Марш-бросок Босния-Косово. 20 лет

in Награды Российской Федерации/Новости 1448 views

События вроде бы недавние — тоже уже история! А какой она была? Лучше основываться на источниках. А если событиям посвящена награда, то уж коллекционерам приятно узнать, какие были разновидности.

Итак, сегодня вашему вниманию новый материал специалиста по Югославии Владимира Коханкина.

Что там случилось на Балканах двадцать лет назад?!

Михаил Тренихин


Балканские гонки. 20 лет марш-броску российских десантников на Косово

 

Союзная Республика Югославия с 24 марта 1999 года находилась под авиаударами НАТО, одновременно борясь с албанскими сепаратистами в сербском автономном крае Косово и Метохия (Космет), а также отражала их наступление, поддерживаемое регулярной армией Албании и авиацией НАТО на Югославо-Албанской границе, одновременно готовясь к наземной фазе операции НАТО. Но то, что не удалось военным, удалось политикам. 9 июня 1999 года международное сообщество вынудило президента СРЮ Слободана Милошевича подписать в македонском местечке Куманово военно-техническое соглашение, в соответствии с которым НАТО прекращает бомбардировки СРЮ, югославская армия и сербская полиция покидают Космет, а их место занимает международный миротворческий контингент под командованием НАТО.

Далее события развиваются очень быстро. 10-го июня собирается Совет Безопасности ООН, который принимает резолюцию 1244, закрепляющую на уровне ООН Кумановские договорённости и предоставляет НАТО мандат ООН на проведение военного компонента миротворческой операции. После принятия резолюции американские представители НАТО заявляют о том, что Россия может быть представлена в миротворческой операции в Космете только одним батальоном, дислоцированным в американском секторе ответственности. Максимум, что НАТО может предложить России, это присутствие двух её батальонов, при котором второй находился бы в оперативном резерве под британским оперативным командованием. Ни то ни другое не было приемлемо для России, но глава делегации В.С. Черномырдин на переговорах в Хельсинки ещё 1-го июня принял американский проект Кумановского соглашения без согласования плана развёртывания миротворческой операции, вопреки мнению военных членов российской делегации. 9 июня же, изучив проект резолюции 1244, группа членов российской делегации решила подготовить и направить доклад министру обороны РФ И.Д. Сергееву. Суть доклада сводилась к всесторонней оценке ситуации и предложению — предусмотреть одновременный с натовцами ввод российского миротвор­ческого контингента, чтобы вернуть Россию в процесс урегулирования на Балканах на равноправной основе, восстановить её международный престиж. Президент одобрил данной предложение.

10 июня в 18.00 командир 1-й отдельной воздушно-десантной бригады ВС России в составе международной миротворческой миссии SFOR в Боснии и Герцеговине полковник Николай Игнатов поставил задачу полковнику Сергею Павлову подготовить его 2-й батальон к 600-километровому маршу с целью занятия аэродрома Слатина, который находился в 12-ти км юго-западнее от Приштины — административного центра автономного края Косово и Метохия. Батальон должен быть усилен техникой и личным составом из других подразделений бригады.  Готовность батальона к маршу – 3 часа 11 июня. Уже к часу ночи в место дислокации 4-й роты 2-го батальона в местечко Семин-хан прибыла дополнительная бронетехника, ибо в каждой роте было только по три БТР-80, а в марше должна были участвовать только колёсная авто- и бронетехника.

Ночь перед отправкой в Косово. Экипажи БТР-80 второй парашютно-десантной роты за час до убытия в четвёртую роту в базовый район Семин-Хан. Фото из проекта А. Лобанцева «Косово 99»

6-я парашютно-десантная рота в полном составе выдвигалась в район сосредоточения из базового лагеря в г. Углевик, где располагались штаб 1-й бригады и штаб мультинациональной дивизии «Север», в которую входила бригада. Стоянка техники находилась прямо под носом у американцев и скрыть от них факт массового её движения было невозможно.

