Т-34 и Жаворонок. Сравнение

in Исследования 3668 views

Сегодня тема Великой Отечественной войны важна для нашей страны, вероятно, больше, чем в советское время. И важнее с каждым днём. Почему? Да, собственно, в силу того, что в наши дни всё меньше и меньше фронтовиков. И если раньше прошедшие войну могли примером показать молодёжи, как нужно жить, или просто сказать, что те себя ведут правильно или не правильно, то сегодня таких людей старшего поколения, к сожалению, всё меньше и меньше. А прислушиваются ли теперь к «новым» старикам?..

Годы идут… И именно поэтому всё сложнее рассказывать о страшной войне. Тем не менее, и сегодня делаются попытки снимать о войне с немцами и всей «просвещённой Европой» современное кино. А что это значит? Зрелищность, конечно же! А с точки зрения содержания? Знаете, я всегда вспоминаю фразу из фильма «Белорусский вокзал», помните: «Вот врагрядом своии наше дело правое». Могли сниматься пропагандистские фильмы, могли более искренние, масштабные эпопеи, или камерные истории (вспомните тот же «Белорусский вокзал», или послушайте песню «Иволга» в исполнении Вячеслава Тихонова в фильме «Доживём до понедельника»). Но никогда не терялось ощущение того, что наше дело правое. Ну а что сегодня? Новое понимание, зрелищность, играют внуки и правнуки фронтовиков. Отличные кассовые сборы, чего мы, конечно, нашим фильмам желаем! Но можно и нужно сравнивать с советскими прообразами, от которых берут темы для сегодняшнего кино. Нужны новые фильмы о войне и нашей Победе? Бесспорно! Кстати, не каждое кино получает многочисленные отзывы.

Итак, вышел в прокат фильм «Т-34» (2018), а в 1964 был снят «Жаворонок» (видимо, специально к празднованию двадцатилетия Победы, он вышел в прокат 1 мая 1965).

Мне очень нравятся старые киноафиши (кстати, буду рад, если коллеги пришлют данные о художниках и другие варианты плаката к этому фильму, например, на иностранных языках). Сегодняшние постеры сделаны, конечно, профессионально, но душу не греют. Но интересно провести параллели. А судить о том, что получилось, а что нет, по большому счёту имеют право в первую очередь те, кто эту войну пережил. Дай им Бог здоровья! И зрители.

Вашему вниманию рецензия Анатолия Подшивалова.

Михаил Тренихин

Заместитель главного редактора

кандидат искусствоведения

 

Два разных фильма на одну тему – попытка сравнить несравнимое

 

Итак, свершилось! На экраны страны в Новогодние каникулы вышел фильм «Т-34», который загодя сопровождался массивной рекламой, обещавшей фильм, основанный на реальных событиях, с бережным отношением к исторической правде, а также неслыханные в истории спецэффекты и выдающуюся игру выдающихся актеров отечественного кино! Многие наши коллеги успели посмотреть этот фильм вместе с другими, праздновавшими Новый Год и Рождество, россиянами. Что же мы видим через две недели? Несомненный кассовый успех (выручка за первые полмесяца проката превысила 2 млрд. рублей, в несколько раз перекрыв бюджет фильма (и это еще не вечер), еще бы, ведь кино вышло в прайм-тайм: все отдыхают и почему бы не пойти в кино? По телевизору мы видим радостные лица зрителей, особенно молодежи; «фильм понравился, классное кино, красиво и хорошо снято и т.д.». Реакция министра: «Мы в восторге!». Вместе с тем, посмотрев фильм, мы, авторы статьи, не разделяем восторженные отклики. Как было заявлено, фильм является римейком советского фильма «Жаворонок» о подвиге советских танкистов, совершивших побег на танке с полигона, где испытывались на движущихся мишенях – танках Т-34, ведомых узниками концлагеря, новые бронебойные снаряды гитлеровцев. Уже после первых минут просмотра стало ясно, что новый фильм взял только эту идею сюжета, но представлено и снято все совершенно иначе. Поэтому мы будем рассматривать лба этих кинофильма в сравнении. Ожидалось, что мы увидим современный, мужественный и суровый фильм о Великой Отечественной войне, унесшей немыслимое количество жизней, принесшей смерть и горе в каждую семью, великой трагедии 20 века. Что же на экране?

