фалеристике? А ведь она весьма поучительна.

Во-первых говорит о том, что изготовители подделок весьма изобретательны и сочиняют сказки почище Ганса Христиана Андерсена, о чём здесь уже упоминалось. Во-вторых то, что они используют для изготовления подделок специалистов высокой квалификации. В-третьих о том, что нельзя пренебрегать мнением специалистов, особенно если коллекционер сам таковым не является.

Но и специалисты могут ошибаться: Errare humanum est, stultum est in errore perseverare (Человеку свойственно ошибаться, но глупо упорствовать в своих ошибках). Особенно обратите внимание на вторую часть цитаты из Сенеки старшего, её обычно опускают, а в ней смысла больше, чем в первых трёх словах, которые знает любой изучавший латынь — в вышеописанном случае эксперты упорствовали в своих ошибках целых семь лет, пока их не «ткнули носом» в собственный ляп. А то будет как в известной цитате из Ленина про кино, которую можно было видеть на плакате, висевшем в любом кинотеатре СССР, вот только вторую часть цитаты про цирк никогда не упоминали… Ну и материальную заинтересованность экспертов тоже нельзя сбрасывать со счетов (а что делали подельники Гохмана в Париже – как раз и обрабатывали экспертов и журналистов).

Вообще-то, противостояние изготовителей фальшивок, с одной стороны, и сообщества музейщиков, коллекционеров и антикваров, с другой, напоминает противоборство снаряда и брони. При этом наступательные вооружения (качество изготовление фальшивок)  совершенствуется быстрее, чем средства защиты (экспертиза и инструментальные методы определения фальшивок). На сайте задавался вопрос: «Когда умрёт фалеристика?» Можно ответить — она умрёт вместе с нумизматикой тогда, когда технология позволит изготовить неотличимую от оригинала копию. Сейчас активно развиваются компьютерные 3D-технологии. Недавно я увидел как 3D-принтер печатает из специальной выжигаемой затем в муфельной печи полимерной смолы трёхмерную модель со сложной детализированной поверхностью и со сложной объёмной формой. Отливку в серебре потом невозможно будет отличить от оригинала (имперские знаки как раз и изготавливали отливкой и монтажом мелких деталей). А если нужно отчеканить медаль или монету, то 3D-сканер соединенный со станком с ЧПУ вырежет микрофрезой новый штемпель. Микронные следы обработки затем сошлифовываются и получается штемпель для монеты качества пруф. Другое дело, что такая технология пока стоит дорого и подделка получится ценой, близкой к оригиналу, но уменьшение стоимости – дело времени.

Вы возразите – а металловедческая экспертиза на что? Отвечу, что не так давно одна уважаемая нумизматическая фирма, обладающая аппаратом для неразрушающей металловедческий экспертизы провела исследование рублей Николая I и получила удивительные результаты: содержание серебра везде было заявленным, пробирным, но лигатура отличалась даже у монет одного года одного и того же монетного двора. Что уже говорить о монетах XVIII века и ранее?! А всякие надчеканки и перечеканки – их же делают на аутентичных монетах. Что стоит изготовить 3D-методом штемпель по образцу времен Алексея Михайловича и начать надчеканивать левковые талеры (ефимки «с признаком» стоят дорого, а нидерландских талеров  со львом достаточно много и они сравнительно недорогие)?

Металловедческая экспертиза может с уверенностью установить, сделана ли вещь до «атомной эры» или позже, так как всё, в том числе и мы с вами, живущие после начала ядерных испытаний, несём в себе какое-то количество радиоактивных редкоземельных изотопов с длительным периодом полураспада и эти-то следы и можно обнаружить (естественно, не на поверхности предмета). Но, как сказано выше, в качестве базы для создания «раритета» может использоваться аутентичный предмет, во вторых, может использоваться серебро того времени которое будет имитировать подделка. Лет двадцать пять назад, когда один из авторов этой статьи был начинающим коллекционером и как-то обратил внимание на человека, скупающего ювелирный лом и столовое серебро XIX века, преимущественно с пробирными клеймами и именниками. Как объяснили более знающие коллеги, это был скупщик сырья для ювелиров, изготавливающих поддельные предметы с впаиванием деталей с оригинальными клеймами. С тех пор появились и поддельные пуансоны с клеймами – недаром же теперь есть направление коллекционирования «фальшберже», то есть фальшивого Фаберже. Эти люди заведомо знают, что покупают фальшивку и даже заказывают себе какого-нибудь слоника с рубиновыми глазками, внешне неотличимого от изделия мастеров Фаберже и даже с «правильными» клеймами, но на порядок-два дешевле.

Но, возможно, я сгущаю краски, рисую мрачное технологическое будущее копирования оригиналов и смерти коллекционирования под натиском фальшивок. Может быть, опасность преувеличена и все обстоит не так печально? Тогда откуда взялись поддельные пасхальные яйца Фаберже на ведущих аукционах? Ведь эти предметы проходили серьёзную экспертизу и обладают солидным западным провенансом. Сделать можно всё, что угодно! И это зависит только от ресурсов!