По воспоминаниям Леонида Ивашова, руководители операции придумали следующую хитрость:

После многочасовых размышлений родилось, казалось бы, простое, но очень остроумное решение — не пытаться скрыть, а, наоборот, официально проинформировать командование дивизии «Север» о выходе батальона с места постоянной дислокации. Такая практика установилась давно: наши офицеры постоянно находились в штабе дивизии и, оперативно не подчи­няясь её командованию, тем не менее в порядке информации сообщали ему, когда то или иное подразделение российской бригады выходило на размини­рование, патрулирование или выполнение иной задачи подобного рода. Поскольку информирование о таких выходах стало, повторяю, обычным, даже рутинным делом, очередное из них не должно было никого насторожить.

И вот в установленный час в череду таких обыденных докладов командо­вание бригады по указанию из Москвы ввело информацию о том, что наш батальон получил приказ на выдвижение на территорию Союзной Республики Югославии. При этом специально был выбран момент доклада — в после­обеденное время, когда тянет вздремнуть и восприятие имеет обыкновение притупляться. Командир дивизии воспринял эту информацию более чем спокойно, лишь поинтересовался, не нужна ли какая помощь для выполнения той самой “частной задачи”. “Помощи не требуется”, — услышал в ответ и пожелал русским успеха.

Леонид Ивашов

Среди же военнослужащих-участников марша распространена версия о том, что группа российских офицеров пригласила американских офицеров отпраздновать вымышленный день рождения и, усыпив тем самым их бдительность.

Как бы там не было, колонна российской техники под командованием старшего оперативной группы генерала-майора В. Рыбкина благополучно покинула район сосредоточения недалеко от города Биелина, где поверх закрашенной на броне литеры S в аббревиатуре SFOR была нанесена литера K, и пересекла границу СРЮ. Общая численность личного состава батальона составила около 200 человек. В районе Белграда командование колонной принял генерал-лейтенант Виктор Заварзин, до этого работавший главным военным представителем России при НАТО. До него была доведена информация, что он выполняет прямые указания Президента и министра обороны и ничьи более приказы он выполнять не должен. Так известно, что начальник Генштаба А. Квашнин передавал приказ о развороте колонны, который был проигнорирован Заварзиным.

Нарезка хроники — документальный фильм Алексея Борзенко «Русские танки в Приштине», ТВ Центр, 1999 г.

На подходе к административной границе с Косметом колонна притормозила, ожидая информацию о том, что войска НАТО пересекли македоно-югославскую границу, где они были сосредоточены ещё со времён бомбардировок Югославии, в готовности к началу наземной фазы операции. Российская колонна должна была войти на территорию Космета одновременно с ними, но первой занять стратегический аэродром.

Нарезка хроники — документальный фильм Алексея Борзенко «Русские танки в Приштине», ТВ Центр, 1999 г.

Небольшая сложность образовалась при прохождении колонны через Приштину — административный центр автономного края. В два часа ночи 12 июня улицы Приштины были заполнены ликующей толпой, встречавшей колонну. Было необходимо спешить, чтобы опередить натовцев на Слатине, и колонна медленно пробиралась через толпу.  Через некоторое время колонна добралась до аэродрома первой. Из всей техники только один БТР прибыл на буксире из-за заклинившего колеса (перегрев ступицы или клина тормозных колодок). К слову, это был БТР-80 ранних годов выпуска, один из самых старых в бригаде.

Через два часа к рассвету российские десантники уже контролировали территорию аэродрома, рассредоточив технику и заняв оборону его огромной территории — протяжённость одной только взлётно-посадочной полосы составляет 2,5 км. Она была абсолютна цела и могла принимать тяжёлые самолёты. В соответствии с планом, на аэродром должны были прибыть ещё два батальона десантников, переброшенных из России на военно-транспортных самолётах, но Румыния, Венгрия и Болгария не предоставили своё воздушное пространство в нарушение Чикагской конвенции.

В 7.30 у аэродрома появляется колонна британской бронетехники. Они были немного удивлены, но спокойны, запросили переговоры. В 11 часов над аэродромом появился беспилотник, который позже он улетел, а вместо него прилетели десантные вертолёты. При их снижении к ним на перехват устремлялся российский БТР, создавая помехи к приземлению.

Британский танк в Косово. Танк без поддержки пехоты. Район аэродрома Слатина, середина июня. Фото из проекта А. Лобанцева «Косово 99»

Как стало известно уже после некоторой стабилизации обстановки в Косово, в НАТО всё-таки нашлись горячие головы, которые предлагали вооружённым путём воспрепятствовать российскому контингенту. Американский журнал “Newsweek” сообщил о серьёзных разногласиях Верховного главнокомандующего объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе У. Кларка и военного руководства блока, которые и стали причиной досрочной отставки Кларка. Последний отдал приказ натовским лётчикам опередить русских и занять аэродром “Слатина”. Но британский генерал М. Джексон, командовавший натовским контингентом в составе КФОР, отказался выполнять этот приказ. После этого У. Кларк обратился к главкому объединёнными вооруженными силами НАТО в южной зоне Европы адмиралу Дж. Эллису с просьбой в спешном порядке направить военные вертолёты в приштинский аэропорт, чтобы они блокировали взлётные полосы и не дали сесть военно-транспортным самолётам из России. Однако адмирал отказался выполнить эту просьбу, сославшись на то, что это не понравилось бы генералу М. Джексону. А тот, в свою очередь, комментируя свое несогласие с действиями У. Кларка, заявил: «Я не собираюсь развязывать Третью Мировую войну». Как видим, трезвые головы были и в НАТО, и мы не ошиблись, полагаясь на это.

Леонид Ивашов

Необходимо отметить, что, выдвигаясь из Биелины, российские военнослужащие получили приказ от генерала Рыбкина на любую провокацию отвечать огнём. Таким образом, весь личный состав понимал серьёзность операции и был готов даже к самому неблагополучному её развитию, несмотря на то, что на вооружении батальона было только стрелковое оружие и гранатомёты (РПГ-7Д и АГС-17). Поэтому личный состав был достаточно напряжён и был готов стоять насмерть. Но это не потребовалось: британцы не стали нагнетать обстановку. Они наблюдали за русскими, а русские за ними.

Далее были продолжительные переговоры, как на аэродроме, так и в Москве. По их итогам натовцы согласились на вариант, при котором в составе миссии KFOR присутствовал трёх с половиной тысячный российский контингент, рассредоточенный по секторам ответственности, закреплёнными за странами НАТО. По сравнению с итогами Хельсинских переговоров, это конечно была маленькая победа. Правда, от которой в последствии Россия не смогла извлечь никакой выгоды.

Министр обороны России Игорь Сергеев (сидит слева) и министр обороны Уильям С. Коэн (сидит в центре) подписывают согласованные принципы, лежащие в основе участия России в международных миротворческих силах (СДК) в Косово у президентского места в Хельсинки, Финляндия, 18 июня 1999 года. Наблюдают за подписанием министр иностранных дел России Игорь Иванов (третий справа), президент Финляндии Мартти Ахтисаари (второй справа) и государственный секретарь Мадлен Олбрайт (справа). Обороны США, фотография Элен С. Стиккель (Helene C. Stikkel)

После размещения в Косово международной миротворческой миссии давление на Югославию не остановилось. Осенью 2000 года в стране произошла так называемая цветная революция, и к власти пришло руководство, которое приняло прозападный вектор политики. Российский воинский контингент оказался один на один со своими проблемами и задачами, главным образом связанными с логистикой. В апреле 2003 года начальник Генштаба РФ А.В. Квашнин заявил: “У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы экономим 25 миллионов долларов в год”. И вскоре Россия прекратила своё участие в миротворческих операциях на территории бывшей Югославии.  К тому времени уже и не осталось даже такого названия как Югославия.  4 февраля 2003 года СРЮ была переименована в Государственный Союз Сербии и Черногории. А уже в 2004 в Косово начались сильнейшие сербские погромы, которые вызвали массовый отток жителей не албанской национальности.

История в каком-то роде поучительная. Россия в то время слабо стояла на ногах, у неё не было последовательной политики. То, что удавалось достичь героизмом простых солдат, с лёгкостью сдавалось политиками. Но тогда в 1999 году Россия впервые за долгое время удивила мир и продемонстрировала на что способен русский солдат.

