Интервью с коллекционером Романом Александровичем Толмачёвым

in Интервью 794 views

Толмачёв Роман Александрович — известный врач-офтальмолог, крупнейший отечественный специалист по медицинской фалеристике, доктор медицинских наук, медицинский классификатор IBSA для спортсменов с нарушением зрения, участник 11 Паралимпиад (1988-2012).

Интервьюировал Главный редактор «Sammlung/Коллекция»

Алексей Сидельников, ноябрь 2016


А.С.: Роман Александрович, добрый день! Для нашего Интернет-проекта ФАЛЕРИСТИКА.инфо мы берём интервью у людей, так или иначе связанных с коллекционированием, историей, искусством. Иногда фамилии этих людей на слуху, а бывает, что являясь значимыми персонами мира коллекционеров, сами они неизвестны, хотя их фамилии украшают авторские книги и встречаются в СМИ. Есть случаи, когда коллекционеры известны, но не готовы, чтобы их упоминали. В случае с Вами, известным специалистом-офтальмологом, известнейшим коллекционером, известнейшим автором ряда книг в т.ч. по медицинской фалеристике, приятно, что Вы нашли время для интервью.

Я взял ряд интервью, многие из них содержат упоминание о давнем знакомстве. Приятно повториться и сказать, что с Вами также мы знакомы, наверное, более десяти лет. Тем не менее, для читателей, немного информации о Вас.
Где Вы родились? Где прошло детство? Почему Вы стали врачом и не семейное ли занятие?

Р.Т.: Родился я в Сокольниках (думаю кроме Москвы такого названия нет?) детство провел в Лосинке (теперь это тоже часть Москвы.) А медицинскую специальность я выбрал, посмотрев как врач скорой помощи подошел в моей бабушке у которой случился инсульт. Все мои родственники только ахали, а доктор знал как вообще подойти к человеку в беде. И я «загорелся» медициной навсегда. Моя крестная мама была врачом. оканчивала Ростовский медицинский институт.

А.С.: А почему именно Офтальмология?

Р.Т.: Во-первых глазное дно очень красивое, Кроме того через это маленькое окошечко можно многое сказать вообще о состоянии организма. И кстати офтальмология требует общения с техникой и различными приборами.

А.С.: Расскажите, как Вы попали в Спортивную сборную, на какую должность? Этот вопрос интересен не только мне, т.к. несколько раз у меня о Вас спрашивали, а я уклончиво отвечал.

Р.Т.: Работать я начал младшим научным сотрудником в лаборатории института экспертизы трудоспособности. Эту лабораторию, финансировало Всероссийское общество слепых. В 1985 году в СССР проводились международные спортивные игры по легкой атлетике и плаванию среди слепых. И меня попросили в составе международной комиссии офтальмологов (Болгария, Канада, СССР) провести осмотр спортсменов-участников. Дело в том, что согласно международным правилам незрячие соревнуются в 3 группах в соответствие с остаточными зрительными функциями. И определение остроты и поля зрения было основной задачей в работе комиссии. Эта деятельность называется КЛАССИФИКАЦИЕЙ. Таким образом я попал в медицинский комитет IBSA (Международная ассоциация спорта слепых). Некоторое время я выполнял функции председателя этого комитета. По материалам работы удалось защитить докторскую диссертацию по реабилитационному значению спорта для незрячих.

Роман Александрович Толмачёв в форме члена медицинской комиссии классификаторов на Паралимпиаде в Лиллехаммере 1994 год
Роман Александрович Толмачёв в форме члена медицинской комиссии классификаторов на Паралимпиаде в Лиллехаммере 1994 год

А.С.: Работа с Паралимпийцами требовала выездов зарубеж? Это способствовало пополнению коллекции?

Р.Т.: Помимо основной работы по классификации при довольно частых выездах за рубеж я активно обменивался нагрудными знаками по тематике спорта инвалидов. Это не только знаки с Паралимпиад, но и с многочисленных мировых и континентальных соревнований, а так же знаки клубов и федераций спорта инвалидов.

А.С.: Я не знаю никого с такой обширной коллекцией медицинских знаков. Давно начали коллекционировать и сразу ли остановили выбор именно на медицинской теме?

