Герой Советского Союза Александр Кананадзе

in Исследования 2192 views

Все знают про подводника Маринеско, пустившего ко дну два военных транспорта врага в феврале 1945 года. Но ведь были и другие утопленные транспорты.  Большая часть из них была потоплена нашей авиацией, но есть крупные транспорты и на счету торпедных катеров.

Ко дню Военно-Морского Флота

Герой, летящий над волнами

В 30-е годы была популярной идея защиты берегов СССР от армад дредноутов Великобритании и Японии с помощью «москитного флота». Для строительства больших кораблей в 20-е и начале 30-х годов у молодой Советской страны не было средств, поэтому дешёвые и, как полагали, эффективные против линкоров торпедные катера представлялись выходом из положения (тем более, что флотские и партийные командиры помнили успешные налёты британских торпедных катеров на Кронштадт в гражданскую войну).

Торпедные катера

Советский торпедный катер

Известному авиаконструктору и будущему академику А.Н. Туполеву был поставлена задача в кратчайшие сроки разработать советский торпедный катер. Туполев, естественно, торпедных катеров не строил, но у его сотрудников был опыт создания глиссеров и он построил практически увеличенный в размерах поплавок от гидросамолета, снабжённый двумя мощными двигателями проекта другого будущего академика – А.А. Микулина, ГАМ-34 мощностью по 850-1000 сил. Так появился катер Г-5 (буква Г в названиях катера и двигателя означает «глиссер»). И этим много сказано – в угоду скорости было принесено всё: никто не задумался ни о мореходности, ни о боевом применении дешёвых корабликов длиной 19 метров, которые можно было перевозить по железной дороге. Две 533 мм торпеды размещались в желобах в кормовой части, как на ранних британских катерах. Сброс осуществлялся назад от катера и торпедными винтами вперёд на скорости не менее 32 узлов, потом катер должен был увеличить ход и отвернуть от торпед, боевой заряд которых составлял суммарно  более полутонны в тротиловом эквиваленте. У большинства торпедных катеров других стран, включая Германию, к началу войны уже был боковой сброс и стояли трубчатые торпедные аппараты, что было не только удобно и безопасно, но и способствовало точности попадания торпед. Скорость глиссирующих на редане катеров внушала уважение: 51 узел – 98 км в час, правда эту скорость двигатель выдерживал не более 15 минут, экономичная скорость была чуть больше 38 узлов в час. В атаке на максимальной скорости шум и вибрация доходили до предельных уровней (мощные двигатели были совсем рядом с рубкой):  заклёпки вылетали из обшивки, лёгкий катер даже на маленькой волне подпрыгивал как необъезженный конь – но скорость, скорость и этим сказано всё: это и успех атаки и защита кораблика. Торпедные катера любили показывать кинодокументалисты: командир, затянутый в кожу, в лётном шлемофоне, стоит, высунувшись по плечи из люка маленькой рубки несущегося в бурунах сигарообразного аппарата с высоко поднятым над волнами носом – какой мальчишка не мечтал оказаться на его месте.

Торпедные катера Г-5

Надо сказать, что в СССР уже в 1939 году был уникальный и даже построенный малой серией в количестве 4-х штук, торпедный катер на воздушной подушке конструкции профессора В.И. Левкова, развивавшей совершенно фантастическую для того времени скорость  в 73 узла — более 135 км в час, для которого не было преград в виде бревенчатых бонов, мин и прочих препятствий в воде. Он спокойно шёл над пологим берегом, преодолевая рвы, заболоченные участки и прибрежный кустарник, а зимой лихо гонял надо льдом Финского залива. В отличие от Г-5, обладал хорошей мореходностью – его почти не качало, а волны до 3-х баллов не были помехой. Стоимость его была почти такая же – двигатели те же, микулинские, по 900 сил, оружие аналогичное, но торпеды бокового сброса. Корпус-катамаран в два раза шире, чем Г-5,  да самолётные кили на корме, потом ещё появились выдвигающиеся вниз рули-крылья для лучшей остойчивости при поворотах. Но, с началом войны эти катера законсервировали, а конструктора направили руководить сборкой десантных планёров.

