Мы просто воспроизводим образ противника

in Интервью/Историческая реконструкция 2380 views

Последние годы общаясь с историками-реконструкторами и размещая материалы об их увлечениях, мы всегда обходили стороной тех из них, кто изучает историю Германии 1933-1945 годов. Вызвано достаточно однозначным отношением к тем историческим событиям, которые в те годы происходили: фашисты — это фашисты, это — враг, это — противник. При этом много было написано про французов периода Наполеоновских войск — они тоже противник, но достаточно далеко отошедший в историю и уже потерявший прямую негативную связь, заменяющуюся историей, культурологией, эстетикой, модой и т.д. Однако, вооружённые подразделения Германии до 1945 годов — тоже должны быть понимаемы с позиций истории, эстетики, философии и т.д. без вхождения в вопросы политики и их участия в войнах до 1945 года. Сложно? Да. И нам тоже это понять сложно.

Но мы имеем дело, прежде всего, со специалистами историками-реконструкторами, изучающими серьёзного врага, а не пропагандистами свойственных врагу теорий. Хотя, как пишут в комментариях под изображениями этих реконструкторов: «Видя вас рука непроизвольно начинает искать автомат…». А кто-то пишет, что нужно просто запретить подобную реконструкцию, как вредную.

Зачем нужен визуализированный враг? Собственно, без него не получится полной реконструкции боевых действий, которые сегодня так популярны. Советские войска сражались с серьёзным противником и этот противник должен быть показан на мероприятиях реконструкторов, чтобы мероприятия состоялись, а то получится… парад.

И конечно, специалисты-реконструкторы регулярно привлекаются киногруппами для участия в съёмках и воссоздании исторических событий.

Важно понимать, что историческая реконструкция помогает понять всю силу армий-победителей и облик участников тех событий. А нам представить то, как выглядели противники в Отечественной войне, помогут работы фотографа Андрея Лобанова. И обратите внимание, как преображаются лица участников реконструкций вне зависимости от того чью сторону они представляют.

Главный редактор Алексей Сидельников

По просьбе журнала SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ Елена Романкова (Е.Р.) взяла интервью у Георгия Сазонова (Г.С.), руководителя ВИК «Sturmbrigade Charlemagne» (Штурмбригада Шарлемань).


Советские бойцы и командиры

Мир тесен, а случайных встреч в нем не бывает. Судьба свела меня с историком-реконструктором Георгием Сазоновым, который воссоздаёт форму и одежду нескольких исторических периодов и не собирается останавливаться на достигнутом. Его история интересна тем, что попал он в эту среду еще ребёнком и в свои двадцать три года «горит» идеей изучения формы и погружения в эпохи в полном смысле этого слова. Это увлечение занимает практически все его свободное время.

Современная молодежь часто мучается  вопросом: чем заняться? Они как правило не глубоко знают историю своей страны. Реконструкция – это место, где каждый человек может реализоваться как личность и найти наиболее интересное для него направление. Кто-то, «попрыгав по эпохам», останавливается на одной, другие выбирают несколько наиболее близких им по духу. И тут встает вопрос: чью сторону принять — союзников или врагов? Что движет людьми, когда они восстанавливают, например, форму СС? Мы спросим об этом героя нашего интервью.

Справа Георгий Сазонов, руководитель ВИК «Sturmbrigade Charlemagne» (Штурмбригада Шарлемань)

Е.Р.: Как давно вы принимаете участие в Фестивале «Москва за нами»,  и как вы попали сюда в первый раз?

Г.С.: Насколько мне известно, военно-исторический фестиваль «Москва за нами» — это первый исторический фестиваль по Великой Отечественной войне в нашей стране, который берет свое начало еще с 1990-х годов. По требованиям организации очень долгое время на него не допускали клубы, реконструирующие Waffen-SS, поэтому как реконструктор этого рода войск я не мог принимать участия в данном мероприятии.

Первый раз мне удалось сюда попасть только в 2015 году в составе клуба «Цитадель», который реконструирует подразделение военной полиции Вермахта. На сегодняшний день я являюсь руководителем собственного клуба.

Наш клуб называется ВИК «Sturmbrigade Charlemagne» (Штурмбригада Шарлемань) официально зарегистрирован на форуме «Livinghistory» в этом году, хотя нашему объединению уже больше двух лет.

В рамках клуба на данный момент мы реконструируем 4 подразделения:

— 1-я рота разведывательного батальона дивизии СС «Дас Райх»;

— 3-я рота 21-го мотострелкового полка СС 10-й дивизии СС «Фрундсберг»;

— 3-я рота 57-го ваффен-гренадерского полка СС  33-й дивизии СС «Шарлемань» (французская №1);

— Отделение военной полиции СС дивизии СС «Дас Райх».

У каждого подразделения своя история и свои особенности. Основной акцент делается на дивизию «Шарлемань», так как мы единственные в России, кто реконструирует это подразделение на уровне клуба.

Е.Р.: Георгий, как вы пришли к мысли о реконструкции подразделения СС?

Г.С.: В подростковом возрасте я начал досконально изучать немецкую униформу и её эстетическую составляющую. Это оказалось очень непросто, но очень интересно. В результате оказалось, что понять внешний вид униформы можно, но не всё получалось понять теоретически и многие предметы формы удалось осмыслить только при их использовании, влившись в ряды историков-реконструкторов.

Е.Р.: А кто разработал немецкую униформу и зачем её сейчас вообще изучать? 

Г.С.: Модельеров было не мало. Но для войск СС форму и эмблему разрабатывал талантливый художник Карл Дибич, а при создании окончательного варианта с ним сотрудничал дизайнер и модельер формы СС Вальтер Хек [дополнительно следует вспомнить ещё одно имя: Хуго Фердинанд Босс прим. ред.].

Воссоздание аутентичной формы и снаряжения — задача не только реконструкторов, но и художников по костюмам, работающих над фильмами о Второй мировой войне, именно от их знаний зависит как зритель будет воспринимать картину. А вы и сами знаете, сколько ошибок в костюмах героев фильмов и как нещадно критика специалистов-историков к этим ошибкам относится.

Советские мотоциклисты. А вот регулировщик, как и в жизни, враг
Германская и советская техника

Е.Р.: Что испытывают реконструкторы, погружаясь в сражение?

Г.С.: На самом деле, это не так просто понять со стороны. Огромнейший выброс адреналина! Как будто сам организм понимает, что попал на войну и способствует его выработке. Помню как-то порвал связки на ноге во время боя, но сам того не замечая, смог отвоевать всю реконструкцию и только потом заметил, что болит нога. И таких примеров много. Мы надеваем форму, чтобы прожить в ней несколько дней, войти в роль и почувствовать эпоху, момент, а может даже миг, возможно  прочитать мысли человека Второй мировой войны. К тому же сражение для зрителей — это только вершина айсберга. Для того, чтобы держать себя в тонусе, многие клубы занимаются тактикой: марш-броски с боевыми задачами, строевая подготовка, жизнь в условиях и по законам военного времени. Ночь под дождём в окопах, а вылезти нельзя, иначе есть большая вероятность попасть в плен.

Е.Р.: У Вас возникали трудности при подаче заявки на мероприятие?

Г.С.: В этом году было разрешено подавать заявки всем желающим клубам, но принимали их только от тех, кого хотели видеть  на мероприятии. Возможно, это правильно, поскольку позволило не допускать клубы с сомнительной репутацией. Но не стоит разделять допуск по немецкой стороне на Вермахт и СС. Если с Вермахтом по допуску всё было хорошо, но за допуск СС отвечал отдельный человек, который разделял клубы на тех, «кого хочу видеть, и тех, кого не хочу видеть». На мой взгляд, он показывает, таким образом свои личные амбиции и претензии, и выглядит это как возвышение за счёт других. В итоге изначально к конкретным клубам были выдвинуты требования, никак не подтверждённые исторически, но с их помощью «ненужные» клубы были отсеяны. Хотя эти требования на самом мероприятии не были соблюдены человеком, которые их выдвигал. Я думаю, что такими действиями возмущён не только я.