Р.Т.: Медицинской фалеристикой я начал заниматься (страшно сказать!) ровно 50 лет назад , когда в 1966 году поступил во 2-ой Московский медицинский институт. Мне подарили довольно известный знак конгресса физиологов, биохимиков и фармакологов в Москве. И мне стало жаль расставаться с красивым эмалевым знаком. Решил помогать ему не быть в одиночестве.

А.С.: Вы не пробовали свои значки считать? Это вопрос к тому, чтобы понять приблизительное количество знаков Вашей темы возможных для наполнения коллекции.

Р.Т.: Считать свои знаки не пробовал. При издании книг по разным аспектам медицинских знаков приходилось проводить опись. Так что примерное количество знаков в коллекции составляет около 16 000 — 17 000 экземпляров. Знаки инвалидного спорта включаю в коллекцию, так как реабилитационное направление для лиц с ограниченными возможностями благородное и высокогуманное дело.

А.С.: Знаю, что настольные медали не входят в круг Ваших интересов и это удивляет некоторых коллег. Почему к медалям так холодно относитесь? В книгах их тоже нет (или коллеги помогают)?

Р.Т.: Медальерное искусство — это особый вид малой пластики. Я к нему отношусь совершенно положительно, но вот любви не испытываю. Поэтому в коллекцию нагрудных знаков и наград не включаю.

А.С.: Сколько книг с Вашим авторским участием вышло? Работа с большим объёмом знаков осуществляется группой специалистов. Кто Вам помогает и как Вы друг друга нашли?

Обложки книг Романа Александровича Толмачёва по медицинской фалеристике
Обложки книг Романа Александровича Толмачёва по медицинской фалеристике

Р.Т.: Всего с моими друзьями-соавторами удалось издать семь книг по разным разделам медицинской фалеристики. Тираж обычно небольшой, так как все делается за счет авторов. Соавторы очень помогают в составлении текста и идентификации знаков. Последнее иногда бывает очень затруднительным. В постоянном общении с соавторами очень помогает организованный Олегом Мироновым форум Faleristika.info. Он действительно открыл возможность быстрого и активного обмена информацией и нахождением единомышленников.

А.С.: Вы один из немногих коллекционеров, кто готовит серьёзные лекции о значках и нагрудных знаках, результатах их изучения, атрибуции и т.д. Результаты этой деятельности имеют отражение в книгах? (например, думали, что значок врача, а он для слесаря, и убрали изображение при следующем тираже).

Р.Т.: Я уже сказал, что идентификация знаков иногда очень сложно. Например определение медицинских институтов с аббревиатурой. Таких институтов в СССР было не менее семи. Ну если не получается расшифровывать название — изобразите хоть какой-нибудь известный памятник Вашего города. Это и сохранение памяти о городе и пропаганда института, и возможность идентификации знака.

А.С.: Готовите новую книгу? От чего зависит подготовка этой книги? Информационное наполнение изменяется?

Р.Т.: В 2016 вышла наша книга по учебным заведениям медицины и ветеринарии. Пока дальнейшее издание вижу только в проекте. Возможно это будет что-нибудь типа «Медицина и спорт в фалеристике». Очень интересный вопрос о получении информации об граверах знака, тираже и т.д. Но получение такой информации для меня затруднительно, такой задачи мы не ставили. Особенно это касается иностранных знаков. Если кому-то хочется получить такую информацию — ищите и сделайте это сами.

А.С.: Вы в курсе, что Большая Российская Энциклопедия планирует указать Вас как одного из виднейших коллекционеров? Мне будет приятно,  когда это произойдёт.

Энциклопедическое определение термина Фалеристика в Большую Российскую энциклопедию

Р.Т.: Себя хвалить не прилично, но включение в такое солидное издание поможет пропаганде нашего замечательного и полезного занятия!

А.С.: Вернусь к коллекции. Ваша коллекция имеет знаки, которые встречаются особенно редко? Их можно показать? Помню была статья в журнале «Наука и жизнь» и там Вы рассказывали о первых советских знаках. Их количество не увеличилось.

Р.Т.: Такую статью я конечно помню. Спасибо форуму Faleristika.info в помощи по публикации этого материала. А знаки первых лет СССР конечно появляются. Правда они становятся все более редкими. Как и знаки и награды царского периода. Вот несколько фото.

А.С.: Значки из драгоценных металлов, или выпущенные давно, или малотиражные — дорогие. Но есть высокая цена знака определенная другими категориями, например, Ваши первые приобретённые значки или появившиеся от определённых людей. У Вас такие имеются в коллекции?

Р.Т.: «Знаки с историей» — это особая категория. Такими вещами фалеристы очень гордятся. Особенно если эта реликвия принадлежала известному человеку. Не все меряется в рублях или другой валюте. Например у меня хранятся знаки полученные от нашего патриарха медицинской фалеристики Э.Д Грибанова.

А.С.: Среди людей, интересующихся фалеристикой (это не о продавцах), как мне кажется, прослеживается разделение на коллекционеров и собирателей. Они, собирая коллекцию, придерживаются определённой темы или нескольких тем, изучают приобретённый материал, соответствующую литературу и, иной раз, делятся полученной информацией. Собиратели менее избирательны в подборе материала и менее способны оценить приобретённое. Имеющаяся у них информация о предметах расплывчата и туманна. Можете ли Вы поддержать разделение фалеристов на коллекционеров и собирателей?

Р.Т.: Действительно — увидишь на развалах интересный материал, а продавец понятия не имеет что это такое. Иногда он не знает символики медицины, времени изготовления и т.д. Задача коллекционера как раз и состоит в возможно полной идентификации знака!

А.С.: Не считаете, что небольшая цена или недорогой материал, делают некоторые значки недостойными коллекции? Например, алюминиевые значки (алюмишки) или сегодняшние, китайского производства, или с цанговым крепление — это баловство и мусор, захламляющий серьёзную подборку?

Р.Т.: Считаю, что все знаки представляют собой определенный пласт ИСТОРИИ. А она не может быть представлена только «тяжёлыми» знаками. И алюминиевые знаки могут быть частью коллекций. Особенно это касается знаков посвященных каким-либо событиям. Само событие канет в Лету, а знак останется. Кстати и алюминиевые и ситалловые и фотохимические знаки теряются легче, чем дорогие вещи из драгметалла. А с ними уходит часть истории. И это обидно.

А.С.: Известный коллекционер Грибанов. Вы общались. Можете рассказать о нём и о его коллекции?

Р.Т.: С Эдуардом Дмитриевичем Грибановым я общался довольно много и плодотворно. Собирал он практически все артефакты о медицине. Выпускал книги, которые сейчас являются редкостными. К сожалению в конце прошлого века его коллекция сильно уменьшилась. Он жил на профессорскую зарплату, поэтому приходилось распродавать материал. Я застал в его собрании только несколько знаков Императорской России и немного ранних знаков РСФСР и СССР. Алюминиевых не помню. К сожалению, всего интересного купить у него не удалось по понятным причинам. Он обладал хорошей информированностью и много знаков идентифицировал. Одну из моих ранних книг он получил в подарок. Светлая ему память!

Жетон Общины сестёр милосердия Святой Елизаветы Российского общества Красного креста с вензелем великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Из собрания Романа Александровича Толмачёва
Жетон Общины сестёр милосердия Святой Елизаветы Российского общества Красного креста с вензелем великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Из собрания Романа Александровича Толмачёва

А.С.: Какова на сегодняшний день судьба коллекций при уходе коллекционеров? Распродажа? Музеи не заинтересованы в них? Вы передали материал спортивному музею. Но какова должна быть коллекция, чтобы быть принятой музеем?

Р.Т.: Самый трудный вопрос. Уверен, что коллекция должна сохраняться целиком. При уходе коллекционера обычно родственники распродают основные интересные вещи. Иногда довольно дешево. Не очень дорогие знаки просто теряются. Для того, чтобы какой-либо музей заинтересовался в сохранении коллекции очень важно, чтобы собрание было классифицировано, оцифровано и описано по разным темам и представлено в виде компьютерного материала. Чтобы это была не «свалка» материала, а материал, доступный для работы.

А.С.: Роман Александрович! Большое спасибо за потраченное время! Непременно встретимся с Вами ещё и всегда рады общению с Вами!

Р.Т.: Спасибо за возможность высказаться. Удачи Клубу!

 

Редкие варианты нагрудных знаков врачей первых лет Советского периода

Хирургия в искусстве малых форм

__________________

Обсудить интервью на форуме >>>

Рекомендуем

Андрей Хазин. 50 лет!

Первого февраля отмечает пятидесятилетие со дня рождения академик Андрей Хазин — известный
Перейти К началу страницы