А на экране мы видим как бы приквел (поскольку фильм “Т-34» снят в лучших голливудских традициях, мы будем придерживаться соответствующей общепринятой ныне кинематографической терминологии) к событиям, общим для «Жаворонка» и «Т-34»: младший лейтенант Николай Ивушкин, вчерашний курсант без боевого опыта, прибывает в часть, ведущую тяжелые оборонительные бои под Москвой. По пути полуторку с полевой кухней на прицепе обстреливают немецкие танки. Почему-то они стреляют бронебойными снарядами, а не осколочно-фугасными, которые даже при отсутствии прямого попадания, превратили бы машину, кухню, Ивушкина в роли водителя и водителя в роли пассажира, в решето — и фильма бы не было, – все пошли домой (возможно, это было бы к лучшему). Но, все закончилось благополучно и боевой израненный командир представляет Ивушкина его экипажу, уже имеющему боевой опыт. Образ капитана-танкиста достаточно колоритен – на кистях рук какие-то странные металлические шины, похожие на известный аппарат Илизарова (видимо переломаны все пальцы), и, что является явным «ляпом» — орден Боевого Красного Знамени справа! Познакомившись с экипажем, Ивушкин сразу же начинает «качать права»: почему боеприпасы не там, капонир на полтора метра короче (причём, из поставленной задачи следует, что капонир им вовсе не нужен – они завтра идут в бой) — видимо, так режиссер представляет установление отношений командир-экипаж.  Дальше бой, где главные герои фильма: положительный – Ивушкин и отрицательный – гауптман Ягер, вступают в поединок, который будет длиться весь фильм.  Утром мы видим походную колонну из роты танков и двух бронетранспортеров с пехотой, движущуюся на деревню, защищаемой горсткой пехотинцев с ручным пулемётом и единственным приданным им танком Ивушкина. Судя по всему, это конец ноября 1941 года в 30-35 км от Москвы с Волоколамского направления – оттуда в это время наступала 10 танковая дивизия немцев, опознавательные знаки которой видны на танках – то есть, историчность соблюдена. Танки представлены вполне реально, за небольшим исключением. Нам показалось, что головной танк Ягера – это модификация PzIII  с длинноствольным орудием, которое уже могло доставить определённые проблемы тридцатьчетвёрке даже с дальней дистанции. Ягер весьма импозантен – в чёрной танковой форме и форменной фуражке вермахта, с бородой (объясняет подчинённому, что так теплее в русские морозы). Едет высунувшись с биноклем из командирской башенки (вот тут-то и его мог и подстрелить советский пулемётчик, тем более. что до его позиции – несколько сот метров.  Тут зачем-то советская пехота демаскирует себя, выставив бутафорскую пушку, которую танк Ягера разбивает одним выстрелом. Вообще, Ягер весьма беспечен, хотя уже капитан и воюет не первый месяц: он не озаботился разведкой и охранением, так и идет походной колонной в виду противника. И тут же наказан Ивушкиным – дождавшись, пока два вражеских танка со-створились, он одним выстрелом поражает оба навылет (фанерные они, что ли?).  Дальше начинается танковый бой. Следует отдать должное операторам и компьютерщикам – всё красиво (хотя не всегда логично, как и ранее). Мы видим цели в танковом прицеле, видим работу экипажа в танке – это несомненное достоинство фильма – красивая картинка на всем его протяжении (к сожалению, практически единственное достоинство). Во всём фильме снаряды летают медленно-медленно, прямо перед носом, сначала это интересно, но потом как-то надоедает (поскольку неестественно). Ивушкин удачно маневрирует, снаряды рикошетируют от его брони, а сам он ухитряется поджечь один за другим еще три танка. Танки крутятся вокруг сарая (или конюшни), как в известной компьютерной игре World of Tanks, где такая преграда принимается за непробиваемую и вокруг неё начинаются «качели» или «карусель» — видимо на этом знания о танковом бое заканчиваются, так как в реальном бою для бронебойного снаряда бревенчатая стенка никакой серьезной преграды не представляет и с «пистолетной» дистанции Т-34 был бы сразу поражён в борт, где его броня доступна даже для короткоствольного орудия PzIII. Но Ивушкин вступает в бой с оставшейся машиной Ягера и оба танка поражают друг друга. Выбравшись из танка Ивушкин расстреливает из ТТ экипаж подбитого им последнего PzIII (вообще, в 1941-м экипажи танков вооружались «Наганами», ствол которых позволял стрелять через бойницы башни, но вчерашний курсант, видимо выменял ТТ на тушёнку (шутка, конечно) и вытаскивает раненого мехвода, повернувшись к поверженному врагу спиной. Но тут раненый Ягер из «Вальтера» стреляет в Ивушкина  и тот падает.