Один из русских экспертов дома Сотбис в интервью еженедельнику «АиФ» в номере 31 за  2005 год заявил, что на антикварном рынке РФ обращается до 70% подделок, причём даже музеи и солидные аукционные дома, несущие ответственность за проданные предметы, считают допустимым до 10% подделок среди своих предметов (эта величина и закладывается в страховку). Особенно плохо дело обстоит с живописью. В музеях и коллекциях насчитывается около 15.000 полотен Айвазовского, тогда как за всю жизнь этот плодовитый художник не написал и 5.000 картин. Он вспомнил некоего Серёженьку, который так виртуозно подделывал Коровина, что и в музеях висят его картины в качестве оригиналов. Да что и говорить, в сталинские времена художник В. Яковлев писал копии мастеров Возрождения так мастерски, что они уходили на Запад вместо подлинников под видом распродажи фондов советских музеев. Но Яковлев всё же схулиганил – под слоями краски на своих копиях он писал матерные слова и через несколько десятилетий, когда появилась экспертиза в инфракрасных лучах, эти «знаки качества» проявились. В связи с этим как не вспомнить голландского художника Ван Меегерена, который обманул самого Германа Геринга, продав дилеру рейхсмаршала поддельного Вермеера, которого он написал, как и десятки других подделок. Когда после войны его привлекли к суду как коллаборациониста, продававшего национальное богатство Нидерландов врагу, он попросил краски и кисти и создал еще одного «Вермеера» прямо в камере. После этого получил всего один год за мошенничество, а грозило минимум пятнадцать, а то и смертная казнь…

Как-то на форуме Фалеристика.инфо поднималась тема отношения к копиям и многие писали, что копий не собирают… Господа, если, конечно, вы не собираете алюминиевые значки, а что-то более дорогое, то в ваших коллекциях те же 10% хороших копий под видом оригиналов (это если вы их приобретаете на серьёзных аукционах хотя бы с отечественной экспертизой (это к тому, что, согласно нашему законодательству, эксперт не несет ответственности за свое заключение), а вот если приобретали «с рук», то процент будет выше.

Наш соавтор, мэтр польской фалеристики Войцех Стела, любезно поделился своими соображениями по поводу фальшивок. Но это не фальшивки, имитирующие с той или иной степенью достоверности имеющиеся оригиналы, а фантастические знаки, то есть награды, никогда не существовавшие в реальности и, тем не менее, многие принимают их за настоящие награды.

Известно, что после Первой мировой войны страны-победительницы выпустили медали в честь этого события для награждения участников войны. Инициатором выпуска медали был французский маршал Фош. Тогда же было установлено, что медаль изготавливается из бронзы диаметром 36 мм и носится на единой для всех стран ленте, представляющей собой двойные радуги в зеркальном отображении друг к другу, при этом красные полосы радуги сливались по центру, а фиолетовые как бы обрамляли ленту.  Изображения аверса могла устанавливать каждая страна: от крылатой богини Ники стран Антанты до японского божества. Надпись на реверсе была более однообразной и гласила «Великая война за цивилизацию» на языке каждой страны, с небольшими вариациями. Медали изготавливались в период от 1919 до 1922 г.

Всего в антигерманской коалиции было 18 стран, 14 из них отчеканили эту награду. Как известно, в Первую мировую войну не было Польского государства, поляки воевали как в войсках Российской империи, так и в войсках Австро-Венгрии. Россия заключила сепаратный мир, Австро-Венгрия вообще была противником антигерманской коалиции, так что ни о какой польской медали за Победу в Великой войне быть не должно по определению. Тем не менее, в Канаде в 1990-х годах была изготовлена медаль с надписью на реверсе по-польски. Стоимость её доходит до 200 долларов. Но это фантастическая награда, которая может быть отнесена к подделкам, так как её продажа преследует корыстные цели. Дело дошло до того, что она упоминается в Википедии — в русском варианте этого, с позволения сказать,  «справочника» она вообще указана как Чехословацкая награда (?!).

Русская страница
Польская страница

Польская страница

(по состоянию на 05.01.19 ).

Вторая фантастическая польская награда – Крест храбрых с датой 1939. Крест храбрых – популярный предмет коллекционирования, существует большое количество разновидностей этой награды, но вот крест с датой 1939 официально никогда не выпускался. На этот счёт нет никаких документов. Автор-изготовитель  награды с датой 1939 также неизвестен. Очевидно, что этот предмет изготовлен с той же корыстной целью выманивания денег у коллекционеров за якобы редкую разновидность награды.

«Крест храбрых» с датой 1939

Вывод:

Не приобретайте неизвестные награды у неизвестных людей – это самый лёгкий путь потерять деньги!

Поскольку тема фальшивок актуальна и будет актуальна всегда, пока есть хотя бы два коллекционера, то мы приглашаем уважаемых коллег к дискуссии на эту тему.

 

Дефекты металла

Дефекты эмали

Оригиналы и копии в фалеристике

Сказка специально для тебя

О знаках-фантазиях читайте также в интервью с А.Ф. Зальмарсоном

Анатолий и Ирина Подшиваловы
Войцех Стела (Wojciech  Stela)
Фотографии наград предоставлены Войцехом Стелой

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Байкер-фалерист. Круто!

Немного о мотофалеристике Мотоклубы. Мотообъединения. Мотосообщества. Что объединяет этих людей и зачем

Военный крест. Франция

Награды (ордена, кресты, медали) упоминаются в литературных произведениях нередко, бывает, даже с
Перейти К началу страницы