50 лет конфликта на Даманском

in Новости 2189 views

У высоких берегов Амура часовые Родины стоят…

 к 50-летию советско-китайского вооружённого конфликта на Даманском

На границе тучи ходят хмуро,
Край суровый тишиной объят.
У высоких берегов Амура
Часовые Родины стоят

(песня 30-х годов «Три танкиста»)

Высокими берега Амура в тех местах не бывают… Сопки, поросшие лесом, кустарник у воды. Это если реки текут вдоль меридиана, то, благодаря силам Кориолиса и закону Бэра, вода подмывает один из берегов. Амур течет, преимущественно, по параллели, но его приток  Уссури  – преимущественно, по меридиану — с  юга на север, поэтому правый, советский берег, в районе острова Даманский, с господствующей высотой-сопкой всё же выше китайского (как мы увидим дальше, это сыграло свою роль 15 марта 1969 года).

Остров Даманский (полтора километра в длину по течению и 700 метров в ширину), располагавшийся ближе к китайскому берегу, вода весной вообще заливала полностью. От китайского берега Даманский отделяла узкая протока, а от советского – вся ширина реки Уссури. Граница в те времена проходила не по фарватеру, как сейчас, а по урезу воды на китайском берегу, то есть, китаец, зашедший в воду – становился уже нарушителем госграницы. Такое положение было закреплено в русско-китайских договорах ещё с времен империи и ратифицировано положениями Парижского договора 1919 года: прецеденты в мировой практике были – это если какая-либо сторона колонизировала оба берега реки, а потом уступила один из берегов соседу. Так и было во времена Российской империи – цинский Китай это устраивало, устраивало и Гоминьдан, и японцев Квантунской армии (после того как им дали «прикурить» на Хасане и Халхин-голе), устраивало и коммунистический Китай Мао Цзедуна, пока СССР делился промышленными и военными технологиями, включая ядерные, готовил специалистов, строил заводы и поставлял оружие. Но, как только Мао сообразил, что он достаточно окреп, чтобы начать диктовать свою волю, то появились территориальные претензии.

Они были высказаны Мао в 1963 году:

Китай претендовал на территории в полтора миллиона квадратных километров в Приморском и Хабаровском краях, в Восточной Сибири до озера Байкал и в Средней Азии до озера Балхаш!

Чтобы показать, что СССР считает эти доводы несерьёзными, первые лица в них даже не участвовали, а вести переговоры было поручено начальнику погранвойск генерал-полковнику Зырянову. Он согласился с требованиями только на некоторые незначительные территории, вроде Даманского, которые китайцы использовали как заливные луга для выращивания травы на корм скоту. Переговоры провалились и руководство КПК то на фоне «культурной революции» дало указание начать массовые пограничные провокации. И вот, начиная с весны 1968 года, толпы хунвэйбинов, одетых в одинаковые кепки и ватники с одинаковыми красными цитатниками Мао, собираются на спорных прибрежных территориях, скандируя по-китайски лозунги (будто на другом берегу кто-то их понимал?!). Китайцы демонстративно ловят рыбу в Амуре и вступают в драки с экипажами пограничных катеров. Около 200 крестьян с 8 тракторами распахивают 80 гектаров земли на спорной территории и ставят большой транспарант по-русски «ЭТО КИТАЙСКАЯ ЗЕМЛЯ!».

Начинается зима, Амур замерзает, но противостояние только усиливается, теперь на лёд выходят большие группы хунвэйбинов (до двух тысяч человек) в сопровождении солдат Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Пограничники оказываются в двусмысленной ситуации: с одной стороны – у них строгий приказ огня не открывать, с другой – приказ «выдавить» провокаторов на территорию Китая. И они выдавливают в буквальном смысле – становятся стенкой и теснят китайцев. Тогда уже в погранотряды китайской границы стали набирать ребят покрепче и пока обходилось толчками и пинками с обеих сторон, как правило, наши одерживали верх. Свидетельство начальника заставы старшего лейтенанта Виталия Бубенина (в будущем — Героя Советского Союза за бои на Даманском): «…использовали и огнетушители и пожарную машину… задавил я нескольких китайцев. Хотя точно неизвестно, то ли я их задавил, то ли трупы подбросили. После этого вышло полторы тысячи китайцев, а у меня на заставе с резервом около трехсот человек. Началась драка. Драка смертельная. Она шла семь-восемь часов. Настоящее «ледовое побоище». В конце концов, солдаты с обеих сторон стали применять оружие как дубины и дрались прикладами. По словам Бубенина, когда солдаты возвращались после драк, то приклады их автоматов были разбиты. Советские военнослужащие использовали рогатины, а китайцы – дубинки с гвоздями, но все же до выстрелов пока не доходило…».

На броне БТРов бойцы с рогатинами

В январе было замечено оживление со стороны НОАК в районе китайского поста «Гуньсы» в непосредственной близости к Даманскому (Факты и хронология событий излагаются по монографии А. Мусалова «Даманский и Жаланашколь. Советско-китайский вооруженный конфликт 1969 г.», М., 2005). С китайской стороны были удобные подходы к острову, замаскированные кустарником, а с советской нужно было перейти по льду всю Уссури и подняться по обледенелому скату на остров. Начальник Иманского погранотряда полковник Демократ Леонов составил донесение, в котором обосновал возможность провокации именно на Даманском. Однако, Леонова вызвали в управление, во Владивосток и там отчитали за недопустимость панических настроений, противоречащих указанию Военного Совета, но, в то же время, разрешили ответить огнём на поражение в случае открытия огня НОАК. В помощи людьми и техникой Леонову было отказано. В ночь с 1-го на 2-е марта на Даманский скрытно выдвинулся 5-ротный батальон НОАК при поддержке двух миномётных и одной артиллерийской батареи. Шёл снег, у пограничников не было приборов ночного видения и выдвижение противника они пропустили. В 10.29 утра 2-го марта (это была масленица и китайцы, очевидно, рассчитывали на благодушие пограничников) со стороны поста «Гуньсы» на Даманский вышли около 30 солдат НОАК, с заставы «Нижне-Михайловка» выехал БТР-60ПБ (это полностью бронированный, с крышей, бронетранспортёр с крупнокалиберным пулемётом в башенке) с начальником заставы старшим лейтенантом Иваном Стрельниковым, кинооператором, который должен был зафиксировать факт нарушения границы и группой солдат, вторую группу из 13-ти человек вёл сержант Рабович. БТР остановился и Стрельников начал вести переговоры с китайским офицером, оператор начал сьёмку. В этот момент бойцы НОАК открыли внезапный огонь, весь отряд Стрельникова погиб на месте. Но, перед выездом на место нарушения госграницы Стрельников доложил о происшествии полковнику Леонову и на соседние заставы Бубенина и Шорохова. Группа Рабовича оборонялась до последнего патрона, в живых остался лишь раненый и получивший удар штыком (китайцы штыками добивали раненых) рядовой Серебров. Он и рассказал об обстоятельствах того первого боя, кроме того, китайцы забрали кинокамеру оператора, но не увидели фотоаппарат, в котором были кадры, свидетельствующие о том, что стрельбу начали бойцы НОАК.

Майор Жезлов во время боя 15 марта 1969 года на о. Доманский

Дальше подоспела помощь с заставы Бубенина на БТРах. Они с ходу вступили в бой и положили роту китайцев, но один из БТР был подбит снарядом. Бубенин пересел на брошенный китайцами БТР Стрельникова и на нём зашёл во фланг отступающей роте НОАК – под огнём крупнокалиберного пулемёта китайцы начали отступать. Постоянно передвигаясь и не подставляясь под огонь батареи, БТРы Бубенина поливали их огнём из крупнокалиберных пулемётов, пограничники стреляли из автоматов через бойницы кузова: все больше фигурок в ватниках НОАК застывали в снегу… В 13.20 бой закончился. В ходе боя погиб 31 пограничник, ранения получили 20. С китайской стороны насчитали 248 трупов. Китайцы захватили в плен рядового Акулова и жестоко пытали его, тело Акулова было передано советской стороне только в апреле.

3-го марта в Иманский отряд прибыла комиссия высокопоставленных лиц КГБ во главе с первым замом Председателя КГБ генерал-полковником Захаровым. Бубенин, ставший через много лет генералом и одним из основателей группы, известной всем как «Альфа», вспоминал, что Захаров поблагодарил его, написал представление к Герою и сказал, что то, как 30 человек под его командованием уничтожили батальон врага – это достойно войти в анналы военной истории.

Что же происходило дальше, в период 3–13 марта вертолеты пограничников постоянно вели авиаразведку, были подключены данные космической разведки. Разведданные показали, что в глубине до 20 км по фронту от Уссури китайцы сосредоточили склады, пункты управления, было обнаружено до 10-ти батарей артиллерии, готовившей позиции для обстрела советской стороны. Непосредственно к посту «Гуньсы» был выдвинут стрелковый полк НОАК, на Иманском направлении – стрелковый полк с приданными танками и другие части обеспечения. В общей сложности, в зоне конфликта была сосредоточена усиленная дивизия НОАК.

Для упреждения наступления НОАК, в район застав «Нижне-Михайловка» и «Кулебякины сопки» была переброшена 135 дивизия Дальневосточного военного округа. Непосредственно напротив Даманского, где ожидалось новое наступление, скрытно была сосредоточены 4 группы пограничников на 11-ти БТРах с СПГ и станковыми пулемётами. Командовал пограничниками на острове подполковник КГБ Яншин, общее руководство — полковник КГБ Леонов.

15-го марта было замечено продвижение к острову китайских солдат группами по 10-15 человек. Они продвигались скрытно, маскируясь, не применяя тактики лобовой атаки, как 3-го марта. К 11-ти часа обстрел острова начали 3 миномётных батареи, вслед за ними пошла в атаку пехота, тащившая тяжёлые пулемёты. В ответ мотоманевренная группа Яншина на БТР с ходу въехала на остров, завязался бой. Один из БТР был подбит из РПГ (НОАК выдвинула несколько групп гранатомётчиков против БТР), но с помощью другой машины его удалось вытянуть и эвакуировать раненых. Для того, чтобы выбить гранатомётчиков Яншин растянул часть пограничников в цепь и возглавил атаку, но китайцы подтянули артиллерию и им удалось подбить БТР – погибло сразу 7 человек. Напряжение боя возрастало и было решено применить с нашей стороны армейские танки Т-62. Их было восемь, но в подчинение Леонову (надо было формально передать их из СА в КГБ ) было передана только половина. Леонов сам вызвался провести танкистов к протоке, чтобы отрезать путь по которому к китайцам поступало подкрепление. И вот в районе протоки, у китайского берега, танк Леонова то ли подорвался на мине, то ли попал под выстрел РПГ. При покидании танка весь экипаж был застрелен китайцами, самому полковнику Леонову пуля снайпера попала в сердце. Пограничники пытались вытащить тела командира и танкистов, но попали под плотный заградительный огонь НОАК и были вынуждены отступить. Дело ещё осложнялось тем, что в танке Т-62 были установлены секретные прицел и механизм стабилизации орудия в двух плоскостях. Поэтому по танку с нашей стороны сразу же был открыт минометный огонь, а ночью разведчики проникли в танк, но все механизмы китайцы успели снять, удалось лишь забрать тело Леонова, его удостоверение личности, пробитое пулей, китайцы не взяли.

На следующий день 200-миллиметровые минометы разбили лёд вокруг танка и он затонул (летом китайцы его подняли и сейчас он находится в музее НОАК).

К 16.00 15-го марта стало ясно, что надо отходить с острова, пограничники несли потери, было много раненых и убитых, потеряно ещё 2 БТР. Командование собиралось отвести свои войска и нанести массированный артиллерийский удар. В 135-й дивизии был дивизион залпового огня БМ-21 «Град». Командующий Дальневосточным округом генерал-лейтенант Лосик запросил Москву на применение этого, тогда секретного, оружия. До вечера генералы КГБ и Командующий ДВО Лосик «бомбардировали» каждый своё начальство запросами, но в ответ – молчание. Наконец в 17.10 Лосик на свой страх и риск отдал команду на открытие огня «Градами». Открыли огонь артиллерийский полк и все минометные батареи дивизии. На китайской стороне встал шквал огня. Огонь советской артиллерии продолжался всего 10 минут. На всей двадцатикилометровой глубине выдвигавшихся в Даманскому войск НОАК образовалось громадное чёрное пятно пепла и сажи. Всё было уничтожено. От полка в районе поста «Гуньсы» не осталось и следа – он как будто испарился. Потом это привело к спекуляциям на тему применения тактического ядерного оружия или чего-то наподобие «гиперболоида инженера Гарина» — сейчас бы упомянули лазерное оружие. Но это были лишь результаты массированного артудара, в котором впервые себя показали в реальных условиях «Грады» (всего лишь дивизион, но никто не ожидал такого результата).

Но на этом дело не закончилось. После артналета в атаку пошли пять танков, двенадцать БТРов и два батальона мотострелков и пограничников. Они быстро выбили с острова ошалевших от увиденного китайцев и вернулись обратно, но всё же с потерями. Оправившись от пережитого китайцы всю ночь вели беспокоящий огонь.

К апрелю ситуация вокруг Даманского стабилизировалась, провокаций силы НОАК больше не предпринимали.

После событий на Даманском было решено строить на границе с Китаем укрепрайоны (УРы). УР состоял из многочисленных ДОТов и ДЗОТов, минных полей, электрозаграждений, противотанковых сооружений. Было начато строительство БАМ.

Всего в результате боёв на Даманском потери СССР составили 58 человек. НОАК – более 1000 (точных данных нет, возможно они гораздо выше — вспомним артналёт «Град» и действия артиллерии на глубину 20 км).

В сентябре 1969 года в результате переговоров А.А. Громыко с Чжоу Эньлаем Даманский был тихонько передан КНР, в октябре 1969 года было достигнуто соглашение о пересмотре границы, что было окончательно подтверждено в 1991 году. В 2005 году было подписано соглашение об окончательной демаркации фарватера Амура, по которому Китай получил дополнительно 337 квадратных километров российской территории.  Но это касается рек и островов Амура и Уссури. А вот другие территориальные претензии КНР теперь уже к РФ  или Казахстану (вспомним заявление Мао Цзедуна 1963 года об «исконно китайских территориях до Байкала и Балхаша») могут возникнуть в любой момент… Так что дружба-дружбой, но «порох лучше держать сухим». Не будем забывать мудрые слова императора Александра III о том, что у России  нет друзей и союзников, кроме её армии и флота.

Было награждено 150 советских военнослужащих. Пятеро стали Героями Советского Союза: полковник Д.В. Леонов (посмертно), старший лейтенант И. Стрельников (посмертно), младший сержант В. Орехов (посмертно), старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю. Бабанский. Многие награждены орденами и медалями: трое удостоены ордена Ленина, 10 – ордена Красного Знамени, 31 – ордена Красной Звезды, 10 – награждены орденом Славы III степени, 63 — медалью «За Отвагу», 31 – медалью «За боевые заслуги».

В КНР конфликт на Даманском считают серьёзной победой НОАК, за которую пятеро военнослужащих стали Героями КНР, хотя в 10 раз больше было расстреляно за трусость.

В июне 1969 года в Казахстане были провокации у реки Таасты, а в августе был ещё советско-китайский конфликт на озере Жаланашколь, достойный отдельного рассказа, несмотря на менее масштабные боевые действия.

Анатолий Подшивалов

Изображения из цитированной выше монографии

А. Мусалов «Даманский и Жаланашколь. Советско-китайский вооруженный конфликт 1969 г.», М., 2005

и  «Новой газеты», Владивосток,  № 330 от 17.03.2016

 

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Халхин-Гол. 80 лет

Восемьдесят лет назад на реке Халхин-Гол (Халхын Голын) в Монголии произошли события,

Дмитрий Володихин. 50 лет!

Учёный, историк, писатель. Коллекционер. Популяризатор науки. Преподаватель. Консерватор. Москвич. Один из авторов

Русский фарфор. 275 лет

Этот год ‒ юбилейный, богатый знаковыми событиями не только для Императорского фарфорового
Перейти К началу страницы