Теперь вы можете представить, что значит в войну торпедный катер в атаке –  это небольшой кораблик с авиационными моторами, полутора тоннами авиационного бензина в баках и двумя торпедами, несущийся в туче брызг и рёве моторов над волнами навстречу свинцовому шквалу, чтобы сблизившись с противником, нанести ему смертельный удар.  А ещё надо было ухитриться вернуться на свою базу — представляете, что было бы при попадании в этот кораблик? Можно сказать, что служили там отчаянные сорви-головы, настоящие герои, поэтому среди катерников так много Героев Советского Союза и одним из таких отчаянных героев был старший лейтенант Александр Кананадзе.

Старший лейтенант Александр Кананадзе

Сандро (так его называли в семье, а позже – друзья в 1-й бригаде торпедных катеров Черноморского флота). Александр Кананадзе родился в 1916 году на хуторе Романовский (позже — город Кропоткин) в семье железнодорожника и был последним ребёнком и единственным мальчиком (до него родилось шесть девочек). В 1937 году он закончил железнодорожный техникум, а когда пришло время служить в армии, Александр сказал, что мечтает стать лётчиком. Но приём заявлений в лётное училище закончился и ему предложили поступить в военно-морское училище. Море он тоже любил – и согласился. Возможно, что так сбылась его мечта – лететь над волнами, в вихре морской пены и брызг навстречу ветру и опасности. И командир торпедного катера сродни лётчику, недаром командиры носят лётные куртки и лётные шлемофоны в бою – от них требуется то же, что и от пилота – хладнокровие и бесстрашие, мгновенный расчёт ситуации и выбор единственно правильного решения. Весной 1941 года, после окончания училища, молодой офицер был направлен служить в Севастополь, в 1-ю бригаду торпедных катеров, насчитывающую 38 торпедных катеров. Побыв некоторое время стажёром, он стал командиром торпедного катера типа Г-5 с бортовым номером 33, на котором и провоевал всю войну. Чёрное море было удобным театром военных действий для небольших кораблей, в  том числе, для  Г-5, запас хода которых составлял всего 400 миль, соответственно, реальный радиус действия — в 3 раза меньше. Торпедные катера в начале войны привлекали не столько для торпедных атак на корабли врага, сколько для поддержки войск и флота – они наносили удары по портам, охраняли десантные корабли и сами высаживали десант, занимались минными постановками, размещая при этом мины в желобах вместо торпед.  Всем этим приходилось заниматься и экипажу под командованием Александра Кананадзе.

Потери среди катерников были большие: за время войны половина советских торпедных катеров не вернулась в свои базы. Как правило, вместе с кораблем погибал и весь экипаж, исчезая в огненной вспышке: полтонны взрывчатки и полторы тонны бензина в баках делали своё дело, а из защиты на дюралевом судёнышке – только лобовое бронестекло в рубке. Конечно, были раненые при налётах авиации на стоянках, да и не каждая пуля или осколок пробивали бак или приводили к подрыву торпеды, но Кананадзе и его экипаж не только смерть, но и осколки обходили стороной: говорили, что командир — «заговорённый», а значит, не только с ним, но и с экипажем и катером ничего плохого не случится. И это несмотря на то, что Александр Георгиевич участвовал в самых отчаянных операциях, проявляя чудеса храбрости, поэтому экипаж боготворил своего командира и шёл за ним, как говориться, «в огонь и в воду». Но, надо сказать, дело было не только в везении (хотя и без него на войне туго), а в способности мгновенно принять единственно правильное решение и уже после этого действовать.

Старший лейтенант Александр Кананадзе с экипажем

Первый боевой орден Красной Звезды Александр Георгиевич заслужил в 1943 году, уже имея 52 боевых выхода, за набеговую операцию в районе бухты Двуякорная, близ Феодосии, в сентябре 1942 году. Умелыми действиями катерников были потоплены десантные баржи, на которых планировалось высадить немецкий десант на удерживаемый нашими войсками плацдарм. Также в наградном листе отмечена личная храбрость командира катера при минных постановках под огнём противника в июле 1943 году. В том же 1943 году старший лейтенант Кананадзе получил орден Отечественной войны 2-й степени за действия в Новороссийской бухте, где он умело маневрировал, отвлекая огонь береговых огневых точек на себя и, тем самым способствовал успеху высадки десанта. В наградном листе отмечено, что старший лейтенант Кананадзе произвёл успешный торпедный залп по пирсу с укрепленными огневыми точкам противника, а затем привёл повреждённый в атаке катер на базу.

Не раз катер Александра Кананадзе участвовал в схватках с вражескими торпедными катерами, по своему накалу напоминавшими авиационные воздушные бои. Грамотный катерник, маневрируя, ставит командира катера противника в такое положение, где ему трудно стрелять и сам пользуется любым промахом врага, чтобы обстрелять его, помня, что следующий раз в прицеле можешь оказаться ты сам. Тем более, что немецкие «шнелльботы» были крупнее, мореходнее и лучше вооружены (до 4-х автоматических 20-мм пушек и столько же пулемётов). Преимущество наших катеров – лучшая маневренность и более высокая скорость, а слабость вооружения для таких схваток пытались как-то компенсировать, ставя второй спаренный пулемёт ДА, крупнокалиберный пулемёт ДШК, или даже авиационную 20-мм пушку ШВАК на кормовую турель. Всего же, по некоторым данным, черноморские торпедные катера в ходе таких «авиационных» боев не потопили ни один немецкий торпедный катер типа «Люрсен», но главное они делали – сковывали противника и не давали ему напасть на охраняемые ими наши корабли.

В апреле 1944 года старший лейтенант Александр Кананадзе был командиром звена из 3-х катеров, когда ему поступил приказ не допустить эвакуации элитных боевых подразделений гитлеровцев в Румынию. К этому времени старший лейтенант Кананадзе был опытным катерником, совершил около 100 боевых выходов, успешно участвовал в Камыш-Бурунской операции. В ночь на 28 апреля 1944 года звену Александра Кананадзе предстояла нелёгкая задача: конвой шёл ночью, с потушенными огнями и наша авиация ничего сделать не могла, к тому же конвой двигался вдоль берега и мог рассчитывать на помощь береговых батарей. Атаковать приходилось на выходе из Севастопольской бухты – потом вражеские корабли могли уйти в темноту, а гоняться за конвоем по морю – на это торпедные катера не рассчитаны. В составе конвоя с сильным охранением было два больших транспорта. Самый большой – в 5000 тонн водоизмещения. Охрана осуществлялась 8-ю катерами-охотниками и торпедными катерами, впереди шёл тральщик, да и на транспортах были орудия. Чтобы сблизиться с ними на дистанцию 200-300 м, торпедным катерам нужно было преодолеть сопротивление кораблей охранения и выйти для атаки на курсовых углах 60-100°. Только такие малые дистанции и большие курсовые углы торпедного залпа обеспечивали наибольшую вероятность поражения цели. Катера на максимальном ходу атаковали конвой, катер Кананадзе проскочил позади тральщика и оказался очень близко от транспорта. Однако при этом угол атаки оказался слишком острым, и, для успешного торпедного залпа, надо было маневрировать и встать под практически прямым углом к борту. Катер оказался между правым бортом транспорта и катерами боевого охранения на стороне береговых батарей противника. Видимо, противник потерял катер из виду, поэтому Александр Кананадзе хладнокровно отошёл на дистанцию залпа и катер выпустил залпом обе торпеды, после чего отвернул в сторону и присоединился к своим. Два взрыва слились в один – получив огромную пробоину, 5000-тонный транспорт быстро погрузился в воду. Катера были обнаружены и по ним открыли шквальный огонь. На берегу тоже всполошились, включили прожектора, береговые батареи изготовились к стрельбе… Катер лейтенанта Лесова прошёл вдоль конвоя, намереваясь атаковать второй транспорт, но был освещён прожекторами и по нему сосредоточился весь огонь противника. После попадания снаряда катер лейтенанта Лесова взорвался, но третий катер лейтенанта Петрова завершил атаку, подорвав второй транспорт двумя торпедами. За этот бой Александр Кананадзе был представлен к званию Героя Советского Союза, но наградили его уже в 1945 году, накануне Победы. Всего этого звания было удостоено ещё 12 катерников…

Низкий поклон этим людям, не думавшим о тактико-технических характеристиках своих катеров, уступавших противнику. Они просто воевали на них, били врага и отдавали свои жизни ради Победы!

Капитан 1-го ранга А.Г. Кананадзе (5.11.1916-25.10.1999)

Судьба оказалась милостива к Александру Георгиевичу Кананадзе. Он закончил войну командиром дивизиона катеров, потом закончил Академию. Командовал соединением торпедных и ракетных катеров тихоокеанского флота, был военным советником в Египте.

В запас Александр Кананадзе ушёл капитаном 1-го ранга с 8-ю боевыми орденами и Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Анатолий Подшивалов
В статье использованы материалы семейного архива,
любезно предоставленные сыном и внуком Александра Кананадзе

 

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы