Интервью с Народным художником РФ Дмитрием Санджиевым

in Интервью/Искусство 970 views

Работы Дмитрия Никитича Санджиева являются украшением многих коллекций современной живописи. Со своей стороны, воспользовались знакомством, и решили взять интервью. Возможно вам будет интересно отвлечься от фалеристики и коснуться живописи и посмотреть красивые полотна мастера.

С Дмитрием Никитичем беседовали искусствовед Михаил Тренихин и арт-директор художника Станислав Келейников. 8 сентября 2016 года.


Художник Дмитрий Никитич Санджиев
Художник Дмитрий Никитич Санджиев

— Здравствуйте, Дмитрий Никитич! При интервью принято спрашивать о биографии респондента (по ходу дела, вспомним о ней). Но, даже при нашем давнем знакомстве, заглянули в Интернет. Там всё правда? Там только работал, учился, участвовал, награждался…

Родился я в Новосибирске 31 октября 1949 года. В пятилетнем возрасте родители переехали  в город Кемерово, где я учился в школе, откуда ушёл в армию и куда пришёл из армии. В 1970 году я поступил  в Ярославское  художественное училище. Я был одним из самых старших. Со мной учились ребята, окончившие восьмой класс, а я уже из армии пришёл. В 1974 окончил училище с отличием. Один год с 1974 по 1975 проработал в Калмыцком Художественном фонде. В 1975 году я поступил в Московский Государственный Художественный институт им. В.И. Сурикова на графический факультет. Учился я у педагогов-виднейших художников-графиков Советского Союза:  Николая Афанасьевича Пономарёва, Бориса Александровича Успенского и Анатолия Борисовича Якушина.  В 1976 году в этот же институт поступила моя жена Римма, которая также до этого окончила Ярославское  художественное училище, где мы и познакомились.

В 1981 году я закончил обучение в институте, защитил диплом – серию графических листов «Вдова чабана» с отличием и был рекомендован в Творческую мастерскую Академии Художеств СССР вместе со своими друзьями-однокурсниками  Анатолием Любавиным  и  Николаем Коротковым. Сейчас Анатолий Любавин является Народным художником  РФ, Действительным членом РАХ, ректором Московского государственного академического художественного института им. В.И. Сурикова, Николай  Коротков тоже Народный художник  РФ, Член-корреспондент РАХ. В творческой мастерской АХ с 1981 по 1984 год мы, все трое, учились у выдающегося  художника-графика  Ореста Георгиевича Верейского.

В 1984 году я вступил в МОСХ.

Самая известная работа Дмитрия Санджиева. Вдова чабана. 1981. Бумага, карандаш. 70х50
Самая известная работа Дмитрия Санджиева, сразу после защиты диплома, попавшая в Третьяковскую галерею. Вдова чабана. 1981. Бумага, карандаш. 70х50

До 90-х годов  я сделал несколько графических серий «Моя Калмыкия», «Рагунская ГЭС», «Братья  меньшие», «Снимается кино». В 1987 году меня пригласили  в студию художников  МВД СССР (позднее  — студия художников МВД России им. В.В. Верещагина. В этот период я исполнил несколько серий графических работ: «Будни милиции», «Кавказская война», куда я ездил в командировку от студии, «Августовские фантазии» — на тему переворота в 1991 году, «Приехали» — на тему обстрела Белого Дома.

Дмитрий Санджиев. Глубокомудрствующие бакалавры из созвездия Большой Рыбы. 2000. Холст, смешанная техника. 200х180
Дмитрий Санджиев. Глубокомудрствующие бакалавры из созвездия Большой Рыбы. 2000. Холст, смешанная техника. 200х180

С 1989 по 1994 годы я ездил в Швецию, устраивал там персональные выставки и продавал свои работы. Госзакупки в России прекратились, а частные коллекционеры еще не начали покупать картины современных художников.

С 1994 года я начал активно выставляться в России. В 1996 прошла моя первая большая персональная выставка в Центральном Доме Художника на Крымском Валу. В 1998 году ещё одна — ретроспективная.

В период с 1998 по 2016  год  я многократно выставлялся с персональными выставками в Австрии, Германии, Италии, Швеции, Швейцарии, Китае, США и России. За всю мою творческую жизнь мои работы выставлялись на групповых и персональных выставках более 200 раз.

Дмитрий Санджиев. Древо жизни. Триптих.
Дмитрий Санджиев. Древо жизни. Триптих. «Коридор Тары», «Древо жизни», «Вознесение». 2006. Холст, смешанная техника. 240х90 (каждая)

В марте 2001 года на академической сессии в Храме Христа Спасителя,  меня избрали Членом-корреспондентом Российской Академии Художеств. А в 2007 году я был избран в Действительные члены РАХ. Ну а параллельно стал Заслуженным, а почти три года назад — Народным художником РФ.

— Так хорошо рассказываете, что и перебивать не хотелось. Можно добавить, что в 2011 году мы с Вами познакомились, когда я работал у Валерия Павловича Новикова в «Галерее на Чистых прудах». Но это я вклинился, чтобы показать, как горжусь тем, что давно знаком!

Спасибо! Мне очень приятно!

-А вот склоки, ругань, где это всё? Вы положительный?

 Вот когда меня выдвинули в Член-коры — вот тогда началась ругань. Не было такого, чтобы представителей моего поколения выдвигали. У меня был кот, Моня (я неоднократно писал и рисовал его в разных жизненных ситуациях), который каждый вечер ко мне приходил и ложился на грудь. И пока была предвыборная кампания, каждый день приходил и ложился. Вытягивал из меня всякую бяку.

Я никому ничего не желал плохого. Я вообще человек не злобливый. Я всегда работаю, мне некогда выяснять отношения.

Дмитрий Санджиев. Шахматный поединок. Диптих. 2006. Дерево, левкас, авторская техника. 115х80 (каждая)
Дмитрий Санджиев. Шахматный поединок. Диптих. 2006. Дерево, левкас, авторская техника. 115х80 (каждая)
Дмитрий Санджиев. Портрет, из серии «Метаморфозы полнолуния». 2011. Бумага, карандаш. 67х90
Дмитрий Санджиев. Портрет Мони. Из серии «Метаморфозы полнолуния». 2011. Бумага, карандаш. 67х90

 

Дмитрий Санджиев. Кошкопад, из серии «Сны». 1996. Бумага, карандаш. 68х56
Дмитрий Санджиев. Кошкопад, из серии «Сны». 1996. Бумага, карандаш. 68х56

Я всё время  рисую. Мысли не остановишь. У меня огромное количество эскизов.

Келейников. У Дмитрия Никитича всегда так, оказывается застигнут идеей. Что под рукой — на том и рисует.

— Вот, Стас, хорошо, дадим Дмитрию Никитичу передохнуть и попрошу тебя, как арт-директора художника Санджиева, рассказать о том, как Вы с Дмитрием Никитичем познакомились и чем он тебя в творческом отношении поразил (хотя я-то как раз понимаю, чем).

Дмитрий Санджиев. Воланд, из цикла «Мастер и Маргарита». 1997. Автолитография. 79х60
Дмитрий Санджиев. Воланд, из цикла «Мастер и Маргарита». 1997. Автолитография. 79х60

Келейников. У меня есть замечательная подруга и коллега Лиля. Как-то раз она принесла альбом. Я его внимательно просмотрел, изучил. Но альбом был закрыт и отложен в сторону. Как бывает с печатными изданиями. Жизнь бежит вперёд. Потом была выставка у Дмитрия Никитича и Лиля меня буквально за руку привела. Это было в 2014 году. И когда я увидел картины, был восхищён!

Я никогда не думал заниматься искусством, промоушеном кого-либо. Моё — это маркетинг. Я просто понимаю, как расходится информация, но в области искусства не было никакого опыта. В тот момент Дмитрий Никитич ни с кем не сотрудничал. И мы решили информировать общественность, о том, что делает Дмитрий Никитич. Он согласился. Как когда-то я в Риме услышал от директора одного театра, который сказал, что он никогда в жизни не работал, что ему всё это в удовольствие. И когда я начал работать с Дмитрием Никитичем — это было именно так, на эмоциональном «замесе». Это работа, но это не работа. Я отдаю себе отчёт, что я не из мира искусства. Часто приходится брать связи Дмитрия Никитича, «брать его голову и выуживать» из неё информацию. Но любые мощные проекты требуют инвестиций, к которым мы стремимся. Не получить деньги ради денег. Поясню, когда искусство в запасниках — оно там не дышит.. Надо, чтобы оно оттуда вышло. Было огромное количество выставок, но когда работы Санджиева люди видят, это подхватывает. Надо достать это всё из запасников, показывать, продавать тоже, конечно. Очень много материала. Ты сейчас посмотрел почеркушки — это нереально огромная масса нового, что ещё не воплощено в материале.

[Для справки: Санджиев работает в сложной технике, пишет по холсту и на огромных деревянных досках, которые покрывает левкасом, как иконы, при этом левкас рельефен].

Дмитрий Санджиев. Отдых инопланетян. Триптих. Дерево, левкас, авторская техника. 250х140 (каждая)
Дмитрий Санджиев. Отдых инопланетян. Триптих. Дерево, левкас, авторская техника. 250х140 (каждая)

— Со времени учёбы в Ярославле прошло много лет. С кем-то из однокашников  поддерживаете отношения? Кто-то из них стал известен своими работами?

Юрий  Воронов, сейчас член-корреспондент Российской Академии художеств, Заслуженный художник России. Валерий Страхов — Народный художник РФ, Член-корреспондент РАХ — они младше на год учились. Наташа Горбачева – художник модельер – имеет авторское ателье в Ярославле.

— Вы свои работы рассматриваете отдельно одну от другой или сериями, циклами? Считаете, что необходимо профессиональное художественное образование для того, чтобы добиться больших результатов?

Дмитрий Санджиев. Мост времени, из цикла «Метаморфозы полнолуния». 2011. Левкас, авторская техника. 67х90
Дмитрий Санджиев. Мост времени, из цикла «Метаморфозы полнолуния». 2011. Левкас, авторская техника. 67х90

Я заканчивал графический факультет, а там у нас всегда работали сериями. «Вдова чабана», например, 9 листов. Серия «Снимается кино» — 11 листов. «Будни милиции», «Мои современники», «Братья меньшие» и т.д. Чем графический факультет отличается от живописного? Живописцы делают одну картину в полгода, а мы делаем по шесть-семь листов. И мышление композиционное у нас живее, быстрее. Допустим, профессор Суриковского института Б.А. Дехтерёв, был главным художником издательства «Детская литература». И он давал нам возможность работать у себя в книжном издательстве. Иллюстрировать книги: например, «Каменные верблюды Киленшектау», «В год Барса», «Баранкин, будь человеком»,  «Приключения Бибигона», «Солдат Орешек». Нам всегда перепадало «горящее» —  у кого-то не получилось выполнить заказ и его передавали нам. Упираешься и делаешь. И через две недели сдаёшь в цвете. Приучаешься работать быстро.

А во время учёбы мы с друзьями–однокурсниками  ездили  на  подработку  по всему Советскому Союзу: Кемерово, Новосибирск, на Мангышлак, в Таджикистан и т.д. И везде мы должны были сделать что-то монументальное, например, роспись стен или мозаику. Заказчики  просили сделать эскизы. И мы делали их за ночь. Привозили с собой планшеты и бумагу. Утром показывали. Мы и  многофигурные росписи на 120 кв. метров за пару ночей  делали, в обеденном зале, или в кафе, или в доме культуры,  т.к. днем  люди в этих помещениях работали.

— Сколько же вас было?

— Чаще всего, вдвоём с Юрой Вороновым. Иногда были и бригады по 4-5 человек. Поэтому, у меня от кисти и карандаша были мозоли.

— Наиболее удачные на Ваш взгляд работы, или серии работ? Что-то любимое?

Наверное, всё-таки моя  дипломная работа — «Вдова чабана», шесть листов из которой  закупила Третьяковка, а три оставшихся листа на всемирной Триеннале рисунка в Нюрнберге купила известная фирма «Фабер Кастелл».

— Давно хотелось спросить о Булгакове. Мощные работы! Но почему Мастер и Маргарита? Дань моде? Или тоже влиял на работу кот?

О Булгакове, как раз нет. Мой друг Слава Желваков сделал книгу хороших иллюстраций «Мастера и Маргариты», талантливо. Я не хотел делать иллюстрации, а решил сделать станковую графику – мне повезло, в моем распоряжении оказались самые большие литографские камни, которые только были на творческой даче «Челюскинская» на тот момент.  Ну, например, «Вечная Аннушка». Она летает над Москвой, как судьба,  и разливает масло. Кто-то плохой — поскользнётся, а кто-то голодный получит масло на хлеб. То есть здесь двойной смысл. А, допустим, «Новая Наташа», она летит на Николае Ивановиче, который в борова превратился. Моя героиня летит на борове и разговаривает по мобильному телефону — то есть именно новая Наташа. Активно использовано слово, по аналогии с «новая  русская». «Дедушка кота Бегемота» он изображен  с примусом на фоне мраморного льва. «Воланд» у меня со всем окружением, Гелла на одном плече, Азазелло на другом, Бегемот и Коровьев внизу, он сам в цилиндре.

sandzhiev-10-rezhisser
Дмитрий Санджиев. Режиссёр, из цикла «Снимается кино». 1986. Бумага, карандаш. 80х60
Дмитрий Санджиев. Голубой скол. Триптих. 1996. Холст, смешанная техника. 99х40. 99х72. 99х40
Дмитрий Санджиев. Голубой скол. Триптих. 1996. Холст, смешанная техника. 99х40. 99х72. 99х40

— Как Вы отдыхаете? Спорт, рыбалка, туризм?

Да ты что! Вот год назад мне жена купила абонемент в фитнес клуб. За год я сходил только два раза- попил кофе. Не умею я отдыхать! Если только меня увозят, например, в далекий санаторий. Надо ходить, принимать ванны, процедуры разные. Вот был в Архангельском в санатории, но я же был на машине. Но дома же работа ждет. И мыслями я все время там.

Сейчас Стас разгрузил меня от некоторых бытовых проблем  и сказал, чтобы я только творил.

Художник Дмитрий Никитич Санджиев
Художник Дмитрий Никитич Санджиев

— У Вас много наград, в т.ч. знаков и медалей. Нам, как фалеристам интересно бы было увидеть их. Можно? Расскажете, какие награды за что получены?

Да есть! Золотая медаль Академии Художеств, от космонавтов, от МВД, Знак академика, Народного художника.

— Вам нравится наш логотип? Поправить не нужно? Можете внести корректировки.

Хороший логотип! Может быть как орден, как значок. Можно немного акцентировать лучики-мечи, сделать темнее, или светлее. Чернёное серебро и полированное. Но вообще всё хорошо!

— Спасибо за уделённое время и надеемся на дальнейшую дружбу!

sandzhiev-21

sandzhiev-20

sandzhiev-18

sandzhiev-17

sandzhiev-19

Медаль Достойному

 

__________________

Обсудить интервью на форуме Фалеристика >>>

Рекомендуем

Андрей Хазин. 50 лет!

Первого февраля отмечает пятидесятилетие со дня рождения академик Андрей Хазин — известный
Перейти К началу страницы