Слева нарукавный знак российских миротворцев в Боснии и Герцеговине. Он появился за несколько месяцев до марш-броска, и именно с такими нарукавными знаками десантники прибыли на аэродром Слатина. Гораздо позже появился его аналог для военнослужащих контингента КФОР. Из коллекции автора

Эта история могла быть закончена, но с 2009 года в российских СМИ начали появляться новые детали той операции.  22 марта в программе «Вести» вышел репортаж Евгения Ревенко о тогдашнем Президенте Республики Ингушетии Юнус-бек Евкурове.

В 1999-м ему — 38 лет. Он майор спецназа ГРУ. Командир отряда, которому в обстановке строжайшей секретности в конце мая из Москвы был отдан приказ: взять под контроль стратегический объект — аэродром в Приштине.

«Нас было 18 человек. Этого вполне достаточно было. Мы заняли позиции. Всё захватили. Но так, чтобы никто не заметил, что захватили. То есть под контролем всё было. И если бы была необходимость, мы бы вступили и оказались в выигрыше. Мы владели обстановкой, контролировали её полностью» — сообщал Евкуров в интервью Ревенко.

Данным словам Евкурова мы не можем дать никакой оценки, ибо в открытых источниках никакой иной информации о данном эпизоде не имеется, но 22 марта 2019 года ИТАР-ТАСС публикует новые подробности от Евкурова о той операции.

Сам исторический «бросок» — переброска сводного батальона ВДВ из состава российского контингента в аэропорт Слатина в 15 км от Приштины — был проведён в ночь на 12 июня. Но нам, группе, которая эту операцию готовила, задача была поставлена ещё раньше. Нет, не захватить аэропорт, а взять его под наблюдение, проверить, какие у него возможности, какая взлётно-посадочная полоса, коммуникации, «под кем» находится объект, кто его контролирует.

В обстановке безвластия — это было во многих региональных конфликтах — власть берут в руки местные криминальные авторитеты. И в Косове была такая же ситуация: в каждом районе, на каждом углу свой хозяин, все с оружием — беспредел. И аэропортом тоже заведовали они. Никаких регулярных военных формирований, только небольшие группы, которые по своим возможностям захватили ряд таких стратегических объектов. Наша группа выжидала, когда часть этих людей уходила вечером — на свои разбойничьи дела или, может, в кабаки. Под утро они возвращались и целый день отсыпались. Мы выбрали момент, когда на месте было небольшое количество людей, воспользовались этим и заняли аэропорт.

Вот тут у меня возникает определённое непонимание сказанного господином Евкуровым. Дело в том, что аэродром Слатина имел двойное назначение. Он имел гражданский терминал, и на нём также штатно базировался 83-й истребительный полк ВВС СРЮ. Полк не принимал участия в отражении авианалётов НАТО, ввиду моральной устарелости истребителей МиГ-21, состоящих на его вооружении. Но самолёты были подготовлены к отражению наземной атаки неприятеля в версии истребителя-бомбардировщика и находились в состоянии полной боевой готовности (пилоты дежурили на технике). Полк был выведен с аэродрома в соответствии с Кумановским военно-техническим соглашением. Кроме того на аэродроме находились учебно-тренировочные одномоторные самолёты Утва-75. Достоверно известно, что последний самолёт, покинул Слатину 17 июня, это была Утва. Пилот был гражданский, его звали Любо Живкович, который в своём интервью свидетельствует о том, что на аэродроме 17 июня ещё находились югославские военные, завершавшие эвакуацию армейского имущества. Кроме того, непосредственный участник марша Босния-Косово Александр Лобанцев в своей книге «Косово 99» указывает на то, что у сербов охрана аэродрома осуществлялась силами армии и военной полиции, и сербы всю ночь чем-то занимались в подземных ангарах. Таким образом, можно заключить, что на момент прибытия российской колонны 12 июня, югославская армия ещё не покинула аэродром и он не был бесхозным.

Совместное фото с югославскими военнослужащими из числа персонала аэродрома. Фото из проекта А. Лобанцева «Косово 99»

Данные явные нестыковки указывают на то, что точка в этой истории ещё не поставлена. И, возможно, когда-нибудь все подробности данной операции станут известны историкам и общественности.

