Музей-заповедник «Московский Кремль», Международная научная конференция, посвящённая 250-летию учреждения ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия

К вопросу о подлинности наградных знаков

in Фалеристика 2950 views

В последнее время при рассмотрении вопросов об особо редких предметах фалеристики оценки провенанса и оригинальности часто не совпадают. На прошлой неделе вопрос о подлинности наград обсуждался на Международной научной конференции в Музее-заповеднике «Московский Кремль», посвящённой 250-летию учреждения ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, на которой присутствовал ряд ведущих специалистов в области наградных систем мира.

Главный редактор
Алексей Сидельников

К вопросу о подлинности наградных знаков, способах её установления и доверии к источникам

В одной из предыдущих заметок мы уже обращались к теме установления подлинности предметов на фалеристическом рынке. С возрастанием искусства подделки, качества этих подделок и их количества, вопрос экспертизы становится на первый план. Поэтому многие коллекционеры стремятся к изучению вопросов установления подлинности инструментальным путем. Не в меньшей степени важны также вопросы искусствоведческой экспертизы и, как мне кажется, в наибольшей степени —  установления провенанса. Сегодня, не претендуя на полноту и глубину разработки темы, мы обсудим несколько наиболее часто встречающихся типов обстоятельств, препятствующих установлению подлинности.

О подлинных «копиях» и поддельных «оригиналах»

Проблемы доверия к каталожным описаниям предметов

Довольно важным корпусом обстоятельств возникновения и бытования предметов на фалеристическом рынке является их описание при публичных продажах. И здесь мы сталкиваемся с важнейшим феноменом, связанным с противоречием интересов дилера. Человек, как правило, увлеченный фалеристикой, он должен быть заинтересован в установлении истины относительно подлинности предмета. Но в действительности часто случается, что его бизнес-интерес превалирует над интересом исследователя. Далее мы приведём некоторые примеры.

Простейшая ситуация: чаще всего, в особенности на аукционах не очень высокого уровня, люди пытаются выдать подделки за подлинники. Довольно часто встречается способ создания провенанса для подделок, когда предмет проходит серию публичных продаж, но в действительности настоящего перехода прав собственности не осуществляется. После того, как предмет проходит несколько раз на аукционах (иногда этот процесс занимает годы), появляется некий искусственно подготовленный провенанс. Неопытный покупатель может счесть прохождение предмета, с якобы проведенной экспертизой высокого уровня, по нескольким аукционам и иным продажам в качестве достаточного основания, для того, чтобы принять предмет за подлинный.

Не редко коллекционерам, в том числе присутствующим на рынке дольше, чем автор, приходится сталкиваться с любопытными ситуациями, когда довольно известные аукционные дома (по очевидным причинам мы не можем их называть публично), выставляют абсолютно подлинные вещи в качестве копий. Это может быть связано с несколькими обстоятельствами.

В первую очередь, такие ситуации возникают в случае, когда продаются знаки, которые после смерти кавалера однозначно подлежат возвращению выдавшему их государству. Это относится ко всем официально неисключённым из орденского обихода (см. ниже) капитульным знакам высших британских орденов, например. Исключительно жёстко следят за возвращением по смерти кавалеров знаков своих высших орденов скандинавские страны. Известны ситуации, когда после отказа в возвращении орденских знаков, в том числе цепей, из соответствующей страны отзывался посол, и дипломатические отношения поддерживались на уровне поверенных в делах, до того момента, как эти цепи или другие знаки не были возвращены выдавшему их государству.

Но обстоятельства могут быть существенно серьёзнее. Вспомним историю, которая уже была рассказана на страницах данного портала, связанную с Королевской Викторианской Цепью, вручённой в 1904 году Императору Николаю II. Эта цепь продавалась в послевоенное время публично по меньшей мере три раза, и каждый раз она атрибутировалась, как принадлежавшая хедиву Судана и Египта Аббасу II. После установления реального имени награждённого, сложности в осознании причин такой «атрибуции», конечно, не возникает. Аббас II в 1915 году, как оттоманский подданный, вместе с германскими и австрийскими подданными, с оружием в руках воевавшими против Британии, был лишён наград Соединенного Королевства. Вместе с правами награждённого, он автоматически освобождался и от обязанностей, в т.ч. знаки его наград перестали подлежать возврату Британской Короне. Таким образом, публичная продажа этих знаков не грозила их арестом и возвращением Короне.

Николай II не только не был лишён британских наград, но и в ходе Великой войны был награждён Большим Крестом Ордена Бани Военного дивизиона, причём недавние открытия ответственного сотрудника Королевской Коллекции Стивена Паттерсона и д.и.н., выдающегося отечественного исследователя Л.М. Гавриловой свидетельствуют о том, что императору и Верховному Главнокомандующему, единственному в истории россиянину-фельдмаршалу британской армии, знаки Ордена Бани были вручены (их судьба неизвестна).

Королевская Викторианская Цепь российского императора, увы, разделила судьбу многих других выдающихся дворцовых предметов — была продана через систему Гохран в 20-х годах. В случае, если бы при последующих продажах за пределами СССР этот предмет был бы идентифицирован, как Цепь, принадлежавшая Николаю II, он должен был быть немедленно арестован и возвращен Британской Короне. В результате, Цепь при нескольких последовательных продажах была приписана аукционными домами (самыми выдающимися, заметим) Аббасу II, в результате чего на нее не налагался арест и она была легально вывезена за пределы Соединенного Королевства.

Описанный пример продажи, причём многократной, ведущими дилерами редчайшего и весьма дорогого знака, с выдаваемым за реальный провенансом — весьма важный урок для любого коллекционера! При этом подлинность  самого предмета, безусловно, не вызывает никаких вопросов. A propo, недобросовестность дилеров начиная со второй продажи совершенно не очевидна — они основывались на неопровергнутой ранней публичной информации.

Важно отметить, что зачастую доказательства добросовестного приобретения бывает достаточно для того, чтобы на территории тех или иных стран, в зависимости от национального законодательства, у добросовестных приобретателей такие знаки не изымались.

Итак, абсолютно подлинные знаки могут осознанно выдаваться за также подлинные, но принадлежавшие другому человеку.

Учитывая интерес к коллекционированию британских наград, мне приходилось встречать цепи Ордена Подвязки, выдававшиеся за подлинные, и принадлежавшие, якобы, тому или иному из германских принцев, также лишённых британских наград в ходе Первой мировой войны. По меньшей мере одна из них была изготовлена выдающимся «мастером» своего дела. Осуждённый в Европе за мошенничество в 1970-е годы, изготовитель подделок для создания своей цепи Ордена Подвязки (о чём мне стало известно через значительное время после предложений о покупке) приобрёл достаточное количество соверенов года выпуска, соответствовавшего тому, «под который» он пытался выдать свое произведение. Более того, им было приобретено и множество предметов бижутерии необходимого времени изготовления, эмаль с которых была также использована при изготовлении подделки (моих технических знаний недостаточно для корректного описания процесса изготовления). В результате, спектральный анализ показывал соответствие материалов изготовления заведомо подлинным экземплярам. Лишь кропотливый искусствоведческий анализ позволил определить неточность мошенника — в тот год, под который он пытался мимикрировать, выполненные в виде тюдоровских роз элементы цепи имели иную окраску. Однако, носителями такой информации  (весьма узкой и относящейся в концу XIX века!) являются, как правило, только единичные сотрудники капитула и Королевской Коллекции! Тем занимательнее было следить за дальнейшими приключениями данного предмета и попыткам его продажи! Полноты ради, стоит упомянуть, что столь вожделенный для любого коллекционера предмет вообще не был публично продан, хотя и выставлялся на аукционах весьма известными дилерами — видимо, и другие коллекционеры определили предмет в качестве поддельного или просто знали историю его создания. Понятно, что знания, полученные в частных беседах с давно присутствующими на рынке коллегами, коллекционерами и дилерами, позволяют значительно расширить свой кругозор и просто напитаться важными фактами, которые никогда не будут приведены публично,  как про собственно предметы, так и про обстоятельства жизнедеятельности рынка (как, например, описанный случай с подделкой цепи Ордена Подвязки).

Подлинные «подделки»

Ещё одна часто случающаяся на рынке ситуация связана с наследниками коллекционеров, которые не всегда могут оценить правильно те предметы, которые достались им в руки. Такие наследники приносят полученные ими сокровища, в которых они не очень хорошо разбираются, в аукционный дом, и дальше не слишком разборчивые сотрудники или руководитель такого заведения заявляют владельцам, что предметы являются копиями. Затем их выставляют с соответствующей атрибуцией в каталоге на аукцион. Огромное количество коллекционеров, а в особенности инвесторов, не готовы приобретать предметы со столь испорченном провенансом. И тогда эти предметы выкупают сами владельцы аукционных домов, как правило, по начальной цене, отдавая бывшим владельцам ничтожные деньги. А через некоторое время, тем или иным путём легализуют предметы и продают уже за их реальную стоимость. Таких примеров известно достаточно много, о некоторых было рассказано на страницах портала. К сожалению, даже весьма известные аукционные дома замечены в подобного рода махинациях.

«Искусство» подделки

Ещё один важнейший пласт вопросов, связанных с определением подлинности предметов фалеристики — выдающиеся по качеству подделки. В Европе долгое время был хорошо известен неоднократно разоблачённый и несколько раз привлекавшийся к уголовной ответственности выдающийся (но так и не осуждённый) мастер подделки, обозначим которого первой буквой фамилии – «Б.». Его фантастические фальшивки, порой лучшие по уровню изготовления, нежели оригиналы, встречаются относительно часто на рынке, когда речь идет о знаках уникальных по редкости наград.

В силу того, что «Б.» женился в своё время (это был не единственный его брак) на наследнице одного из известнейших поставщиков европейских дворов XIX — начала XX веков, в его руки попало значительное количество  оригинальных «запасных частей» наградных знаков производства первых двадцати лет XX века, и даже более ранних, и не переданных в соответствующее время заказчикам в силу падения монархий в ряде стран, и которые Б. нередко использовал в своих «работах». В результате, экспертиза в отношении предметов, которые он изготавливал с помощью этих, условно говоря, «запасных частей», весьма затруднена. Но самое поразительное вот что: когда Б. умер (это было относительно не так давно), его наследники для того, чтобы не иметь угрозы уголовного преследования, передали все предметы, которые находились в его руках, в несколько довольно известных аукционных домов для продажи. И все эти предметы были выставлены на продажу и указаны в каталогах в качестве копий!

Следует отметить, что «Б.» наладил своё «производство» сначала в Европе, а потом, в связи с уголовным преследованием, перевёл его в одну из азиатских стран. Но важная деталь: когда человек изготовляет копии столь высокого класса, как правило, он делает их не по фотографиям (хотя какие-то он, по-видимому, создавал, основываясь на изображениях). Как бы то ни было, в руках у Б. были и некоторые подлинники, служившие ему образцами, которые в результате по его кончине были проданы в качестве копий, сделанных им же. Эти продажи также активно обсуждались среди дилеров и коллекционеров, знакомых с ситуацией, в том числе, в смысле выявления подлинников среди выставленного на продажу корпуса предметов.

В кругу старых европейских коллекционеров, которые, время от времени, собираются вместе с основными руководителями наградных систем и хранителями музейных и королевских коллекций на знаменитые европейские фалеристические конференции, рассказы об этом человеке являются постоянным приятным времяпрепровождением. Эти рассказы сопровождают меня всю мою коллекционерскую жизнь, а некоторые предметы его изготовления доводилось видеть и даже держать в руках, и на мой взгляд, они действительно являются вершиной ювелирного искусства. Работы Б. по-прежнему составляют серьёзную часть подделок, имеющихся на рынке.

«Фантазийные» предметы

Есть ещё любопытная категория предметов, с которой приходилось не раз сталкивался многим коллекционерам – это предметы, которые некоторые специалисты, в силу отсутствия необходимых знаний и не имея сведений о том, что награждения этими предметами в действительности производились, воспринимают как фантазийные, или считают подделками невысокого исторического уровня.

К таким предметам можно отнести, к примеру, знаки Ордена Святого Стефана Большого Креста с военной декорацией и мечами, которые, как известно, не были даже установлены для этого ордена. Некоторые дилеры и коллекционеры, основываясь на официальных Статутах Ордена, однозначно отвергают возможность существования  его знаков с военной декорацией и мечами. Но достаточно посмотреть на фотографические портреты фельдмаршала эрцгерцога Иосифа Августа (его иконография весьма обширна), сделанные после Первой мировой войны (а он надолго пережил и Вторую), чтобы увидеть такие знаки на его груди (речь идет только о звезде. Знак на орденской цепи он носил без усилений). Назначенный императором Карлом I регентом Венгрии (Карл не отрёкся от престола, но лишь «отстранился от управления империей»), ещё при жизни эрцгерцог Иосиф Август получал упреки в том, что носит знаки несуществующей награды, на что он отвечал, что получил их из рук легитимного главы государства и суверена Ордена. Более того, относительно недавно появились сообщения о том, что и сам император оставил свидетельства о том, что он планировал учреждение усилений для знаков Ордена Св. Стефана и одно вручение знаков с такими неучреждёнными формально усилениями уже произвёл (строгости ради, следует отметить, что мне неизвестны факсимильные воспроизведения данных свидетельств). В любом случае, такие знаки были изготовлены, и носились человеком, неоднократно замещавшим пост главы государства. Таким образом, их реальное существование очевидно. Далее споры уже могут идти об атрибуции конкретного знака, но не о факте их существования.

Таким образом, мы видим, что существует несколько типов предметов, условно говоря, несоответствующих своим описаниям в аукционных каталогах или иных подобного рода публичных оценках:

  • подлинные предметы, которые выдаются за также настоящие, но вручённые другим кавалерам, с целью, чтобы официальные структуры, которые ответственны за их розыск и возвращение выдавшему их двору или государству, не могли бы их опознать и арестовать;
  • подлинные предметы, выдаваемые за поддельные с целью выкупа их у текущих владельцев, не знающих их реальной ценности, по заниженной стоимости;
  • копии, в том числе заказанные самими кавалерами, иногда у тех же самых производителей, которые изготовляли их для капитулов;
  • предметы, которые специалисты ошибочно воспринимают в качестве фантазийных, считая их подделками невысокого исторического уровня;
  • наконец, это собственно подделки, разными путями попадающие на рынок. Иногда их продажи являются вполне добросовестными. в том смысле, что продавец уверен в подлинности предмета.

В результате, важнейшим обстоятельством, по которому можно установить подлинность предмета, является, конечно же, провенанс, прослеженный вплоть до семьи кавалера. Как и в других областях коллекционирования, наградные знаки с подтверждённым провенансом всегда ценятся намного дороже. Однако, и здесь появляется множество вопросов, которые мы обсудим в одной из следующих заметок.

Андрей Хазин,
академик РАХ

К 250-летию учреждения ордена Святого Георгия

Оригиналы и копии в фалеристике

Подделки – головная боль коллекционеров

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы