• kuskovo-2019.01.24-03.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-48.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-41.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-31.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-29.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-30.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-27.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-26.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-15.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-04.jpg
    Фарфор Морозова
  • kuskovo-2019.01.24-21.jpg
    Фарфор Морозова

Фарфор Морозова

in Музей 2087 views

Собрание А.В. Морозова: фарфор, керамика, стекло

Кусково (Москва)

Выставка открыта c 24 января 2019 года

Одна выставка. 1936 произведений из фарфора, керамики и стекла. И это — всего лишь часть одного собрания. Алексей Викулович Морозов. Известнейший коллекционер известнейшей династии.

Сошлёмся на Большую российскую энциклопедию:

Морозов Алек­сей Ви­ку­ло­вич [5(17).10.1857–21.12.1934], слу­шал лек­ции по ис­то­рии и ис­то­рии ис­кусств в Моск. ун-те, с 1877 уча­ст­во­вал в де­лах се­мей­ной фир­мы, в 1897 с брать­я­ми и мно­го­лет­ним парт­нё­ром фир­мы И. К. По­ля­ко­вым ос­но­вал Т-во Сав­вин­ской ма­ну­фак­ту­ры Ви­ку­лы Мо­ро­зо­ва с сы­новь­я­ми, ко­то­рое вла­де­ло пря­диль­но-ткац­кой и кра­силь­ной фаб­ри­кой в с. Сав­ви­но Бо­го­род­ско­го у. (в 1909 во­шло в со­став Т-ва ма­ну­фак­тур Ви­ку­лы Мо­ро­зо­ва с сы­новь­я­ми). Со­брал од­ну из луч­ших в Рос­сии кол­лек­ций фар­фо­ра (к 1917 ок. 2,5 тыс. пред­ме­тов), кол­лек­цио­ни­ро­вал так­же гра­виров. и ли­то­гра­фи­ров. порт­ре­ты (ок. 10 тыс. лис­тов к 1912), вы­пус­тил «Ка­та­лог мое­го со­б­ра­ния рус­ских гра­ви­ро­ван­ных и ли­то­гра­фи­ро­ван­ных порт­ре­тов» (т. 1–4, 1912–13). Со­уч­ре­ди­тель Ху­дож.-пром. об-ва при му­зее Стро­га­нов­ско­го уч-ща (1899). Кол­лек­цио­ни­ро­вал ико­ны (к 1917 в его со­б­ра­нии 219 икон 13–17 вв.), ан­тик­вар­ные се­реб­ря­ные ве­щи (220 пред­ме­тов), ми­ниа­тю­ры (156 ра­бот), лу­боч­ные кар­тин­ки, из­де­лия из стек­ла и хру­ста­ля, де­рев. рез­ные иг­руш­ки, тка­ни, вы­шив­ки. В 1918 часть кол­лек­ций по­гиб­ла, дру­гая на­цио­на­ли­зи­ро­ва­на и на её ос­но­ве соз­дан Му­зей-вы­став­ка рус. ху­дож. ста­ри­ны. В 1921 со­б­ра­ние гра­вюр пе­ре­да­но в Му­зей изящ­ных ис­кусств (ны­не ГМИИ), со­б­ра­ние икон – в Ис­то­рич. му­зей, се­реб­ро и ми­ниа­тю­ры – в Треть­я­ков­скую га­ле­рею и Ис­то­рич. му­зей; на ос­но­ве кол­лек­ции фар­фо­ра об­ра­зо­ван Му­зей ке­ра­ми­ки, по­сле пе­ре­во­да ко­то­ро­го в Кус­ко­во (1932) А. В. Мо­ро­зов ра­бо­тал его со­труд­ни­ком [здесь неточность — Морозов в Кусково не работал; после образования Музея керамики, А.В. Морозов работал там до 1930 года — прим. ред.].

Филаткина Н.А. МОРОЗОВЫ // Большая российская энциклопедия. Том 21. Москва, 2012, стр. 143-147

Фарфор Морозова

Итак, нас пригласили на выставку «Собрание А.В. Морозова: фарфор, керамика, стекло» в Кусково. Выставка торжественно открыта 24 января 2019 года. Куратор выставки — Виолетта Валерьевна Микитина, заведующая отделом керамики и стекла «Музея-усадьбы «Кусково». Решили задать несколько вопросов.

М.Т.: Виолетта, добрый день! От души поздравляем с прекрасным проектом! Благодарим за приглашение!

В.М.: Большое спасибо! Всегда рады вам в нашем музее.

