Илья Туровский об исторической реконструкции

in Интервью 382 views

Офицер 5-го Кирасирского полка Великой армии Франции Илья Туровский о руконструкторах и реконструкции.

Говорить о том, что бывают интересные встречи можно. Но знакомство с Ильёй Туровским — это знакомство с особенным человеком, к которому я отношусь с огромным уважением. Состоялось знакомство в 2016-м году. А недавно встречались на фестивале «Времена и Эпохи» в Москве на Страстном бульваре.

С уважением
Главный редактор «SAMMLUNG/Коллекция»
Сидельников Алексей


А.С.: Илья, приветствую и благодарю за найденное время. Расскажите как начали путь реконструктора и можно чуть подробнее о Вашем клубе «5 кирасирский полк Великой Армии»,  об идее его создания, воплощении, много ли участников.

И.Т.: Как и многие мои коллеги по увлечению, в детстве я смотрел фильмы «Эскадрон гусар летучих», «Гусарская баллада» и представлял себя гусаром, который красиво скачет на лошади в эффектном мундире.

Потом появилось хобби красить солдатиков, но тут надо было уже разбираться, а кто это, что за фигурка и как её красить. Я стал искать литературу в школьной библиотеке, потом в районной, но информации все равно не хватало. Через несколько лет, в 1997 году судьба свела меня с одним из родоначальников реконструкции кавалерии в России, Сергеем Григорьевичем Улановичем. Этот увлеченный человек приехал ко мне домой и показал литературу, солдатиков, объяснил, как и что называется и как правильно красить, потом он достал видеокассету и предложил посмотреть фильм о Литовских уланах. Конечно, фильм мне очень понравился и Сергей Григорьевич предложил мне заняться реконструкцией. Мой первый полк был Литовский уланский полк русской армии. Раньше чтобы стать рядовым в таком полку, надо было сдать четыре экзамена (строевая, верховая, фехтование, история), тебе давался «дядька», который помогал тебе и подсказывал, учил и наставлял. Так ты готовился к экзаменам. Получалось не сразу, но тут была хитрость, например, на строевую подготовку можно было не тратить много времени, уланы пешком редко ходят, а вот верховую надо было знать прекрасно. Экзамены принимала комиссия, и я очень волновался, что не смогу их сдать. На сдачу экзаменов и подготовку экипировки отводился год. Вот за год надо было сделать минимальный комплект улана и выучить всё.

Мне повезло, я тогда стал работать на конной базе «Аванпост» и верховую (самый сложный экзамен) сдал легко, плюс легко сдал фехтование. И это меня чуть было не сгубило, я очень расслабился и последний экзамен по истории решил сдать быстро (благо уже тогда читал много по интересующим меня темам).

Но экзамен тот был не только по истории полка, а еще и на знание устава. И когда меня стали спрашивать про устав, я «поплыл»… Комиссия уже хотела меня отправить на «переэкзаменовку», но выручил один из членов комиссии — Сергей Григорьев, который знал мое увлечение Бородинским сражением, он и спросил в качестве последнего вопроса об этой битве… Тут я понял, что могу выплыть и воспользовался этим шансом. Комиссия зачла мне этот экзамен с поправкой, что я выучу устав.
Только после сдачи всех экзаменов ты мог называться уланом, после сдачи пятого (дополнительного) на умение владение пикой, ты мог получить звание «товарищ».

Через несколько лет захотелось сделать что ещё, показать противника, с кем воевали наши предки, ведь в то время армии Наполеона была самой сильной армией в мире.

Захотелось представить один из полков армии Наполеона, которого мы смогли победить.

Так как выбор кавалерийских подразделений был не велик, он пал на молодой в то время клуб «5 кирасирский полк Великой Армии». «Железные люди Императора», как их называли в наполеоновскую эпоху. Изучение истории полка и новые материалы позволили сделать великолепную форму и амуницию тяжелого кавалериста. Не все было просто, были и ошибки, но мы переделывали, если находили новую информацию. Очень помогла специальная литература, уже появились статьи наших историков, например работы Павла Геннадьевича Алёхина. Он поделился всей информацией, которая у него была, включая не только различные каталоги и фотографии родных вещей из музеев, но и переводы таблиц Риго, Руссело и т.д. Это позволило сделать большой шаг в изучении мундиров и амуниции. Потом мы смогли познакомиться с другими историками как в России , так в Европе и Америке, которые тоже стали нам помогать и обеспечивать дополнительной информацией.
Сейчас клуб насчитывает около 30 человек, это не только строевые чины, это еще и маркитантки и мастеровые люди. Люди, которым интересна история, которые готовы изучать и применять её.

Я понимаю, что это не предел и в клуб приходят новые люди, каждый может найти себе по душе место в лагере. Это может быть место в строю или за наковальней в кузне. Главное, чтобы ему это было по душе.

И конечно главное в клубе, это дружеская атмосфера, радость общение. Ведь ты проводишь много времени с этими людьми и тебе должно быть комфортно, удобно и уютно. Это очень важно.

А.С.: Вы представляете французские части. Одна из задач Вашего клуба — участие в военно-исторических мероприятиях. Чему посвящены такие встречи (фестивали?) у нас и за рубежом? Они регулярные или приглашения принять в них участие достаточно внезапны?

И.Т.: Обычно все фестивали стараются посвятить какому-либо историческому сражению, но есть и исключения, например «Стойкий Оловянный Солдатик», который традиционно проводится в последние выходные мая. Он посвящён окончанию школьных занятий.

Большинство фестивалей регулярны и всегда можно заранее подумать, на каких фестивалях может участвовать клуб и куда интересно съездить. Каждый год приходит множество приглашений на фестивали. На всех побывать просто невозможно, поэтому мы стараемся выбрать 4-5 фестивалей в год, куда можно поехать и поучаствовать.

За рубежом тоже проводится огромное количество фестивалей, ездить, конечно же, невозможно на все (это просто надо там жить), но мы стараемся ездить на один-два фестиваля в год. Это всегда событие и всегда занятное. Важно не просто поехать, но и попасть в интересные места и города, посмотреть новые музеи и замки. Каждый фестиваль — всегда что-то новое.

А.С.: Как происходят поездки на фестивали за границу? Не могу представить, что это легко: амуниция, вооружение и т.п., гостиницы, границы, таможни, полиция… Бывают сложности?

И.Т.: Надо сказать сразу, что за многие годы поездок в Европу, наш клуб превратился в такой «международный кирасирский полк», если на какое-то мероприятие приезжают кирасиры из разных стран, мы живём вместе одни лагерем, одним распорядком и одним столом. Это позволяет нам сделать пребывание в любой стране мира очень и очень комфортным, да и познавательным, приезжая в другие страны мы можем жить у кирасир дома, а не в гостинице, нам показывают города и страны: не с туристической стороны, а изнутри, мы можем попробовать местную кухню. Кстати чаще всего самое «вкусное и интересное» тебе показывает кто-то из местных кирасир, это и понятно, человек живет в этой стране и в этом городе, и знает всё. Поскольку кирасир Наполеона немало в разных странах, получается очень забавно, когда разные кирасиры помогают друг другу. Например, французские кирасиры из России везут палатку для французских кирасир из Америки на фестиваль Ватерлоо в Бельгию. В ответ они нам по утрам варили кофе из зерна собственной обжарки, а бельгийские кирасиры привозил вкусные булочки из своей булочной. Это реально было.

Конечно такая дружба, как говорят наши европейские друзья, «одна семья», не может быть без взаимного уважения.

Когда у полка такое мощное лобби в Европе, многие поездки становятся проще и удобнее, мы можем получать и нужное нам приглашение, что позволяет оформить бесплатную годовую Шенгенскую мультивизу, и если мы летим самолётом — не брать палатки и спальник. Хотя иногда бывают смешные истории по этому поводу. Например, когда мы летали на Ватерлоо в 2014 году, вахмистру 7 кирасирского полка (он служит в Бельгийской армии в десанте) пришла смс, «русские приземлились», он пошёл в свою часть и попросил своего сержанта для нас спальники и пенки. Примерные слова были такие «В Бельгии русские приземлились, мне бы им дать спальники», но сержант понял по-своему: в стране произошла высадка русских войск. И он отвечает: «А что мы должны встречать русскую армии спальниками»???

Граница и таможня проходятся легко, если ты оформляешь нужные бумаги и можешь спокойно объяснить, кто ты и что хочешь делать в этой стране. Конечно, бывают забавные случаи. При проходе паспортного контроля в Бельгии у одного из кирасир выпала наклейка с эмблемой 7 кирасирского полка, там офицер паспортного контроля, когда увидел наклейку, спросил, кто мы и откуда? Узнав, что были на фестивале Ватерлоо и летим домой, ответил, что он тоже реконструктор из 2 драгунского полка и не смог из-за службы побывать в этом году на фестивале. Стал расспрашивать о сражение и потом вышел из своей будки, чтобы со всеми познакомиться, а потом позвал своих коллег и стал рассказывать им про нас. Так мы чуть было не опоздали на самолёт, он потом нас без очереди провел к рамкам, чтобы мы быстрее прошли и точно всё успели.

А.С.: Обратил внимание, что интересно начал один из предыдущих вопросов «Вы представляете французские части». Как сами французы относятся к тому, что русские представляют французов? И много ли русских представляют французские или других иностранные подразделения? На общих с иностранцами встречах доверяют ли русским командные должности? 

И.Т.: К несчастью для французов очень мало людей из этой страны представляют эту армию. Я знаю только два полка где большинство французов, чаще всего большой клуб, но французов там один или два. Почему это происходит — я не знаю.

Многие удивляются, что в России столько людей, которые одевают французские мундиры, но во всем мире спокойно и уважительно относятся к тому, что ты занимаешься таким интересным хобби. С командованием ещё проще, на Ватерлоо генералы из России командовали как кавалерийскими, так артиллерийскими и пехотными соединениями. Важно, чтобы командир не только знал сценарий, чаще всего сценарий не такой сложный, но ещё умел командовать, проявлять разумную инициативу и знал, что могут сделать твои подразделения. Но все командиры подразделений опытные люди, которые прошли много реконструкций сражений и умеют командовать, и видят поле, и могут сделать интересную баталию как для зрителей, так и для участников.

Плюс само командование не такое сложное, скорее гораздо труднее сделать всю подготовительную работу по приезду клубов на фестиваль. Это самое сложное. Тут требуется просто титаническая работа, чтобы все предусмотреть и продумать, нужно решить массу вопросов, совершенно разного направления, от бытовых как сено-дрова-туалеты до виз и разрешительных документов на использование пиротехники.

А.С.: А заграница какими клубами или полками может похвастаться? Они к нам приезжают?

И.Т.: За границей есть огромное количество прекрасных клубов, которые занимаются реконструкцией наполеоновской эпохи. Причём это могут быть совсем разные клубы. Плюс очень сложно сказать к какой стране «принадлежит» клуб, если там больше 10 человек. Например, члены 9 легкого полка из Англии, Германии, России, Швейцарии, Италии, Франции. И к какой стране отнести клуб?

Так что большинство больших европейских клубов не имеют какой- то государственной принадлежности.

В Россию приезжают европейские клубы, но скорее это те клубы, которые имеют тут своих друзей или те, кто знают куда едут и что тут будет. Ведь в Европе много фестивалей и им проще поехать на свой фестиваль, чем в Россию. Это обусловлено огромным количеством факторов: провоз ружей и сабель, аренда лошадей и палаток, доставка личного состава на поле сражения. Но если клуб решает эти проблемы, то обычно мы слышим, что это был их лучший (или один из лучших) фестивалей. Мы можем и умеем делать потрясающие фестивали.

 

 

А.С.: Иностранцы реконструируют русских? Кто у них популярен?

И.Т.: Конечно, самые известные русские клубы это, наверное, в Чехии, где есть группы реконструкции «Апшеронский мушкетёрский полк» и «Русские казаки». В Германии и в Латвии это — Русско-германский легион. Я видел пару русских пехотинцев из Франции. Очень много русских полков в Германии.

Выучка и обмундирование скорее хуже, чем у нас в России, но они стараются сделать лучше внешний вид и занимаются строевой подготовкой.

В России последнее время издается много интересных книг по русской армии эпохи Александра I, но они на русском (что естественно) языке, и многим европейским клубам просто не понятны. Но видно, что они стараются, и их прогресс также виден.

 

Илья Туровский
Илья Туровский

 

 

А.С.: Каковы взаимоотношения за рубежом с работниками музеев, журналистами, туристами, местными жителями? Не думаю, что вас можно не заметить и просто пройти мимо.

И.Т.: Взаимоотношения всегда прекрасные. Мы приезжаем на праздник и всегда стараемся помочь хозяевам его провести на высоком уровне. Организаторы тоже всегда стараются нам помочь. Это может выражаться по разному, но всегда это есть. Много вопросов можно решить заранее, много можно согласовать и тогда ты можешь получить великолепный фестиваль. Конечно, если ты приедешь и будешь что- то просить в последнюю минуту, не всегда будет возможность это получить, а когда заранее, то нет никаких проблем.

Журналисты задают разные вопросы, если мне интересен вопрос, я всегда отвечаю и стараюсь рассказать о лучших сторонах фестиваля (ведь я представляю, как сложно его сделать), показать с какими трудностями организаторы и участники справляются и какой замечательный праздник получился.

Если вопрос касается политики или темы, которая мне не интересна или неприятна, я могу просто не отвечать (в Европе вообще проще, можно сказать, что ты его не понимаешь).

Местные жители всегда рады твоему посещению. Для них это праздник. Интересно «играть» в городе, когда жители тебе подыгрывают. Кто-то выносит воду, кто-то несёт съестное, кто-то готов посоветовать, как «обойти противника». Это очень мило и приятно. Люди готовы как-то включаться в игру.

А.С.: У вас кавалерийское подразделение. Соответственно, добавляется конская амуниция. С собой возите? А коней где берёте? И есть ли уже присмотренные конюшни, готовые помочь конским подготовленным составом? Разрешают выбирать коней и браковать неподходящих? Каков принцип отбора?

И.Т.: Лошади — это важная тема. Очень. Если у тебя на сражение хорошая лошадь, то 95% что будет прекрасное сражение, если нет, то сражение будет для тебя неудачным…

Важно понимать, что когда ты берёшь лошадь, ты платишь деньги, и можешь требовать за эти деньги (чаще всего не маленькие, в России лошадь на один день стоит от 5000 до 7000 рублей, в Европе 200-250 евро). Тут, как я и говорил выше, главное договориться заранее. Я обычно делаю так: я договариваюсь с коневладельцем о следующем порядке приёма лошадей. Мы платим около 25-30%, потом мы получаем лошадей и час при нём с ними работаем. Если лошадь нас устраивает и ведёт себя адекватно, то владелец получает остальную сумму сразу, без разговоров. Если нет, и лошадь себя ведет неадекватно, то я прошу коневладельца сесть самому и показать какова его лошадь. Если лошадь под ним ведёт себя также дурно, то он меняет лошадь, если под ним лошадь ведёт себя нормально, то мы меняем всадника. Эта система реально работает. Так мы смогли избежать многих проблем. Конечно, есть много оговорок, но пока это лучшее, что мы смогли сделать. Плюс, так как мы часто ездим в Европу, мы знаем нескольких коневладельцев и уже знаем каких коней можно взять, это позволяет нам иметь хороших лошадей.

Конская амуниция. Это тоже важный момент, первое — амуниция должна быть пригодной к использованию, поэтому когда мы принимаем лошадь и всё снаряжение, мы смотрим какое оно. Обычно мы заранее договариваемся, что оголовье мы используем своё, а вот железо хозяйское: на чём лошадь привыкла работать, на том она и работает. Главное, это безопасность лошади и всадника, а уж потом всё остальное.

 

А.С.: А как обстоят дела с конями в России?

И.Т.: В России мы имеем огромное количество лошадей и можем выбрать и подготовить их. Можем потренироваться на них заранее. Но не надо забывать, что как мы просим о предоставлении лошадей в Европе наших друзей, так и парни из других стран просят нас помочь им в России с лошадьми. Так что иногда нам приходиться смотреть и готовить не только себе лошадь, но ещё и другим кирасирам.

 

 

А.С.: Ну а где люди лучше знают свою историю? Последнее время образование стало более, так сказать, номинальным. Это, например, Вы говорите о Наполеоне, а тут же переспрашивают «А это кто?».

И.Т.: Слышал такое: «Смотри, сынок! Это — наполеоновские гвардейцы». И сынок, — а ему лет двенадцать-тринадцать, — тут же переспросил: «А они за Эльфов?»

Мне сложно сравнивать, но по моим ощущениям в России больше знают о Наполеоне, чем во Франции, но ещё раз, это только моё мнение…

По детям, мы помогаем проводить детские лагеря, и вот там у меня сложилось впечатление, что чем дальше от Москвы, тем умнее детки. Но думаю, что это вообще отдельная тема для разговора.

 

А.С.: Имеется государственная поддержка ваших начинаний? Может какая-то программа от Министерства Образования (вот пишу и понимаю, что спрашиваю полнейшую глупость!). Вопрос снимается, если хотите, и можете не отвечать. Тогда плавно к следующему вопросу.

И.Т.: А вот тут вы не правы. )) Сейчас много сил и внимание уделяется поддержки наших начинаний. Кстати этого мало в Европе, многие европейские наши друзья сами жалуются. Сейчас выделяются гранты на проведения фестивалей, как по линии РВИО, так и по другим. Плюс много отдельных фестивалей для детей, куда зовут реконструкторов. Например, «сражение в Апрелевке», там специально приглашаются дети, чтобы поучаствовать в сражении. Мы ходили по школам и рассказывали детям об истории и приглашали их (как много лет назад в школу в сентябре приходил тренер из клуба, обязательно в спортивном костюме и с мячиком, и звал всех в свою спортивную секцию), вот так же и мы ходили, показывали мундиры и рисунки, рассказывали что мы будем делать и как это все будет. Приехало детей (а это февраль) даже больше чем мы планировали, и мы использовали весь запас мундиров, чтобы дети поучаствовали в фестивале. Кстати, на этом фестивали были наши друзья из других стран. Так вот кирасир из Чехии признался, что у них только обсуждаются такие фестивали, а у нас в России их давно делают. Плюс сейчас на фестивалях делается большое количество мастер классов, рассказываются что и как, где и зачем. Дают возможность попробовать самим, это важно чтобы дети в игровой манере поучаствовали сами. Это вообще отдельная тема.

Беседовал Руководитель проекта FALERISTIKA.info

Сидельников Алексей
Фотограф Андрей Лобанов

 

Алексей Сидельников и Илья Туровский
Алексей Сидельников и Илья Туровский. По-октябрьски тёплый московский июнь 2017. Фестиваль Времена и эпохи. Страстной бульвар

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Орденов.нет. Интервью

Коллекции наполняются материалом в зависимости от требования и возможности коллекционера или специалиста
Перейти К началу страницы