Далее – следующее действие, происходящее в лагере смерти летом 1944 году, куда прибывает эшелон с военнопленными и в том числе с Николаем Ивушкиным. Здесь, отбирая танкистов для своих целей, его узнает Клаус Ягер. Он стал кавалером Рыцарского креста. На лице его шрамы от ожогов, и теперь он — штандартенфюрер танковых войск СС (чин, равный генералу вермахта, как у известного фон Штирлица). Новая форма  сидит на нём как влитая. На груди орден  Железного Креста 1-го класса, знак «За танковую атаку» и Золотой знак за тяжёлое ранение. Несколько странно, что нет в пуговичной петле тёмно-красной ленточки Медали за зимнюю кампанию в России 1941-42 годов («мороженое мясо»). Возможно он не носит её так как там же носится лента Железного креста, что вместе с тем же орденом 1-го класса может заменять шейный орден (Ягер часто ходит с расстёгнутым воротом рубашки, а Рыцарский крест положено носит при параде с застёгнутым воротом, так что подобная вольность понятна). Клаус Ягер вынашивает дьявольский план – использовать советских танкистов в качестве живой мишени,  и, именно для этого ему нужен Коля Ивушкин, уже три года находящийся в плену и имеющий на счету семь! неудачных побегов (и все зубы на месте, хотя только за один побег заключённого забивали насмерть — об этом есть свидетельства очевидцев: единицы выживших превращались в инвалидов, вскоре умиравших от нечеловеческих условий в лагере смерти). Заключённого с такой историей давно бы уже расстреляли, но Коля отказывается от предложения Ягера, и только когда эсесовец говорит ему, что, в случае отказа, он застрелит девушку-переводчицу, Коля соглашается. Надо сказать, что актриса сыграла эту сцену просто великолепно, чего не скажешь о натянутой игре других актеров этого блокбастера. Дальше Ивушкин набирает экипаж – эту сцену в концлагере можно сравнить с показанной в фильме «Жаворонок» — там, конечно, люди и характеры показаны лучше, чем в Т-34, где весь упор сделан на экшн, а люди —  это второстепенно… Теперь – подготовка танка: в «Жаворонке» набранный экипаж не признаёт командира, считая его фашистским прихвостнем и пытается саботировать ремонт техники. Здесь, в «Т-34» — все с радостью узнают, что Коля – хороший и сразу же впрягаются в работу.

Афиши российского военно-приключенческого боевика «Т-34» (2018) режиссёра Алексея Сидорова

Танк, и здесь кардинальное отличие двух фильмов: В «Жаворонке» танкисты восстанавливают подбитые танки. В «Т-34» фашисты притаскивают танк с 85 мм пушкой прямо с поля боя, внутри – мертвый экипаж. Немцы даже не озаботились осмотреть танк вначале, а теперь процессы тления тел вступили в силу и узникам предлагается очистить танк. Внутри они находят тела и шесть бронебойных снарядов (удивительно, но если танк не осматривали, то там должно быть и личное оружие и гранаты, а также один ППШ или ППС (общее оружие экипажа). Также Николай находит на днище танка лежащий там знак «За отличную стрельбу из танкового оружия» (награждения им прекратились с началом войны) и забирает его себе.  Ивушкин решает спрятать снаряды вместе с телами, поэтому просит Ягера похоронить их за пределами (!) лагеря, что танкисты и делают, заложив тела со снарядами пирамидой камней (отряженный для сопровождения охранник сидит в полусотне метров, даже не интересуясь, что там делают «Иваны»). Подготовка к побегу идет полным ходом – танк ремонтируется, одновременно экипаж в мастерских делает себе «заточки», на всякий случай. Сделав в ящике с песком наглядный макет полигона (а где он его вообще-то видел?) Ивушкин ставит задачу экипажу. И всё на фоне полной бесконтрольности и беспечности охраны. Заходит признательная Ивушкину за спасение жизни переводчица – и экипаж посвящает её в планы побега. Теперь девушка становится соучастницей побега (а вдруг её «расстрел» — инсценировка и переводчица – настоящий пособник нацистов?). Впрочем беспечность здесь с обеих сторон… Наступает день ходовых испытаний. Т-34 вальсирует по двору мастерских, при этом никаких мер предосторожности фашисты не принимают – их танк сиротливо прислонился к забору с задранной в небо пушкой, группа офицеров ничем и никем не прикрыта, особенно когда мехвод лихо останавливает тридцатьчётверку в трёх метрах от Ягера. Ягер доволен и приглашает Николая с переводчицей на рюмку коньяку, во время разговора он старается расположить Ивушкина к себе, говорит, что они тёзки: Коля и Клаус, оба танкисты, вот только не говорит о разнице в том, что завтра, по замыслу Ягера, Коля умрёт.

Эпизод на полигоне. В отличие от «Жаворонка» где несколько безоружных советских танков расстреливаются противотанковыми батареями гитлеровцев, Ягер задумал тренировать с помощью «живой мишени» экипажи курсантов на «Пантерах». Собственно, зачем? «Пантера» сильнее тридцатьчётвеки по броне и оружию, но логикой создатели фильма, как мы заметили, не страдают… И еще, что будут делать оставшиеся экипажи, если первая «Пантера» подобьет Т-34. Ни Ягер, ни сценарист ни тинейджеры в зрительном зале об этом не задумываются, естественно. В фильме «Жаворонок» логика есть – фашисты используют несколько танков, для того, чтобы изучить действие новых снарядов на экипаж при пробивании брони, то есть им нужны живые люди для изучения на них поражающего действия новых снарядов, В «Т-34», пока тридцатьчетверка загружает припрятанные снаряды по дороге на исходную позицию,  переводчица ухитряется стянуть из кабинета Ягера карту района (она видела, куда ее спрятал Ягер во время распития коньяка) и пользуясь тупостью охранника на КПП выходит на автобусную остановку ждать беглецов. А  они, тем временем, творят чудеса на полигоне, подбивая первую выдвигающуюся на позицию «Пантеру», расстреливая наблюдательную вышку с генералами и давя генеральские автомобили… Ягер со своим начальником чудом уцелели, а тридцатьчетвёрка покидает полигон через главные ворота (переводчица предупредила, что окрестности полигона заминированы), затем забирают, на манер маршрутки, девушку с остановки, приведя в шок добропорядочных фрау, косившихся на переводчицу в одежде с нашивкой «OST».

Был ли прототип?

Как только было объявлено о сюжете «Т-34» сразу, как и во время выхода «Жаворонка» возникли вопросы о том, были ли случаи побега узников концлагерей на танках, тем более, что в анонсах было заявлено, что фильм базируется на исторических фактах.

В 1962 году, за два года до выхода х/ф «Жаворонок», «Красная Звезда» в редакционной заметке, а через год и главная газета СССР «Правда», публикует ко Дню танкиста заметку «Подвиг капитана» за подписью Г. Миронова. В заметках рассказывается, что на танковом полигоне Ордруф, в нескольких километрах от Бухенвальда, гитлеровцы проводили испытания новых бронебойных снарядов, заставив советского пленного капитана-танкиста изображать на Т-34 живую мишень для артиллеристов. Капитан же сразу зашел во фланг батарее и раздавил её, за что был казнен. Эта же история была повторена «Литературной России» от 8 мая 1964 года, журналистом Львом Шейниным, который указал и фамилию капитана – Иван Родионов. Однако драматург Самуил Алёшин, вознамерившись написать об этом случае пьесу, основательно «перелопатил» немецкие архивы и ничего не нашёл, а позднее выяснилось что Шейнин придумал фамилию капитана. Об этом написано в расследовании военного журналиста  Виталия Скрижалина в газете «Красная Звезда» от 6 мая 2008 года. Он попытался в Германии найти очевидцев этих событий. Но, кроме слухов (прошло более 60 лет), ничего нового не нашёл. Как ему сказали ещё два года назад был жив официант одного из местных ресторанов, которому повредило ногу во время событий (он как раз в войну служил на полигоне) и рассказывал эту историю. Так что события в Ордруфе остаются под вопросом. Возможно, что один из очевидцев в 1962 году просто испугался, когда к нему пришли советские офицеры и стали расспрашивать о побеге капитана на танке с полигона, и ничего конкретного не сказал, а он был подполковником, начальником мастерских на полигоне и много знал про испытания. Журналистам показалось, что он явно что-то недоговаривает и скрывает.

А вот случай побега на «Тигре» с танкоремонтного завода под Ригой расследован гораздо лучше. Впервые об этом было рассказано в 1959 году журналистами газеты «Советская молодежь» Б. Куняевым и Я. Мотелем.  Согласно их сведениям, пятеро заключённых захватили на танкоремонтном заводе отремонтированный танк с боекомплектом и бежали на нем. Руководителем группы был русский инженер, хорошо знавший немецкий язык и которому немцы доверяли. В отличие от фильма «Т-34» в погоню гитлеровцы пустились сразу же, были установлены засады на дорогах, а вот заправки, как в фильме, на дороге не было, хотя «Тигр» можно было, в отличие от Т-34, заправить бензином. Танк прошел около 60 км, пока не кончилось горючее в баках (видимо, залито было немного) по пути он принял бой, расстреляв двумя снарядами машину с пехотой, получив, в свою очередь, снаряд из противотанкового орудия, не пробивший броню, но ранивший одного из беглецов. После выработки топлива экипаж загнал танк в болото и они стали уходить пешком, сняв с танка пулемет и взяв гранаты. В результате еще одного боя их осталось трое, две недели беглецы скитались по лесам, однажды на хуторе их покормили и дали хлеба на дорогу (хозяина дома потом расстреляли за это) . Согласно материалам журналистского расследования, опубликованного  27 марта 2008 («Вести Сегодня» № 71) были найдены показания бывшего местного полицая Петериса А., проходившего службу в Цесисском «взводе тревоги»: «Примерно в апреле 1944 года «взводом тревоги» совместно с немецкими жандармами была проведена операция в Тауренской волости Цесисского уезда в целях задержания трех советских военнопленных, якобы бежавших из Риги на немецком танке. Военнопленные были обнаружены в сенном сарае недалеко от хутора «Пиканяс». Увидев полицейских, русские стали стрелять из пулеметов и бросать гранаты. В результате схватки все они были убиты… У убитых нашли оружие, большую деревенскую буханку хлеба». Журналистам удалось опросить  латышей, работавших на танкоремонтном заводе и один из них помог установить имя и фамилию командира: Гурылев Виталий Павлович, 1914 года рождения, в архиве МО он значился младшим воентехником, пропавшим без вести летом 1941 г. Позже его опознали по фотографии, полученной у родственников. По остальным членам экипажа полной ясности пока нет: мехвода звали Сашка Цыган и немцы доверяли ему как отличному водителю танка, перегонять машины с места на место – без него побега бы не было, по остальным данных тоже мало. Вечная слава героям, известным и безымянным, павшим в бою, но не сломленным!

Вот такая печальная и героическая история, по которой можно было бы снять реальный фильм, но наши продюсеры предпочитают творить сказочки на потребу невзыскательной публики.

 Вернёмся к нашему кино. Дальше – прогулка на танке по Германии, дурная пародия на «Жаворонок».

Первое, что бросилось в глаза – немцы сразу не организовали погоню, хотя три «Пантеры» у них были в готовности и с боекомплектом. Второе, на дороге сама собой возникла заправка с чистеньким старичком-немцем и танковой солярой (видимо ждал, когда подкатит русская «маршрутка». Мехвод высовывается из люка и кричит: «До полного, ферштеен?» Дальше – мирный немецкий городок: приодеться и подкрепиться. В «Жаворонке», пиджачки добыли, разбив витрину стволом орудия. Затем разворошили памятник местному рыцарю-завоевателю и сходили за пивом в пивную, где немцы отмечают подвиги молодого лётчика, и внезапно замолкают, увидев русский танк, направивший в их сторону ствол орудия и следом закопчёного танкиста в рваном комбезе – замысел и игра актеров на высоте! При этом замысел командира не в том, чтобы попить пивка (хотя это естественное человеческое желание, а в том, чтобы исправить психологический надлом его коллеги, слишком долго пробывшего в плену: надо показать ему, что немцы его боятся! А что в «Т-34» — немцы сами всё несут и с радостью потчуют русских танкистов (а ведь кто-то же должен был тихонько позвонить в полицию и комендатуру и штандартенфюрер Ягер взял бы тёплую компанию). Дальше – в «Т-34»: пикник на природе у костерка, видного ночью за несколько километров, купание парней с крепкими загривками и литыми мускулами, накачанными в спортзале (а посмотрите аналогичный кадр из «Жаворонка» – у заключённого кожа и кости) с радостными криками в озере. Маскировка где? Погоня ведь может быть! Но гитлеровцы же здесь тупые и  с погоней не спешат! Хочется крикнуть, как Станиславскому: «Не верю!». Интересно, что командир предлагает утопить танк в озере и разбежаться, но верующий заряжающий напоминает офицеру Красной Армии о воинском долге и Присяге, о том, что у них в руках оружие и они теперь подразделение РККА на территории врага и они решают ехать дальше все вместе. Как это было в «Жаворонке»: там такое предложение исходило от экипажа, но командир отказался: «Пока я в танке, а в баках есть горючее, я приказываю судьбе, а не она мне».  Далее в «Т-34» – любовь под звёздным небом. Но наутро на шоссе стоит орудие и прямой наводкой мажет по танку! Ничего, мы объедем засаду по лесу… Правда, Коля смекает, что дальше будет хуже и высаживает пассажирку, назначив точку рандеву у следующего городка (до которого несколько десятков километров). Ясно, что там их ждёт решительный бой.

Афиши советского фильма-драмы «Жаворонок» (1964, реж. Никита Курихин и Леонид Менакер) на русском и украинском языках

Что же показывал фильм «Жаворонок» в отличие от упомянутого голливудского комикса? Командир считает, что уходить надо как можно дальше в танке, но двое из экипажа, переодевшись, пытаются бежать поодиночке. Поднятые по тревоге отряды фельджандармерии берут их как зайцев, в кольцо, издеваясь над «Иванами». И тут появляется наш танк и спасает товарищей, разгоняя уже  как зайцев бывших охотников. В фильме есть потрясающие кадры, когда на поле, где работают угнанные в неволю женщины с нашивками «OST», появляется тридцатьчетвёрка: «Наши!!!», и они бегут вслед, долго бегут, но танк уходит, оставив взрытую колею.  Говорят, что на съёмках, где массовка состояла из женщин, переживших войну, они сыграли этот эпизод настолько сильно, что никакие профессиональные актрисы не понадобились. Был всего лишь один дубль, сразу устроивший режиссера . Это действительно один из сильнейших моментов, когда танкисты кричат командиру, ведущему танк: «Стой, ведь это же наши бабы», мол, надо что-то сделать, помочь! А что могут они сделать? И танк уходит, напугав до полусмерти немку-рабовладелицу с хлыстиком… Беглецы понимают, что они обречены, когда, поймали по радио сообщение Совинформбюро, и узнали, что война идёт далеко на востоке и из Германии им не убежать… Танкисты решают мстить: «Мы покажем этой Германии с хлыстиком» — наводят ужас на толстых откормленных тыловых фашистов, разрушают памятники завоевателям, врываясь в брошенный зрителями в панике кинозал, танк рвет экран с фашистской хроникой. И тридцатьчетвёрка в панических рапортах тыловых комендатур множится:  и уже в сознании полицейских и жандармов на их территории действует десяток русских танков. Но тем временем кольцо погони сжимается. Один за другим гибнут храбрые танкисты в неравном бою (кроме брони, у них захваченный пистолет-пулемёт МП-40 и всё). Остаётся один командир за рычагами танка, который развивает максимальную скорость, надеясь проскочить засаду зенитных 88 мм орудий, без проблем прошивающих тридцатьчетвёрку из любого положения. И вдруг на дорогу за щенком выбегает маленький мальчик, он падает и плачет. Интеллигентного вида немец – зенитчик в очёчках бросается спасать мальчишку, но ему не успеть, танк несётся слишком быстро… Зенитчик закрывает лицо руками и отворачивается, но танк останавливается, русский командир несёт на обочину мальчишку со щенком. Потом возвращается к танку, и – автоматная очередь в спину от самодовольно улыбающегося немолодого фашиста. Смертельно раненый командир сползает по танковой броне и видит свой медленно уходящий в сторону солнца танк (он не поставил его на тормоз, надеясь быстро запрыгнуть обратно на место мехвода).  На этой трагической щемящей ноте фильм заканчивается. Забыть такое нельзя.

Как же решена концовка в «Т-34»? Танк входит ночью в пустой городок и оказывается блокированным четырьмя «Пантерами». Одну из «Пантер» Ивушкин расстреливает в упор, другую захватывает посланный с гранатой наводчик и из орудия этой «Пантеры» расстреливает следующий гитлеровский танк. Остается один Ягер. Он бы, конечно, мог еще раньше расстрелять Ивушкина, пользуясь ночным прицелом «Пантеры» (а такие уже тогда были, не часто, но были, и штандартенфюрер может себе позволить). Вместо этого, он высовывается из башни и в рассветном неясном свете бросает перчатку – вызывает на поединок. Как-то вдруг случилось, эсесовец-палач, посылавший людей на смерть как живые мишени, решил поиграть в благородного рыцаря. И вот на узком мосту через реку утром сходятся два танка. Опять медленно-медленно летят снаряды,  рикошетируют, сталкиваются в воздухе (Sic!), но оба танка невредимы. Правда, наводчик Ивушкина ранен (когда Ягер подбил захваченную русским «Пантеру»), нет экипажа и у Ягера (наводчика орудия он выгнал с места, и в башне, кроме него никого нет, возможно у него танк-автомат?). Наконец тридцатьчетвёрка таранит «Пантеру» и та повисает на краю моста (вообще-то «Пантера»  в полтора раза тяжелее Т-34 и от удара свалиться должен был бы Ивушкин, но, как мы знаем, законы физики в этом фильме не действуют). Ивушкин с маузеровской винтовкой вылезает на броню и ногой останавливает сорокапятитонный балансирующий на краю моста танк врага. Открывается люк и высовывается Ягер. Ивушкин делает движение головой: мол, вылезай. Ягер протягивает ему окровавленную руку. Ивушкин сжимает кисть врага, но Ягер разжимает пальцы и вместе с «Пантерой» летит вниз. Весьма двусмысленный эпизод! Пусть это не рукопожатие, а попытка оказать помощь и спасти поверженного врага — эсесовца, стрелявшего в Колю под Москвой, из-за которого Ивушкин принял весь ужас трёх лет плена, который собирался застрелить любимую им женщину, посылал на смерть узников. Пусть это будет благородством к поверженному врагу. Но война еще не кончена, она будет длиться еще десять долгих месяцев ожесточения и борьбы. Немцы надеялись остановить наступление русских на Восточном фронте и контратаковать, многие  надеялись в летнюю кампанию опять дойти до Москвы. На Западном фронте еще не наступило кардинального перелома – в начале июня союзники только высадились в Нормандии, а из Парижа немцы уйдут только в самом конце августа. То есть, до катастрофы рейха еще далеко и немцы надеются на обещанное чудо-оружие о котором, не переставая, вещает Геббельс, фронт стабилен и части СС сильны. Предположим, Коля спасает эсесовца Клауса. А что он будет с ним дальше делать? Просто отпустит матерого врага – так он за эти 10 месяцев еще минимум сотню русских жизней унесет (после такого конфуза Ягера ждет фронт, хорошо, если не разжалуют, а только понизят в звании). Случись такое на фронте, бойца или командира, просто так отпустившего матерого эсесовца ждет трибунал. И неизвестно, одобрят ли решение отпустить палача-эсесовца другие члены экипажа, очень вероятно, что – нет. Возьмет в плен? Большего идиотизма, чем тащить куда-то раненого Ягера нет… Остаётся одно – пристрелить. Так зачем же спасать? Для того, чтобы через пять минут пустить ему пулю в лоб? Логики никакой, как во всем этом фильме…Некоторые скажут, что, мол этим эпизодом показано благородство и милосердие Ивушкина. Но милосердие может быть только к окончательно поверженному врагу, а как мы уже упоминали, Ивушкину вообще неизвестно, сколько еще продлится война и ясно, что в ближайшее время она не закончится. О каком милосердии может идти речь? Командир, допустивший такое на фронте и отпустивший врага на все четыре стороны, немедленно был бы отправлен в трибунал.

Что следует дальше? Герои идут пешком куда-то через горы, в Богемию, как будто это не протекторат Рейха, а суверенная держава. Там же те же эсесовцы, а партизан днём с огнём искать надо! Несут на носилках раненого наводчика. Встречают бывшую переводчицу, а ныне – члена боевой группы. Из кадров, идущих на фоне титров, мы узнаём, что все благополучно вернулись домой после войны. Happy end! Finita la comedia!

Выводы:

  1. Фильм «Т-34» создан для детей среднего школьного возраста или для взрослых с уровнем развития школьника, не способных  или не желающих (все же праздники, хочется отвлечься и развлечься) логически мыслить и делать выводы. Именно среди них формируется восторженная аудитория, плюс женский взгляд – фильм про красивую любовь…  По мнению психологов, для современного молодого поколения характерно так называемое «клиповое мышление»: подростки мыслят чем-то вроде видеоклипов или комиксов, представляющих упрощенную картину действительности, тогда им не нужно напрягаться для её понимания. При этом важно именно визуальное преподнесение информации, так как логически перерабатывать её они просто не в состоянии: последствие компьютерных игр, интерактивного игрового обучения и презентаций. Возможно, что фильм принёс бы некоторую пользу, упрощённо донёся до незрелых умов информацию о войне, если бы не финал, о чём будет позже.
  2. То есть, молодое поколение уже научилось мыслить картинками: чем они красивее, тем проще доходит, что делать. Издержки виртуального мира. Мы уже упоминали о том, что видеоряд сражений очень напоминает известную компьютерную игру World of Tanks. Поэтому не надо подходить к фильму «Т-34» с позиций киноискусства: вы увидите красивые картинки, но не увидите психологии и игры актеров. Интересно, что столкнувшись с подготовкой иллюстраций к статье, мы столкнулись с проблемой: видеоряд для «Т-34» прекрасно компонуется из застывших картинок, а вот фильм «Жаворонок» в такой видеоряд не укладывается – его нужно смотреть, по крайней мере, короткими игровыми эпизодами, отдельные картинки не дают представления о фильме в целом. К тому же «Жаворонок»  — чёрно-белый фильм. Там нет внешних красивостей, а их заменяет игра актеров, которую видеоряд из скриншотов передать вообще не может.
  3. Достоинство и одновременно недостаток «Т-34» – обилие спецэффектов: тут и замедленно летящие снаряды, даже сталкивающиеся между собой в полете, вид в танковые прицелы и съёмки в башне танка. Все это опять представляется в виде постоянного красивого «экшена» (пользуясь голливудским термином).  Опять-таки, всё красиво и добротно сделано, но война не может быть красивой по определению: это пот, грязь, кровь, боль и смерть – ничего хорошего в ней нет. Всякие красивости лишь навязывают мысль о том, что война, это вовсе не страшно. Даже Лев Толстой, бывший в своё время боевым офицером-артиллеристом, имевшим награды за храбрость, писал, что война есть состояние противоестественное для человека. И, такое упрощённое понятие о войне, как показано в «Т-34», только действие без эмоциональной окраски, без логики действий героев, способно нанести вред —  война покажется не трагедией, а лёгкой прогулкой, очередной красивой компьютерной игрой или комиксом.
  4. Конечно, мы далеки от того, чтобы предъявлять по достоверности событий и материальных предметов такие же требования к художественному фильму, как  к документальному. Оба рассматриваемых фильма художественные, поэтому имеют право на авторский вымысел. Главное, чтобы этот вымысел не выходил за пределы здравого смысла и имел определённую логику, а то фашисты показаны в «Т-34» настолько наивными и глупыми, что как-то неясно, что же мы так долго и тяжело воевали с ними. В «Жаворонке» этой наивности и тупости врага совсем нет – экипаж несет потери, в конце концов, главный герой трагически и благородно погибает, спасая немецкого ребенка, а его товарищи  перед этим гибнут как воины — в бою. В «Т-34» красиво и с любовью сделанная техника, отсутствие явных «ляпов» в униформе и наградах  СС (вот только советский орден прикрутили на гимнастёрку не с той стороны) – но это не может отменить нелогичных и даже глупых действий героев.
  5. Очень опасным для сознания подростков является финальный посыл фильма «Т-34» – то ли рукопожатие, то ли попытка помощи врагу — садисту и убийце. Попытка обелить эсесовца – он такой цивилизованный и благородный рыцарь, не помочь ему просто нельзя, приведёт к мысли о том, что фашисты вовсе не такие плохие парни, как нам внушали все эти годы и с ними можно иметь дело. Ведь они такие же как мы. А, между тем, не внушив молодому человеку то, что нацист-эсесовец – это зверь в человеческом облике, мы, тем самым сеем зерна нацизма в души тех, кто придёт после нас.

В целом, фильм «Т-34» существенно проигрывает своему предшественнику художественному фильму «Жаворонок». Кто его не смотрел, мы очень рекомендуем это сделать и тогда вы всё поймете сами.  Кстати, на сайте Кино-Театр рейтинг «Жаворонка» очень высокий: 9,8 из 10 баллов, а вот рейтинг «Т-34» продолжает снижаться и сейчас составляет 6 баллов, что соответствует очень среднему фильму.

Анатолий Подшивалов

Кино, Фалеристика и Униформа

Остались ли ветераны Великой Отечественной войны?

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Победа у Молодей

В наши дни людьми русского патриотического склада делается немало усилий, направленных к
Перейти К началу страницы