Советский пулемётный расчёт
Германский самолёт

Е.Р.: Какое сражение реконструируется и какие подразделения на самом деле в нём участвовали?

Г.С.: «Москва за нами» — фестиваль, который реконструирует события на Можайской линии обороны 12-18 октября 1941 года. События развивались  непосредственно на Бородинском поле. Со стороны Красной армии в сражении участвовала 32-я стрелковая дивизия под командованием Виктора Полосухина. Немцы же бросили на этот рубеж 10-ю танковую и моторизованную дивизию СС «Рейх», так же были задействованы в этих боях несколько дивизий Вермахта. Несмотря на то, что немцам удалось войти в Можайск, была достигнута важная цель — задержка врага, что позволило подтянуть свежие резервы на новые оборонительные рубежи.

Мы просто воспроизводим образ

Е.Р.: Как вы считаете, перенос места для проведения исторической реконструкции в этом году положительно повлиял на эстетические качества сражения?

Г.С.: Перенос места проведения реконструкции сыграл больше негативно. Из-за пересечённой местности зрителям были не видны некоторые сцены сражения, практически вся немецкая тяжёлая техника передвигалась в далеке, кульминация сражения —  захват деревни, — вызвал у зрителей ажиотаж и толпа побежала с холма вниз, собственно туда, где было лучше видно. Хотелось бы большего внимания сценаристов к  технике, ведь люди собирающие и восстанавливающие её стремятся в первую очередь к  передаче исторической точности и для них важно, чтобы она вызывала отклик у зрителей. Я не хочу никого обидеть, но мне кажется зрителям удобнее смотреть такое сражения на плац-театре. Что касается лагеря реконструкторов, то он был прекрасно оборудован для проживания, но он не «работал», интерактивные площадки интереснее смотрелись бы внутри, атмосфера располагает!

Е.Р.: Какие пути развития вы видите для себя и своего клуба?

Г.С.: В нашем клубе мы занимаемся реконструкцией 4-х разных подразделений Waffen-SS, в том числе и того, которое сражалось непосредственно на Бородино. Идеальным развитием для нас было бы привлечение в наши ряды новых членов команды таких же увлечённых как и мы, а появление собственной техники стало бы подарком судьбы.

Войска СС воспринимаются людьми по-разному. Кто-то реагирует крайне отрицательно, и это понятно, кто-то даже не отличает нас от Вермахта, присутствует и нейтральная позиция. Но никогда нельзя забывать о том, что

мы просто воспроизводим образ противника

И сделать это гораздо сложнее, чем реконструировать образ солдата Красной армии. Для меня каждый человек из моего клуба как член семьи, я надеюсь, все видят моё отношение и относятся ко мне соответствующим образом. В дальнейшем я продолжу заниматься продвижением клуба, хотелось бы не видеть осуждения в глазах окружающих, ведь мы — это не они, мы всего лишь их изучаем!

Реконструкция —  это ни на что не похожий, увлекательный мир! И я не знаю где бы сейчас был без неё.

Младший лейтенант государственной безопасности (кажется, это не руконструктор…)
Мы просто воспроизводим образ
Мы просто воспроизводим образ

По просьбе журнала SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ
Елена Романкова (Е.Р.) взяла интервью у Георгия Сазонова (Г.С.),
руководителя ВИК «Sturmbrigade Charlemagne» (Штурмбригада Шарлемань)
Фотографии реконструкторов разных объединений - Андрей Лобанов

Стрельцы и австрийцы на Крутицком подворье

_________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Стиль и стильность

Наш разговор и размышления о стиле и стильности, довольно свободные с привлечением собственных
Перейти К началу страницы