М.Т.: Сегодня несколько переосмысляется роль коллекционеров в Российской культуре. Чувствуются новые тенденции?

В.М.: Несомненно. История отечественного коллекционирования на протяжении уже лет двадцати является одной из самых актуальных тем. За этот период она претерпела значительные изменения: помимо сугубо культурологической проблематики, очерчивающей роль частного коллекционирования как основного инструмента аккумуляции художественного наследия страны, все глубже и результативнее исследования коллекционирования включают искусствоведческий аспект, связанный с изучением художественной ситуации, определявшей не только тематические приоритеты собирательства, но и шире —  специфику различных культурных инициатив в сфере музейного строительства. Одной из главных причин этого процесса стал перенос основного акцента исследований от истории коллекционирования вообще на изучение происхождения отдельных вещей и их комплексов – нынешних государственных и частных собраний. Это позволяет переосмыслить и обозначить роль коллекционера в культурной жизни определенной эпохи.

Фарфор Морозова

М.Т.: А какова роль Алексея Викуловича Морозова в Кусково вообще удалось осознать? Его коллекция — это же фундамент музейного собрания.

В.М.: Роль его велика. Для Музея керамики это самый главный и важный человек. Несмотря на то, что в Музей керамики в 1920-1930-е годы поступали и другие частные коллекции, собрание А.В. Морозова самое крупное из них и фондообразующее для музея. Оно же определило и существенные особенности всего разросшегося Музея керамики. А до революционных событий коллекция фарфора Морозова считалась лучшей в Москве. Сам он ее характеризовал как «выдающуюся по полноте и историко-бытовому значению».

М.Т.: Насколько велико было собрание Алексея Викуловича первоначально, если сейчас представлено 1936 произведений, то вся коллекция была гораздо больше? Есть такие данные?

В.М.: Собрание фарфора – примерно 2600 предметов, керамика – около 80, стекло – 44 предмета. Время и события истории несколько нарушили целостность коллекции. В 1920-1930-х годах часть предметов была передана в различные музеи страны, в Госторг «для реализации» и т.д. Это примерно 500 произведений. Благодаря исследованиям сотрудника нашего отдела С. Юрковой, удалось установить эту цифру и круг музеев, в которые передались предметы. Все остальное  – сохранено в Кускове и находится на выставке (за исключением некоторых предметов по условиям сохранности экспонатов).

М.Т.: Особенно много в витринах скульптуры. Очевидно, что малая пластика — приоритет в коллекции. Что ещё предпочитал Алексей Викулович?

В.М.: Да, безусловное превосходство коллекции Морозова состоит в необычайно полном, интереснейшем подборе фарфоровой пластики практически всех известных русских заводов, начиная от ранних скульптурных произведений Императорского и гарднеровского заводов и заканчивая авторскими работами художников начала ХХ века. Благодаря усилиям Морозова Музей керамики владеет сейчас лучшей в стране коллекцией русской скульптуры. Вообще, почти все самое интересное и значительное, созданное на том или ином заводе, непременно имелось в морозовской коллекции. Но можно выделить еще несколько приоритетов: интерес к персоналиям и особое внимание  к вещам, имеющим  высокую историческую ценность и значительность тематики. И внимание к изделиям многочисленных гжельских заводов, так называемый фарфоровый лубок, он особенно выделял этот раздел в своей «программе» собирательства.

М.Т.: Видно, что представлены работы отечественных предприятий. В основном русские. Какой производитель является основой коллекции?

В.М.: Как писал Морозов, он не гнался исключительно за раритетами, а поставил себе задачу дать полную картину развития русской фарфоровой промышленности Если выделять количественно, то больше всего произведений заводов Гарднера, Попова, Императорского. Кроме того представлены произведения из керамики (в т.ч. Гжель) и стекла.

М.Т.: Важнейший для коллекционеров вопрос: сохранение коллекции после ухода самого владельца. Мы не вечны, а у гроба карманов нет. И вот музей! Казалось бы, коллекция музейного уровня — счастье для коллекционера. Но он не передавал свою коллекцию, она была национализирована. Известно ли, как Алексей Викулович относился к произошедшему?

В.М.: В 1913 году в журнале «Русский библиофил» писали: «По распространившимся в городе слухам, А.В. Морозов завещает свое замечательное собрание русских гравюр, миниатюр и лубка, а также фарфора, хрусталя и серебра русского производства, громадной ценности, в дар городу Москве, на создание музея своего имени». Такие планы у него были, но работы по устройству музея были прерваны в связи с начавшейся Первой мировой войной, а затем революцией. А после национализации, я думаю, он просто смирился с обстоятельствами. Он остался при своих коллекциях в качестве сотрудника музея, хранителя.В своих воспоминаниях он писал, что настолько «прирос» к своим коллекциям, что не хотел отрываться от них. Поэтому и принял такое решение, остаться в России, и остаться в музее.

М.Т.: Многие полагают, что частные собрания растворяются в музеях. Но Вы показали, что это не так. Я, как музейщик, знаю, что есть на всё книги поступлений и как раз по ним можно проследить провенанс. Только подумал об этом, а тут в экспозиции сразу и показали разворот одной из книг. Опирались на архивы?

В.М.: К сожалению, не по всем книгам можно проследить точный провенанс. Например, многие музеи получали в 1920-е годы предметы из хранилищ музейного фонда. Но туда то тоже попадали национализированные чьи-то коллекции или отдельные предметы. В книгах поступлений есть только запись о том, что предмет из такого-то хранилища. А вот узнать из какой он коллекции попал в хранилище, а потом в музей-это кропотливый труд в архивах, и иногда удается это установить. В этом смысле с коллекцией Морозова проще, есть книга её научных описаний, которую составлял сам владелец, есть опись его коллекции при приеме комиссии в 1919 году. Эти документы в нашем музее, и на них, конечно, мы опирались.

Стекло Морозова

М.Т.: Приходилось ли реставрировать произведения перед выставкой? Чьими услугами пользуетесь для реставрации работ?

В.М.: Да, к выставке отреставрировано несколько предметов Императорского фарфорового завода и стеклянные швейцарские витражи. К сожалению, музей не имеет штатных реставраторов, тогда можно было бы отреставрировать больше.Работы проводились реставраторами центра им. И. Грабаря.

М.Т.: Такое богатство… требует каталога! Наверняка он ожидается?

В.М.: Работа над каталогом ведется. Автором каталога фарфоровой части будет Татьяна Александровна Мозжухина, один из лучших специалистов по фарфору в нашей стране. Работая в Кускове, она посвятила жизнь изучению русского фарфора и коллекции Морозова. И хотя она сейчас на пенсии, мы с ней в этом плане сотрудничаем. Каталог сделаем!

М.Т.: Со своей стороны хочу порекомендовать коллегам прийти на выставку. До какой даты будет работать экспозиция?

В.М.: Выставка будет открыта до 14 октября 2019 года.

Виолетта Валерьевна Микитина, заведующая отделом керамики и стекла «Музея-усадьбы «Кусково»
Ольга Ивлиева — хранитель коллекции советского и современного стекла, Ольга Новикова — хранитель коллекции русской и зарубежной керамики, Татьяна Еникеева — главный хранитель, Виолетта Микитина — заведующая научно-хранительским отделом керамики и стекла, хранитель коллекции русского и зарубежного стекла, Светлана Юркова — хранитель фонда новых поступлений, Иван Гольский — научный сотрудник, хранитель фонда современного фарфора

М.Т.: Ну что же, благодарю за уделённое время и ещё раз поздравляю!!! Надеемся на новую встречу!

В.М.: Спасибо, Михаил, за поздравления и за интерес к этой выставке!В конце этого года у нас будет реализован выставочный проект к 100-летию Государственного музея керамики и будет повод для встречи!

Фарфор Морозова


Необходимо сказать о том, что коллекция Алексея Викуловича Морозова хранилась в его московском особняке. И это тот аспект, о котором многие забывают: сочетание собираемых произведений искусства и интерьера. К сожалению, сегодня они разлучены, но, чтобы понять цельность замысла, покажем несколько фотографий интерьеров усадьбы Морозовых в Подсосенском переулке, дом 21, строение 1. Архитектор Ф.О. Шехтель, в создании интерьера участвовал М.А. Врубель. Благодарим а фотографии усадьбы Василия Рублёва!



Заместитель главного редактора журнала КОЛЛЕКЦИЯ,
научный сотрудник ГМЗ "Царицыно",
кандидат искусствоведения
Михаил Тренихин
Фото автора (выставка), Василия Рублёва (особняк Морозовых)

Выставка «Фарфор 1960-1980-х годов»

Агитфарфор не отступает

Эрмитаж. Фарфор Инны Олевской

Ордена Дружбы художникам ИФЗ

Ирина Багдасарова. Орденские сервизы завода Гарднера. Из собрания Государственного Эрмитажа

Георгий на саксонца в Петербурге. Андрей Пустоваров (об атрибуции ордена в коллекции Государственного Эрмитажа по трещине и старой фотографии)

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы