Наградные колодки на портретах Военной галереи. Часть I

in Искусство/Награды Российской империи

Военная галерея Зимнего дворца. Всем известна? Без сомнения. Но всё ли мы знаем о портретах русских генералов?

Военная галерея — интереснейшая и известнейшая галерея Зимнего дворца Санкт-Петербурга, состоящая из портретов генералов русской армии, участников военной кампании Отечественной войны 1812 года и Заграничного похода, утверждённых аттестационным комитетом по спискам, составленным Инспекторским Департаментов Генерального штаба. Портреты написаны Джорджем Доу (англ. George Dawe) и его ассистентами А. В. Поляковым и В. А. Голике (нем. Wilhelm August Golicke), а также работы Франца Крюгера (нем. Franz Krüger) и И. П. Крафта (нем. Johann Peter Krafft).

Изучению галереи посвятили свои труды многие исследователи.

Сегодня представляем вашему вниманию исследование нашего коллеги Сергея Николаевича Головина, посвящённое изучению наградных колодок, изображённых на трёхстах тридцати двух портретах.

Главный редактор SAMMLUNG / Коллекция Алексей Сидельников

О Военной галерее героев Отечественной войны 1812 года Зимнего дворца известно немало. Эта тема интересовала исследователей уже в первой половине XIX века. Так, в 1845-1849 годах под редакцией участника Отечественной войны Александра Ивановича Михайловского-Данилевского был издан шеститомный труд «Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 годах: Военная галерея Зимнего дворца»[1], в котором были размещены портреты и биографии наиболее выдающихся генералов, участвовавших в Отечественной войне и Заграничном походе.

Вновь портреты галереи оказались в центре внимания в связи с празднованием в 1912 году столетнего юбилея Отечественной войны. Именно к этой дате, по повелению Императора Николая II, вышло в свет издание «Военная галерея 1812 года»[2] под редакцией и с предисловием Великого князя Николая Михайловича, при участии Александра Александровича Голомбиевского, содержащее в себе фотокопии 329 портретов генералов и выдержки из их послужных списков.

Не потеряла актуальности эта тема и в советское время. В 1963 году благодаря стараниям Владислава Михайловича Глинки и Андрея Валентиновича Помарнацкого была напечатана антология «Военная галерея Зимнего дворца», которая дважды переиздавалась с исправлениями и дополнениями в 1974 и 1981 годах[3].

В.М. Глинка, А.В. Помарнацкий. Военная галерея Зимнего дворца. – 3-е изд., доп. – Л.: «Искусство», 1981, 240 с. Обложка; разворот 14 и 15 страницы; разворот с портретами Дмитрия Петровича Неверовского и Валериана Григорьевича Мадатова. Фотографии автора.

Историки не обделили пристальными взглядами портреты генералов и в веке XXI. В двухтысячных годах Александром Владимировичем Кибовским и Александром Александровичем Подмазо в различных сборниках и журналах опубликованы целые серии замечательных статей по истории создания[4],[5],[6], авторству[7], датировке, атрибуции[8],[9], униформологии[10] и фалеристике[11] портретов галереи. Благодаря самоотверженным трудам этих исследователей, портретам были возращены перепутанные когда-то имена генералов-однофамильцев, уточнены даты написания, проведен униформологический и фалеристический анализ мундиров и наград портретов героев Военной галереи.

На одной статье стоит остановиться более подробно. В своем исследовании «Фалеристический анализ портретов из Военной галереи Зимнего дворца»[12] Александр Александрович Подмазо подробно описывает огромное количество выявленных ошибок и неточностей в изображении наград Российской Империи. Нельзя не согласиться с тем, что создание такой масштабной галереи, посвященной одному событию, было для России нонсенсом, а соответственно, различные ошибки, недочеты и неточности с наградами могли закономерно возникнуть от огромного объема проделанных работ.

Но справедливо будет сказать пару слов в защиту, хотя, фактически, в обвинение самих генералов. Подмазо отмечает, что жестко регламентированные правила расположения наград на мундирах появилось только во второй половине XIX века. В целом, это утверждение верно, хотя отдельные правила ношения появляются уже во второй четверти XIX века в царствование Императора Николая I[13],[14]. В том, что эти правила нарушались (по незнанию, или намеренно) можно не сомневаться, достаточно бегло просмотреть пару десятков портретов или фотографий любого временного промежутка XIX века.

Во времена Александровского царствования, для генералов и офицеров считалось нормой капитульные орденские знаки из золота заменять позолоченными или даже медными дубликатами. Из наград с бриллиантовыми украшениями драгоценные камни, порой, вынимались для продажи[15]. Даже, золотое оружие «За храбрость» достаточно часто продавалось[16].

Потом, не стоит забывать, что не все орденские знаки кавалер постоянно носил с собой, часто оставляя подлинные награды в имении, а к месту службы забирая лишь дубликаты.

Нельзя исключать, что в случае, если портрет писался уже после смерти кавалера, с прижизненного оригинала, путаница с наградами могла возникнуть, из-за того, что некоторые ордена на нем отсутствовали по причине более позднего получения.

Однако оставим споры о правомерности нахождения или отсутствия на том или ином портрете, той или иной награды и рассмотрим Военную галерею, как один из самых крупных источников для изучения внешнего вида и способа ношения петличных орденских знаков первой трети XIX века.

Стоит отметить, что способ ношения наград на колодках генералов, соответствует моменту создания портретов галереи, то есть на 1819-1828 года, за исключением работ, скопированных с более ранних образцов. Разумеется, что за то время, что прошло с Отечественной войны и Заграничного похода, мода в отношении ношения наград незначительно, но изменилась.

В этой статье будет рассмотрен лишь один наиболее типичный вид наградных колодок: на два награждения с орденом Святого Георгия IV степени и серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте.

О военном ордене Святого великомученика и Победоносца Георгия рассказывать нет необходимости. Действительно, каждый, кто хотя бы немного знаком с военной историей России в конце XVIII – начале XX веков, неоднократно сталкивался с его упоминанием.

Затронем лишь основные важные вехи в истории ордена. Императрица Екатерина II 29 ноября 1769 года учредила новый орден, для награждения за военные заслуги – Святого великомученика и Победоносца Георгия. Впервые в наградной системе Российской Империи появился орден, разделенный на четыре класса (степени), младший из которых – IV мог выдаваться офицерам как за боевые заслуги, так и за выслугу в офицерских чинах 25 лет или за совершение 18 морских кампаний. Также, в орденском статуте указывались, пусть и немногочисленные, но конкретные подвиги, за которые полагалось награждение орденом.

IV степень представляла собой малый крест на орденской ленте, носимый в петлице на кафтане (мундире).

Седьмой артикул статута описывал знаки ордена следующим образом: «…Крест большой золотой с белою с обе стороны финифтью по краям с золотою каймою, в середине которого изображен Царства Московского герб на финифти же, то есть, в красном поле Святый Георгий, серебряными латами вооруженный, с золотою сверх оных висящею епанчею, имеющий на главе золотую диадему, сидящий на коне серебряном, на котором седло и вся збруя золотая, черного змия в подошве излита золотым копьем поражающий, на задней стороне в середине в белом поле вензловое сего Святого Георгия имя.

Лента шёлковая о трёх чёрных и двух жёлтых полосах.

Крест для Кавалеров третьего и четвёртого классов во всем подобен большому, кроме того, что несколько меньше. Равномерно ж и лента с такими ж полосами, только по уже первой»[17].

В правление Императора Павла I, Военный орден обошла та участь, что постигла орден Святого Владимира, орденский статут был подтвержден, но награждения не производились[18]. Уже при Императоре Александре I орден Святого Георгия был восстановлен во всей силе в один день с орденом Святого Владимира[19].

В Отечественную войну, согласно 9-13 пунктам I отделения I главы I части «Учреждения для управления Большой Действующей Армии», Высочайше утвержденного 27 января 1812 года, главнокомандующий имел право награждать Военным орденом IV степени, но при этом, предварительно обсуждая заслуги отличившихся с советом, состоящим из наличествующих кавалеров ордена[20].

Как ранее упоминалось в прошлой статье, серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» была учреждена по указу Императора Александра I от 5 февраля 1813 года[21], изготовлялась из серебра 83 1/3 пробы[22] и носилась на голубой ленте ордена Святого Апостола Андрея Первозванного.

Всего в Военной галерее насчитывается 25 портретов генерал-майоров и 3 портрета генерал-лейтенантов, на мундирах которых изображены колодки с этими наградами.

Разумеется, все 28 портретов приводить не имеет смысла, так как созерцание столь большого количества живописных полотен в одной статье через чур утомило бы читателей. Поэтому, было принято решение вырезать нужные фрагменты портретов, и объединить в одно целое, предварительно придав каждому из них порядковый номер, в соответствии с номером выбранных портретов, расположенных в алфавитном порядке. Вот список генералов, на чьих портретах были изображены наградные колодки, состоящие из ордена Святого Георгия IV степени и серебряной медали «В память Отечественной войны 1812 года» на Андреевской ленте:

  1. Аргамаков 2-ой Иван Андреевич, генерал-майор; 2. Балабин Петр Иванович, генерал-майор; 3. Вельяминов Иван Александрович, генерал-майор (с 1814 года генерал-лейтенант); 4. Волков, Михаил Михайлович, генерал-майор; 5. Гейденрейх Иван Григорьевич, генерал-майор; 6. Гине Яков Егорович, генерал-майор; 7. Гогель Федор Григорьевич, генерал-майор; 8. Грессер Александр Иванович, генерал-майор; 9. Давыдов Денис Васильевич, генерал-майор; 10. Денисов Василий Тимофеевич, генерал-майор; 11. Жевахов, Иван Семенович, князь, генерал-майор; 12. Кнорринг Отто Федорович, генерал-майор; 13. Княжнин Александр Яковлевич, генерал-майор; 14. Кутузов Александр Петрович, генерал-майор; 15. Ляпунов Дмитрий Петрович, генерал-майор; 16. Мелиссино Алексей Петрович, генерал-майор; 17. Меллер-Закомельский Егор Иванович, барон, генерал-лейтенант; 18. Понсет Михаил Иванович, генерал-майор; 19. Поццо ди Борго Карл Осипович, граф, генерал-майор; 20. Рахманов Василий Сергеевич, генерал-майор; 21. Скалон Антон Антонович, генерал-майор; 22. Титов Николай Федорович, генерал-майор; 23. Тучков 4-й Александр Алексеевич, генерал-майор; 24. Ушаков Павел Николаевич, генерал-майор; 25. Хрущов Иван Алексеевич, генерал-майор; 26. Чичерин Николай Александрович, генерал-майор; 27. Щербатов Николай Григорьевич, князь, генерал-майор; 28. Эссен Иван Николаевич, генерал-лейтенант.
Фрагменты портретов генералов с наградными колодками, состоящими из ордена Святого Георгия IV степени и медали «В память Отечественной войны 1812 года»

Фрагменты портретов генералов с наградными колодками, состоящими из ордена Святого Георгия IV степени и медали «В память Отечественной войны 1812 года»: 1. Аргамакова 2-го Ивана Андреевича; 2. Балабина Петра Ивановича; 3. Вельяминова Ивана Александровича; 4. Волкова Михаила Михайловича; 5. Гейденрейха Ивана Григорьевича; 6. Гине Якова Егоровича; 7. Гогеля Федора Григорьевича; 8. Грессера Александра Ивановича; 9. Давыдова Дениса Васильевича; 10. Денисова Василия Тимофеевича; 11. Жевахова, Ивана Семёновича; 12. Кнорринга Отто Федоровича; 13. Княжнина Александра Яковлевича; 14. Кутузова Александра Петровича; 15. Ляпунова Дмитрия Петровича; 16. Мелиссино Алексея Петровича; 17. Меллер-Закомельского Егора Ивановича; 18. Понсета Михаила Ивановича; 19. Поццо ди Борго Карла Осиповича; 20. Рахманова Василия Сергеевича; 21. Скалона Антона Антоновича; 22. Титова Николая Федоровича; 23. Тучкова 4-го Александра Алексеевича; 24. Ушакова Павла Николаевича; 25. Хрущова Ивана Алексеевича; 26. Чичерина Николая Александровича; 27. Щербатова  Николая Григорьевича; 28. Эссена Ивана Николаевича. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж.

Подобного числа портретов достаточно для того, чтобы на основании анализа внешнего вида наград говорить об общих чертах наградных колодок рассматриваемой эпохи.

Как нетрудно заметить, под № 1 в списке отобранных фрагментов портретов значится генерал-майор Иван Андреевич Аргамаков 2-й. Приведем его портрет целиком, с целью уточнить, о каком именно портрете идет речь. До недавнего времени считалось, что на этом холсте запечатлён Иван Васильевич Аргамаков 1-й.

Портрет генерал-майора Ивана Андреевича Аргамакова 2-го. Ранее считался портретом Ивана Васильевича Аргамакова 1-го. Мастерская Джорджа Доу. 1822-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж
Портрет генерал-майора Ивана Васильевича Аргамакова 1-го. Ранее считался портретом Ивана Андреевича Аргамакова 2-го. Мастерская Джорджа Доу. 1822-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Однако портреты генералов-однофамильцев в галерее оказались поменяны местами.  Разобраться с исторической путаницей смог Александр Владимирович Кибовский, мастерски применивший историко-предметный метод атрибуции, доказав на страницах статьи «Прогулки по Эрмитажу. Загадки Военной галереи Зимнего дворца», опубликованной в 13 номере журнала «Цейхгауз», различия между наградами генералов, которыми они были награждены и наградами, изображёнными на портретах[23].

Возвращаясь непосредственно к теме наградных колодок, приведем заслуживающий набольшего внимания портрет генерал-майора Ивана Алексеевича Хрущова, фрагмент которого расположен в списке под № 25. На колодке генерала присутствует неуставная пристёжка, обозначающая награждение золотым оружием «За храбрость».

Портрет генерал-майора Ивана Алексеевича Хрущова. Мастерская Джорджа Доу. 1822-1825 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Стоит уточнить, что в отличии от также неуставных пряжек, которые можно иногда наблюдать на портретах офицеров эпохи Наполеоновских войн (один из них, – миниатюра, изображающая Александра Федоровича фон дер Бригена, был ранее представлен в предыдущей статье) располагавшихся отдельно, как самостоятельный элемент, данная пристёжка крепилась непосредственно на ленту ордена Святого Георгия IV степени. При этом, пристёжка состоит из двух элементов: тонкой прямоугольной пластинки, вероятнее всего золотой или позолоченной, с надписью: «За храбрость» и миниатюрной сабли.

Упомянем о том, что золотой саблей «За храбрость» с алмазами Иван Андреевич был награждён именно за подвиги 1812 года, а ордена Святого Георгия IV степени удостоен в 1814 году, за отличие при Фер-Шампенуазе[24]. Следовательно, ранее этого времени наградная пристёжка на мундире генерала появиться не могла.

Кроме портрета генерала Хрущова, неуставные пряжки и пристёжки среди других портретов Военной галереи не встречаются. Не стоит их путать со знаками шведского ордена Меча в виде миниатюрного изображения меча, размещённого остриём вверх, которые присутствуют на портретах Императора Александра I, генерал-фельдмаршала князя Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, генералов от кавалерии: графа Леонтия Леонтьевича Беннигсена, барона Фердинанда Федоровича Винцингероде, генерала от инфантерии, графа Александра Федоровича Ланжерона, генерал-лейтенанта, графа Людвига Георга фон Вальмодена.

Фрагменты портретов генералов со знаками шведского ордена Меча в виде заколки: 1. барона Фердинанда Федоровича Винцингероде, 2. графа Александра Федоровича Ланжерона, 3. графа Леонтия Леонтьевича Беннигсена, 4. графа Людвига Георга фон Вальмодена. Мастерская Джорджа Доу. 1819-1827 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

К сожалению, практика использования таких наградных пряжек не была утверждена законодательно и постепенно сошла на нет, уступив в первые годы Николаевского царствования Знаку отличия Беспорочной службы.

Но приступим к более подробному анализу выбранных наградных колодок.

Из всего ряда колодок значительно выбивается фрагмент № 20 (портрет генерал-майора Василия Сергеевича Рахманова), на котором медаль «В память Отечественной войны 1812 года» расположена правее ордена Святого Георгия IV степени, хотя, конечно должна была располагаться левее ордена.

Портрет генерал-майора Василия Сергеевича Рахманова. Мастерская Джорджа Доу. 1826-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

При этом, на портрете отсутствует орден Святого Георгия III степени, о чём справедливо говорит Александр Александрович Подмазо[25]. Рахманов получил III степень Святого Георгия в 1813, а умер в 1816 году[26], потому могло просто не остаться портрета с крестом ордена III степени, и именно эта версия выглядит наиболее вероятной. Но пока что, портрет по-прежнему остаётся одной из многочисленных загадок Военной галереи.

Вскользь упомянув, что колодки на фрагментах № 9 – Д. В. Давыдов, 16 – А. П. Мелиссино, 17 – Е. И. Меллер-Закомельский расположены на гусарских генеральских мундирах (№ 9 и 16 – на доломанах, № 17 – на ментике), невозможно не остановиться на изображении одной из самых каноничных и узнаваемых наградных колодок всей галереи, которая принадлежала Денису Васильевичу Давыдову.

Портрет генерал-майора Дениса Васильевича Давыдова. Мастерская Джорджа Доу. 1822-1828 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Обстоятельства награждения героя Отечественной войны «Георгием» IV степени общеизвестны и описаны самим Давыдовым на страницах знаменитого «Дневника партизанских действий 1812 года». Не имея непосредственного начальства, прославленный партизан был вынужден сам просить в письме светлейшему князю (М. И. Кутузову) о высокой награде, которую получил 20-го декабря 1812 года. Уже после награждения, гусар жалел, что не набрался смелости просить ордена III класса, объясняя свою скромность высоким мнением об ордене[27].

На большинстве представленных фрагментах портретов верхний луч креста ордена Святого Георгия IV степени обёрнут орденской лентой с одной стороны (фрагменты № 3 – И. А. Вельяминов, 7 – Ф. Г. Гогель, 8 – А. И. Грессер, 9 – Д. В. Давыдов, 10 – В. Т. Денисов, 12 – О. Ф. Кнорринг, 16 – А. П. Мелиссино, 22 – Н. Ф. Титов, 24 – П. Н. Ушаков, 26 – Н. А. Чичерин 28 – И. Н. Эссен) или с двух сторон (фрагменты № 1 – И. А. Аргамаков, 5 – И. Г. Гейденрейх, 11 – И. С. Жевахов, 15 – Д. П. Ляпунов, 17 – Е. И. Меллер-Закомельский, 18 – М. И. Понсет, 20 – В. С. Рахманов, 25 – И. А. Хрущов). На фрагментах № 2 – П. И. Балабин, 4 – М. М. Волков, 6 – Я. Е. Гине, 21 – А. А. Скалон, 27 – Н. Г. Щербатов лента обёрнута вокруг креста таким образом, что скрывает один угол верхнего луча, при том, что противоположный угол того же луча располагается над лентой. На фрагменте № 11 – И. С. Жевахов конец орденской ленты расположен с правой стороны.

Более редкую группу (фрагменты № 13 – А. Я. Княжнин, 14 – А. П. Кутузов, 19 – К. О. Поццо ди Борго) составляют орденские кресты, верхние лучи которых полностью видны, за счёт того, что лентой обернуто только ушко крестов.

И, наконец, на фрагменте № 23 изображён крест ордена с хорошо видимым ушком и кольцом, в которое вставлялась орденская лента. Ссылаясь на исследовательский опыт, заметим, что данный способ ношения креста на ленте более характерен именно для первых годов Александровского царствования, и даже, в некоторой степени, последних годов царствования Екатерининского. Что неудивительно, ведь на портрете, которому принадлежит данный фрагмент, изображен никто иной, как генерал-майор Александр Алексеевич Тучков 4-й, геройски погибший в день Бородинской битвы.

Портрет генерал-майора Александра Алексеевича Тучкова 4-го. Мастерская Джорджа Доу. 1822-1825 гг. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Поскольку, портрет писался художником Доу значительно позже времени смерти, предположительно с прижизненного портрета, выполненного А.Г. Варнеком между 1810 и 1812 годами[28], то на нём не могло быть медали «В память Отечественной войны 1812 года». Данный факт также отмечается в работе Александра Александровича Подмазо[29]. Добавление Джорджем Доу на портрет генерала Тучкова медали, вероятно, обоснованно разными фактами, среди которых – необходимость подчеркнуть участие Александр Алексеевича в Отечественной войне.

Так как, генералы Отто Федорович Кнорринг (фрагмент № 12) и Антон Антонович Скалон (фрагмент № 21) также умерли в 1812 году[30] и не дожили до учреждения медали «В память Отечественной войны 1812 года», можно с уверенностью утверждать, что медали на их портреты были добавлены художником Доу, поэтому, ленты этих медалей сложены исключительно в соответствии с веяниями моды начала 20-х годов.

Интересно, что сама медаль, изображенная на портрете Тучкова, уменьшенного размера (приблизительно 22 мм) с другим способом крепления ушка, условно называемого «Кавалерийского» типа. К сожалению, на рассматриваемых фрагментах, большинство ушек медалей скрыто лентами, и о размерах медалей судить крайне трудно. Вместе с тем, с большой долей вероятности, можно утверждать, что на фрагментах № 13 – А. Я. Княжнин и 22 – Н. Ф. Титов изображены именно такие медали.

Прорисовка деталей орденов и медалей на представленных фрагментах на достаточном уровне, но в зависимости от непосредственного размера объекта, различается даже внутри одного креста. К примеру, на фрагменте № 10 на верхней части верхнего луча креста ордена Святого Георгия IV степени заметен небольшой скол эмали, при этом, центральный медальон креста, изображающий всадника на коне, смазан. На других центральных медальонах крестов (за исключением фрагментов № 8 – А. И. Грессер и 24 – П. Н. Ушаков – из-за угла поворота креста и № 1 – И. А. Аргамаков, 20 – В. С. Рахманов, 25 – И. А. Хрущов – из-за малого общего размера) изображение всадника достаточно четкое. Хорошо заметна разница в толщине орденских крестов на фрагментах № 24 – П. Н. Ушаков и 28 – И. Н. Эссен, расположенных к зрителю плоской своей частью.

На большинстве медалей, с той или иной степенью четкости, просматриваются контуры треугольника «Всевидящего ока» — основной части рельефа аверса. Исключение, опять же из-за угла расположения, составляют фрагменты № 1 – И. А. Аргамаков и 28 – И. Н. Эссен. На фрагментах № 2 – П. И. Балабин, 6 – Я. Е. Гине, 15 – Д. П. Ляпунов, 18 – М. И. Понсет, 19 – К. О. Поццо ди Борго, 20 – В. С. Рахманов можно заметить отдельные прорисованные лучи сияния, окружающего «Всевидящее око».

На анализируемых фрагментах портретов относительная высота петличных орденских лент в колодке не превышает, или не боле чем в половину превышает высоту креста ордена Святого Георгия IV степени. О точной ширине орденских лент однозначный вывод сделать сложно, ввиду нелинейного их расположения.

Сами колодки, за исключением тех, что показаны на гусарских мундирах, расположены достаточно на небольшом расстоянии по отношению к воротнику и ряду пуговиц.

При этом, на фрагментах № 3 – И. А. Вельяминов, 10 – В. Т. Денисов, 12 – О. Ф. Кнорринг, 17 – Е. И. Меллер-Закомельский, 26 – Н. А. Чичерин левый луч шейного креста ордена Святого Владимира частично перекрывает ленту ордена Святого Георгия IV степени, в случае с фрагментом № 20 – В. С. Рахманов – ленту медали «В память Отечественной войны 1812 года».  На фрагменте № 14 – А. П. Кутузов такое же явление наблюдается для нижнего луча креста ордена Святого Владимира. На фрагментах № 1 – И. А. Аргамаков, 5 – И. Г. Гейденрейх, 7– Ф. Г. Гогель, 8 – А. И. Грессер, 10 – В. Т. Денисов, 15 – Д. П. Ляпунов левый луч креста все того же ордена, по крайней мере, касается Георгиевской ленты.

На фрагменте № 21 (генерал-майор Антон Антонович Скалон) левый луч алмазного знака ордена Святой Анны II степени частично скрыт лентой ордена Святого Георгия IV степени, при этом, нижний камень, украшающий луч ордена, находится поверх креста Святого Георгия. Антон Антонович Скалон, как и Федор Григорьевич Гогель (фрагмент № 7) запечатлены в двубортных мундирах, кои на портретах галереи встречаются крайне редко. При этом, в обоих случаях, колодка из двух наград располагалась левее левого ряда пуговиц.

Подводя итоги, можно сказать, что, несмотря на кажущуюся на первый взгляд, неоднородность наградных колодок на портретах, все же можно выделить несколько общих черт. Таких как: оборачивание орденской ленты вокруг верхнего луча креста, скрытые лентами медальные ушки, относительно небольшая высота самих петличных лент, малое расстояние колодки от воротника и ряда пуговиц. Типично отсутствие в импровизированных наградных колодках твердой основы в виде геометрической фигуры, а, следовательно, произвольные формы сложения петличных лент со всевозможными изгибами и заломами, и в конечном итоге – уникальность каждой отдельной колодки.

Такими предстали пред нами наградные колодки с орденом Святого Георгия IV степени и медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на портретах Военной галереи Зимнего дворца.

Результаты этого мини-исследования будут в равной степени полезны и фалеристам, и реконструкторам, и всем тем, кто интересуется историей Отечественных наград.

В свою очередь, если эта статья будет иметь отклик и понравится читателям, имеет смысл продолжить тему исследований наградных колодок на портретах Военной галереи, тем более, что значительная часть интересного материала еще ждет своего часа.

По-прежнему, связаться с автором, высказать свои пожелания, предложения, аргументированную и подкрепленную источниками критику Вы можете по адресу электронной почты: s.n.golovin@mail.ru .

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 годах: Военная галерея Зимнего дворца, издаваемая с высочайшего соизволения и посвященная его Императорскому высочеству государю императору: жизнеописания / соч. генерал-лейтенанта А. И. Михайловского-Данилевского. – С.-Петербург: издание И. Песоцкого, 1845-1849. –  Т. 1–6.

[2] Военная галерея 1812 года: издано по повелению государя императора / [под ред. и с предисл. Вел. кн. Николая Михайловича; при участии А.А. Голомбиевского]. –  С.-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1912. — 294 с.: портр.

[3] Глинка В.М., Помарнацкий А.В. Военная галерея Зимнего дворца. – 3-е изд., доп. – Л.: «Искусство», 1981, 240 с.

[4] Подмазо А.А. «Толпою тесною художник поместил сюда начальников народных наших сил…». (К вопросу об отборе генералов для написания портретов в Военную галерею Зимнего дворца). // Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях / Сборник материалов XIV-й Всероссийской научной конференции 14-15 октября 2006 года. – Малоярославец, 2006, С.287-297.

[5] Подмазо А.А. Декабристы и Военная галерея // Эпоха 1812 года. Исследования. Источники. Историография. VI. Труды ГИМ. Вып. 166. М., 2007. С. 203–215

[6] Подмазо А. А. Живописный памятник Отечественной войне 1812 года: [создание Военной галереи Зимнего дворца]. Российская история. М.  2012. –  № 6. — С. 128-143

[7] Подмазо А.А. Кругом «плащи, да шпаги…» (К вопросу об авторских повторениях генеральских портретов из Военной галереи Зимнего дворца) // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. М., 2007. С. 231–252.

[8] Кибовский А.В. Прогулки по Эрмитажу. Загадки Военной галереи Зимнего дворца. // Цейхгауз. – М., 2001, № 1/13, С.18-21.

[9] Кибовский А.В. Прогулки по Эрмитажу. Загадки Военной галереи Зимнего дворца. II часть. // Цейхгауз, М., 2001, №3/15, С.28-30.

[10] Подмазо А.А. Униформологический анализ портретов из Военной галереи Зимнего дворца // Бородино в истории и культуре. Можайск, 2010. С. 281–291.

[11] Подмазо А.А. Фалеристический анализ портретов из Военной галереи Зимнего дворца // Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях. Малоярославец, 2009. С. 273–282.

[12] Там же.

[13] 5055. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание второе. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. VII. 1832. –  1833. – С. 2.

[14] 7958. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание второе. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. X. 1835. Отделение первое. 1836. – С. 246.

[15] Бартошевич В. В., Судник Г. М. Не ищите их ордена (О судьбе орденских знаков полководцев Отечественной войны 1812 года). Бомбардир, 1996, № 1(5), С. 95-103.

[16] Коломнин, Сергей Анатольевич. Продайте вашу шпагу, сударь… //Казаки: Общественно-политический и литературно-художественный журнал № 4 (57) /2013. – Москва: Б/и, 2013. – С. 32 — 38.

[17] 13.387. Полное Собрание Законов Российской Империи. С 1649 года. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. XVIII: 1767-1769. 1830. – С. 1020-1024.

[18] 17.913. Полное Собрание Законов Российской Империи. С 1649 года. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. XXIV.: С 6 ноября 1796 по 1798., 1830. – С. 590.

[19] 20.074. Полное Собрание Законов Российской Империи. С 1649 года. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. XXVI.: 1800-1801., 1830. – С. 860-862.

[20] 24.975. Полное Собрание Законов Российской Империи. С 1649 года. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. XXXII.: 1812-1814., 1830. – С. 43-164.

[21] Александр I, император. Указ-обращение к войскам. 5 февраля 1813 г. Печатный. Франц. яз. 2 л. РГБ.

[22] 5226. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание второе. – Санкт-Петербург: Печатано в типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. VII. 1832. –  1833. – С. 138-139.

[23] Кибовский А.В. Прогулки по Эрмитажу. Загадки Военной галереи Зимнего дворца. // Цейхгауз, М., 2001, № 1/13, с.18-21.

[24] Военная галерея 1812 года: издано по повелению государя императора / [под ред. и с предисл. Вел. кн. Николая Михайловича; при участии А.А. Голомбиевского]. – С.-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1912. С. 10-11.

[25] Подмазо А.А. Фалеристический анализ портретов из Военной галереи Зимнего дворца // Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях. Малоярославец, 2009. С. 273–282.

[26] Военная галерея 1812 года: издано по повелению государя императора / [под ред. и с предисл. Вел. кн. Николая Михайловича; при участии А.А. Голомбиевского]. –  С.-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1912. С. 195-196.

[27] Давыдов Д.В. Сочинения Дениса Васильевича Давыдова: в 3 ч. Изд. 4-е, испр. и доп. по рукописям автора. –   М.: В тип. Бахметева, 1860. Ч. 1: [Дневник партизанских действий 1812 года]. – С. 138.

[28] В.А. Варнек. Портреты генерала А.А. Тучкова [Электронный ресурс] // Журнал «Художественный музей» № 4 (10) 2012. http://www.nsartmuseum.ru/journal/id/74 (дата обращения: 30.11.2017)

[29] Подмазо А.А. Фалеристический анализ портретов из Военной галереи Зимнего дворца // Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях. Малоярославец, 2009. С. 273–282.

[30] Военная галерея 1812 года: издано по повелению государя императора / [под ред. и с предисл. Вел. кн. Николая Михайловича; при участии А.А. Голомбиевского]. – С.-Петербург: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1912. С. 127, 224.

 

Сергей Николаевич Головин 

Наградные колодки на портретах Военной галереи. Часть II

 

 

Фалеристика Российской Империи: исследования, факты

Фалеристика Российской империи.Торг

 

Все материалы автора

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы