Продолжение. Швейк и… Исследование 3

in Исследования 718 views

Продолжение исследования нашего коллеги Чечако1 романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка»


 

Вот простенький столетний жетончик, пострадавший, потёртый жизненными невзгодами, после пластической операции по восстановлению уха, рассказал мне следующую рождественскую историю, которую я уже в 2017 году пересказываю тем, кому не лень читать далее написанное.

Начало исследования здесь:

Мобилизационный балканский крест Австро-Венгрии

Швейк и награды Австро-Венгрии

Можете прочитать.

19. I.T.D, Weihnachten 1914, Anhänger ( Silber) punziert mit A ( Hauptmünzamt Wien)
RS: Weihnachtsbaum «Gott mit uns». Russisch. Feldzug.
Kein Kappenabzeichen.

19. I.T.D — Infanterie — Truppen – Divisionen (19 армейская пехотная дивизия)

То есть Новый, 1915 год на полевых позициях, на русском фронте, в Карпатах, 19-я армейская пехотная дивизия императорской и королевской армии Австро-Венгрии, входившая в ту пору в XVII армейский корпус.

В 19-ю дивизию за период Первой Мировой входили две пехотные бригады – 37-я и 38-я.
Их состав – это 11-й, 35-й, 75-й и 88-й пехотные полки.

37th Infantry Brigade (Infantry Regiment No. 11 и Infantry Regiment No. 35)
38th Infantry Brigade (Infantry Regiment No. 75 (III/75) и Infantry Regiment No. 88)

11 пехотный полк: 79% чехи, 20% судетские немцы, 1% остальные
Приборный цвет (цвет сукна петлиц – пепельно-серый).

В романе Ярослава Гашека упоминается как сдавшийся в плен, что не является справедливым – полк сражался неплохо и ничем позорным себя не запятнал.

Как гласит текст романа «Похождения бравого солдата Швейка»:

Чёрно-жёлтые горизонты подернулись тучами революции. В Сербии и на Карпатах солдаты целыми батальонами переходили к неприятелю. Сдались Двадцать восьмой и Одиннадцатый полки. Последний состоял из уроженцев Писецкой округи.

Всю войну полк провёл на итальянском и сербском фронтах (в Боснии и Герцеговине) и отличился в нескольких сражениях в частности у Пиавы.
То есть данный жетон к 11 полку не относится, он русского фронта.

Ну а поводом к романному прикреплению судьбы 11 полка к судьбе 28 стало то, что оба полка по дислокации и частично комплектованию были столичными, пражскими.

ПРИКАЗ ПО АРМИИ ОТ 17 АПРЕЛЯ 1915 ГОДА

Преисполненный горечью, повелеваю вычеркнуть императорский королевский 28-й пехотный полк из списков моих войск за трусость и измену. Приказываю отобрать у покрывшего себя бесчестием полка знамя и передать его в военный музей. Полк, который морально разложился уже на родине и который отправился на театр военных действий с тем, чтобы осуществить свои предательские намерения, отныне перестаёт существовать.

Франц-Иосиф I

Что же произошло с 28-м полком?

3 апреля 1915 года на высотах у Дуклы, внезапная утренняя русская атака сбила боевое охранение 28-го и 47-го австрийских полков, прошла дальше и окружила основные подразделения 28-го полка.
Вдобавок по подразделениям 28-го был открыт «братский огонь» соседним 87-м императорским и королевским полком.
Командир 28-го полковник Шаумайер (Schaumeier) не предпринял мер по деблокаде окруженной группы полка и в результате один русский батальон взял в плен около полутора тысяч человек.
Мэра Праги Гроша (Karel Groš, 1865 — 1938) резко осудил своих земляков, и дурная молва «пражане-трусы» (некая разновидность «мАсквичи — козлы», извечного внегосударственного недовольства провинцией жителями столиц), перекинулась и на 11 полк.
Но, повторюсь, этот жетон к 11 полку отношения не имеет.

35 полк: 60% чехи, 39% судетские немцы, 1% остальные
Приборный цвет (цвет сукна петлиц – раково-красный).

35-й полк
35-й полк

Три четверти пока были на русском фронте в Галиции и лишь один батальон на сербском.

Кстати, этот полк также упомянут в «Похождениях бравого солдата Швейка»:

Когда смех стих, Швейк спросил, какого они полка. Оказалось, что двое Тридцать пятого, а один, артиллерист, тоже из Будейовиц. Ребята из Тридцать пятого удрали из маршевого батальона перед отправкой на фронт, около месяца тому назад, а артиллерист в бегах с самой мобилизации. Сам он был крестьянин из Путима, и стог принадлежал ему. Он всегда ночевал здесь, а вчера нашёл в лесу тех двоих и взял их к себе. Все трое рассчитывали, что война через месяц-два кончится. Они были уверены, что русские уже прошли Будапешт и занимают Моравию. В Путиме все об этом говорили. Завтра утром перед рассветом мать артиллериста принесёт поесть, а потом ребята из Тридцать пятого тронутся в путь на Страконице, у одного из них там тётка, а у тетки есть в горах за Сушицей знакомый, а у знакомого — лесопилка, где можно спрятаться.

То есть претендентов на такой жетон, если верить роману, в тридцать пятом полку было на двух человек меньше.

А вот 75-й и 88-й полки целиком и полностью находились на русском фронте.

75 полк: 79% чехи, 20% судетские немцы, 1% остальные
Приборный цвет (цвет сукна петлиц – светло-синий, голубой).

— В Семьдесят пятом полку,— ввязался в разговор один из конвойных,— капитан ещё до войны пропил всю полковую казну, за что его и выперли с военной службы. Нынче он опять капитан. Один фельдфебель украл казённое сукно на петлицы, больше двадцати штук, а теперь подпрапорщик. А вот одного простого солдата недавно в Сербии расстреляли за то, что он съел в один присест целую банку консервов, которую ему выдали на три дня.

Так что если фельдфебель тоже был с 75-го полка, как и пьяница-капитан, то он украл сукно голубого цвета.

75-й полк
75-й полк

В романе упоминается неоднократно, именно у офицера этого полка поручика Витингера фельдкурат с Швейком одалживали призовой кубок в качестве дароносицы.

Однако, в списках офицеров такой поручик, к сожалению, отсутствует.

Семьдесятый пятый полк в романе не редок:

«Швейк разбудил фельдкурата и с помощью извозчика погрузил его в закрытый экипаж. Там фельдкурат впал в полное отупение. Он принял Швейка за полковника Семьдесят пятого пехотного полка Юста и несколько раз повторил:

— Не сердись, дружище, что я тебе тыкаю. Я свинья!»

Да, надо заметить, что фельдкурат надрызгался сильно, так, что ему было наплевать, что он принимает солдата в ярко-красных петлицах 73-го полка (Швейк в это время числился именно за этим полком, в котором служили и романный поручик Лукаш, и фельдкурат Отто Кац) за полковника в голубых петлицах 75-го. Про иные различия в форме я уже молчу.

Высказавшись, капрал остался очень собою доволен и стал ждать, что скажет на это вольноопределяющийся. Однако отозвался Швейк:
— За такие вот штуки, за придирки, несколько лет тому назад в Тридцать шестом полку некий Коничек заколол капрала, а потом себя. В «Курьере» это было. У капрала на теле было этак с тридцать колотых ран, из которых больше дюжины было смертельных. А солдат после этого уселся на мертвого капрала и, на нем сидя, заколол и себя. Другой случай произошел несколько лет тому назад в Далмации. Там зарезали капрала, и до сих пор неизвестно, кто это сделал. Это осталось погруженным во мрак неизвестности. Выяснили только, что фамилия зарезанного капрала Фиала, а сам он из Драбовны под Труновом. Затем известен мне ещё один случай с капралом Рейманеком из Семьдесят пятого полка…

Беда, — продолжал Швейк, — когда человек вдруг примется философствовать, — это всегда пахнет белой горячкой. Несколько лет тому назад к нам из Семьдесят пятого полка перевели майора Блюгера. Тот, бывало, раз в месяц соберёт нас, выстроит в каре и начнет вместе с нами философствовать: «Что такое офицерское звание?» Он ничего, кроме сливянки, не пил. «Каждый офицер, солдаты, — разъяснял он нам на казарменном дворе, — сам по себе является совершеннейшим существом, которое наделено умом в сто раз большим, чем вы все вместе взятые. Вы не можете представить себе ничего более совершенного, чем офицер, даже если будете размышлять над этим всю жизнь. Каждый офицер есть существо необходимое, в то время как вы, рядовые, случайный элемент, ваше существование допустимо, но не обязательно.

88 полк: 72% чехи, 26% судетские немцы, 2% остальные
Приборный цвет (цвет сукна петлиц – красно-коричневый).

Этот полк в таком литературном произведении, как «Похождения бравого солдата Швейка» обойдён стороной.

Таким образом, данный жетон мог принадлежать как военнослужащему 35 полка, так 75-го и 88-го.

Учитывая также то, что в последующих боях попало/сдалось в плен немало предавших государя-императора чехов, сформировавших потом Легион, предавших впоследствии и Временное российское правительство, и красных, и наёмника интервентов, полевого командира российского происхождения в чине британского офицера – Колчака, то множество, которое было щедро распространено по территории бывшей Российской империи, не удивляет, что такие жетоны в обороте/продаже нередки.

Еще один забавный нюанс – материал изготовления серебро. Серебро на довольно-таки толстенький, но всего лишь дивизионный знак.
А всего через пару лет войны и государственные награды Австро-Венгрии стали уже не просто чеканить из цинка, но и учреждать (Железный крест заслуг, Войсковой крест императора Карла, медаль за ранение) в цинке.

А пока всё только начиналось, и, наверное, получавшие этот жетон военнослужащие надеялись, что война будет быстрой и вернутся они домой с заснеженных карпатских склонов в привычные пражские пивницы, и не знали, что придется им минимум 4 долгих года (а кому и дольше) тянуть лямку войн.

Вот и всё ).

С уважением

Чечако1

Мобилизационный балканский крест Австро-Венгрии. Исследование 1

Швейк и награды Австро-Венгрии. Исследование 2

Швейк. Исследование 4

От … и до Швейка. Исследование 5

 

Награды в «Клошмерль»

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Всадник Евразии

По «иконостасу» на груди этого человека можно изучать фалеристику. Он стал героем
Перейти К началу страницы