Медаль «Участнику марш-броска
12 июня 1999 г. Босния — Косово»

Медаль Министерства Обороны РФ «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния — Косово» была учреждённая приказом Министра обороны Российской Федерации № 75 от 11 февраля 2000 года и стала первой медалью Российской Федерации посвящённой памяти конкретной военной операции.

ВЫПИСКА ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ
О МЕДАЛИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
«УЧАСТНИКУ МАРШ-БРОСКА 12 ИЮНЯ 1999 Г. БОСНИЯ-КОСОВО»

  1. Медалью «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния-Косово» награждаются военнослужащие и лица гражданского персонала Вооружённых Сил Российской Федерации за мужество, отвагу и доблесть, проявленные при подготовке, обеспечении и проведении марш-броска 12 июня 1999 г. Босния-Косово. 
  1. Награждение медалью производится приказом Министра обороны Российской Федерации. Непосредственным участникам марш-броска 12 июня 1999 г. вручается медаль из нейзильбера, а лицам, принимавшим участие в его подготовке и обеспечении – из томпака.

Медаль (лента медали) носится награждённым на левой стороне груди и располагается после медали Министерства обороны Российской Федерации (ленты медали) «За воинскую доблесть».

ОПИСАНИЕ
МЕДАЛИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
«УЧАСТНИКУ МАРШ-БРОСКА 12 ИЮНЯ 1999 Г. БОСНИЯ-КОСОВО»

Медаль – для непосредственных участников марш-броска – из томпака, для лиц, принимавших участие в подготовке и обеспечении марш-броска, – из нейзильбера, имеет форму круга диаметром 32 мм с выпуклым бортиком с обеих сторон.

На лицевой стороне медали: в центре – рельефное изображение бронетранспортера на фоне раскрытого парашюта с белым куполом и двух самолётов; в верхней части – рельефное изображение развевающегося бело-сине-красного флага; в нижней части – рельефная надпись на голубой ленте: «БОСНИЯ-КОСОВО».

На оборотной стороне медали рельефная надпись: по кругу в верхней части – «УЧАСТНИКУ», в центре – в две строки: «МАРШ-БРОСКА 12 июня 1999 г.», в нижней части – номер медали.

Медаль при помощи ушка и кольца соединяется с пятиугольной колодкой, обтянутой шёлковой муаровой лентой шириной 24 мм. С правого края ленты оранжевая полоса шириной 10 мм окаймлена чёрной полосой шириной 2 мм, левее – синяя полоса шириной 12 мм.

 

Занятно, что к описанию прилагался эскиз медали, который ему не соответствовал в части цвета купола парашюта.

Было отчеканено 500 экземпляров медали (250 из нейзильбера и 250 из томпака). Заказ выполняла Военно-геральдическая компания, которая допустила отступление от описания и изготовила медали диаметром 35 мм. Также было изготовлено 3 экземпляра медали из серебра. Две серебряных медали, в качестве памятных, были вручены  Б.Н. Ельцину  и  В.В. Путину. Третья серебряная медаль была передана на хранение в Геральдический регистр Вооружённых Сил Российской Федерации.

Первый приказ о награждении медалью вышел 20 июня 2000 года (приказ Министра обороны Российской Федерации № 442). Медаль из нейзильбера № 1 была вручена начальнику Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации генералу армии А. В. Квашнину, № 2 — первому заместителю начальника Генерального штаба генерал-полковнику В. Л. Манилову.

За 2000 год четырьмя приказами было вручено 343 медали (250 из нейзильбера и 93 из томпака). Но позже появилась необходимость в дополнительных награждениях медалью из томпака, и соответственно в её новом тираже, так как первый и пилотный тираж были израсходованы. Аверс позднего тиража имел некоторые отличия от изначального облика медали.

Необходимо заметить, что для коммерческих целей (т.е. свободной продажи) выпускалась версия этой медали стандартным диаметром 32 мм, внешний облик которой повторял эскиз медали. То есть купол парашюта была цвета самой медали, а не белый.

Достаточно абсурдный момент произошёл в 2017 году. Приказом министра обороны от 24 октября 2017 года №645 была учреждена медаль «Участнику миротворческой операции» и им же отменён Приказ от 14 февраля 2000 года №75. Таким образом, медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния — Косово» утратила правовой статус ведомственной награды Министерства Обороны РФ.  Очень странное решение Министерства Обороны или фактическая некорректная формулировка Приказа (в котором нет речи о сохранении статуса медали или только прекращении награждения ею и т.п.) привела к тому, что уникальная для современной России медаль де-юре стала просто ценным сувениром.

Медали для непосредственных участников марш-броска
(серебро / нейзильбер)

Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». № 004. Серебро (?) (для непосредственных участников марш-броска). Диаметр 35 мм. Из коллекции Д.П. Изотова
Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». № 198. Нейзильбер (для непосредственных участников марш-броска). Диаметр 35 мм. Из коллекции Д.П. Изотова
Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». № 013 (разновидность «малый пуансон»). Нейзильбер (для непосредственных участников марш-броска). Диаметр 35 мм. Фото предоставил Oleg76

Медали для лиц, принимавших участие
в подготовке и обеспечении марш-броска
(томпак)

Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». № 017. Томпак (для лиц, принимавших участие в подготовке и обеспечении марш-броска). Диаметр 35 мм. Из коллекции Д.П. Изотова
Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». № 333. Томпак (для лиц, принимавших участие в подготовке и обеспечении марш-броска), горячая эмаль. Диаметр 35 мм. Из коллекции Д.П. Изотова
Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». № 358. Томпак (для лиц, принимавших участие в подготовке и обеспечении марш-броска). Изношенный штамп (без дефиса и три колеса у БТР). Диаметр 35 мм. Из коллекции Д.П. Изотова
Медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». Без номера. Томпак (для лиц, принимавших участие в подготовке и обеспечении марш-броска). Диаметр 35 мм. Из коллекции Д.П. Изотова

Сувенирные (коммерческие) медали

Сувенирная медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». Нейзильбер (для непосредственных участников марш-броска). Диаметр 32 мм. Из коллекции автора
Сувенирная медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». Томпак (для лиц, принимавших участие в подготовке и обеспечении марш-броска). Диаметр 32 мм. Из коллекции автора

Список использованной литературы и источников:

Лобанцев А. Косово 99. — Ярославль: ОАО «Рыбинский дом печати», 2013

Ивашов Л. «Бросок на Приштину», журнал «Наш современник» N10, 2005

Павлов С. «Бросок на Косово», журнал «Братишка»

«Poslednji srpski piloti koji su poleteli sa aerodroma Slatina» портал in4s.net

Ревенко Е. «Дерзкий марш-бросок российских миротворцев в Косово», Вести 22.03.2009 https://www.vesti.ru/doc.html?id=265963

«Никто не ждал, что все будет гладко». Юнус-Бек Евкуров — к 20-летию броска на Приштину», ИТАР-ТАСС 22.03.2019  https://tass.ru/opinions/6232774

Приказ Министра обороны Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. № 75

Приказ Министра обороны Российской Федерации от 24 октября 2017 г. № 645

Кузнецов О. «Ведомственные медали Министерства обороны Российской Федерации», журнал «Цейхгауз» №3/2000

Кузнецов О. «Официальные воинские символы России. Том 2. Знаки различия и отличия» — Москва: ООО «Принт Форс», 2007


Владимир Коханкин

Фото автора,
Данилы Петровича Изотова (ник daniz, forum.faleristika.info),
 проекта А. Лобанцева «Косово 99»,
из фильма Алексея Борзенко «Русские танки в Приштине» (1999),
Элен С. Стиккель (Helene C. Stikkel, Министерство Обороны США).
Не использованы материалы х./фильма "Балканский рубеж" (2019)

Посол Сербии в России для проекта «FALERISTIKA.info»

180 лет дипломатических отношений Сербии и России

Международные полицейские миссии ООН и ЕС

Миротворцы РФ в бывшей Югославии

Миротворцы в бывшей Югославии (кроме РФ)

Нашивки миротворцев в Боснии и Герцеговине (кроме РФ)

Нашивки миротворцев в Косово (кроме РФ)

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Храбрейшим из храбрых

Историко-документальная выставка «Храбрейшим из храбрых. К 250-летию учреждения Военного ордена Святого Великомученика и
Перейти К началу страницы